Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Фотоаппарат, рассматриваемый как открытая система

АрхивКолумнисты
автор : Михаил Ваннах   25.12.2008

Чем ближе Рождество и Новый год, тем острее встает проблема оптимизации - как максимально порадовать друзей и близких, оставаясь в пределах имеющейся в наличии суммы. Михаил Ваннах знает, что придется по душе любителям зеркальных камер.

Среди многообразия мнений есть и такое, что дарить подарки не менее (если не более) приятно, нежели их получать. Но чем ближе Рождество и Новый год, тем острее встает проблема оптимизации - как максимально порадовать друзей и близких, оставаясь в пределах имеющейся в наличии суммы. Тут-то и может помочь концепция открытых систем.

Открытых систем, конечно, не в термодинамическом смысле, а в инженерном, классическим примером которого является персональный компьютер, потомок IBM PC, то есть собираемый под нужды и возможности заказчика из узлов, связанных стандартным интерфейсом. Именно РС, решительно отбросив с дороги превосходные по качеству, но закрытые по концепции продукты других фирм, стал лидером хайтека со второй половины 1980-х и сильно повлиял даже на лицо мира, в котором мы живем.

Цифровая зеркальная камера - тоже компьютер, хоть и специфический. И среди всех прочих цифровых камер зеркалка - как РС среди прочих компьютеров, в значительной степени открытая система.

Обратимся к истории. Фотокамеры начала прошлого века, здоровенные ящики с кожаным или шелковым мехом двойного или тройного растяжения, были системами, безусловно, открытыми. Фотограф собирал их буквально под каждую съемку - объектив, часто с передней доской; кассету... Ящичная камера Kodak, сделавшая фотографию массово-потребительской, была системой закрытой. Коробка продавалась уже с пленкой и после съемки отправлялась производителю для обработки фотоматериалов. Потом родился шедевр инженерной мысли Оскара Барнака и тогдашнего хайтека - однообъективная дальномерная камера Leica. Она работала на стандартной 35-мм кинопленке, только, в отличие от кинокамер, размещала кадр не поперек, а вдоль целлулоидной или триацетатной ленты. Она давала возможность менять объективы (правда, поначалу производимые только фирмой E.Leitz Optische Werke), варьируя фокусное расстояние, а у "штатников" - еще и светосилу, а значит, и резкость. Leica была защищена как патентами, так и непревзойденным качеством германской индустрии. Хотя объектив к ней крепился резьбой М39, а рабочий отрезок был общеизвестен. Так что Советский Союз, бурно индустриализирующаяся держава, выпустил клон "лейки" под именем ФЭД. А в самой Германии патенты заставили фирму Zeiss Ikon чрезмерно усложнить свои высокотехнологичные камеры Contax, сделав их чуть менее изящными. Во время Второй мировой и репортеры, и войсковые специалисты предпочитали вошедшую в песню "лейку". Ну а после войны законно-трофейные на уровне заводов Leica и Contax стали "Зорким" и "Киевом". А поскольку германские патенты перестали действовать, копии "леек" и оптики к ним стали выпускать и европейцы, и азиаты. Появилась возможность собрать себе открытую систему из комплектующих от разных производителей. Правда, на раннем этапе глобализации эта возможность была в основном потенциальной, тем не менее еще в 1960-е можно было увидеть трофейную Leica-II с 85-мм портретным объективом Юпитер-9 (клоном трофейного Sonnar).

В гораздо большей степени открытыми системами фотоаппараты стали в эру зеркалок. Тогда довольно долго стандартом крепления была резьба М42, и сменную оптику производили десятки ныне забытых фирм. А по мере того, как алгоритмы работы камер усложнялись, объективы переходили на байонетное (как у винтовочного штыка) крепление, присутствующее еще на довоенном Contax. И появились фирмы, выпускавшие оптику своей конструкции, совместимую с камерами от главных производителей зеркалок. Навскидку вспоминаются Tamron, Tokina, Sigma.

За счет больших объемов выпуска, специализации и, видимо, меньших расходов на рекламу, эти фирмы выпускали оптику сравнимого с грандами качества по меньшей цене. То есть за те же деньги можно было купить оптику или с большей светосилой, или с большим зуммированием, нежели у оригинального производителя.

Сегодня, в эру цифровых камер, имеет место тот же подход. Объектив с большей светосилой и большим зумом даст возможность в полной мере использовать радикальные преимущества матового стекла, о которых на страницах "КТ" не раз рассказывал Евгений Козловский (и, добавлю, получить в видоискателе яркую картинку, что немаловажно для людей, посадивших зрение перед монитором). А больший диапазон изменения фокусного расстояния избавляет от необходимости таскать с собой сменную оптику и позволяет реже ее менять, тем самым уберегая матрицу от пыли, а фотографа от лишней суеты. Выбор того, что вам нужно, - дело вкуса. Любая фотосистема, особенно скомпонованная, собранная на базе открытой, всегда компромисс - между ценой, весом, светосилой, диапазоном фокусных расстояний... Про качество умолчим. Все производители, выжившие на рынке, производят оптику как минимум очень неплохую, а проблемы со снимками обычно кроются в голове снимающего.

Так что, уважаемые читатели, вы вполне можете порадовать и себя, и близких новым стеклом по приемлемым ценам. И помните, что открытые системы можно применить еще много где, на пользу окружающим и к собственной выгоде.

Из еженедельника "Компьютерра" № 47-48

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.