Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Звездные гадюки и прочие валькирии

АрхивИз журнала "Компьютерра"
автор : Михаил Ваннах   18.06.2008

В образе сегодняшнего мира, который рисуют современные СМИ, фигуры террористов, вооруженных канцелярскими ножами, вырастают порой до размеров титанов, греческих божеств, предшествовавших олимпийцам.

В образе сегодняшнего мира, который рисуют современные СМИ, фигуры террористов, вооруженных канцелярскими ножами, вырастают порой до размеров титанов, греческих божеств, предшествовавших олимпийцам. Кажется, что именно они будут формировать новый мир. И это здорово отвлекает внимание почтенной публики от реальных компонентов глобальной мощи, к которым прежде всего следует отнести противоракетное и противоспутниковое вооружение американского флота.

Ну, с ракетами все понятно. Это - оружие. С которым надлежит бороться. И флот готовился к такой борьбе еще в те времена, когда ракеты были крылатыми. Тут ситуация сводилась к частному случаю решения задач ПВО, а любовь советского ВМФ к противокорабельным ракетам делала угрозу весьма реальной.

Позже, в 1960-е годы, американцы выполнили испытательные стрельбы по тактическим ракетам MGM-5 Corporal и Redstone - уже баллистическим. По целям работали корабельными ЗУР первого поколения Tartar и Terrier (см. "КТ" #737). Как всегда бывает при отработке новой тех- ники, испытания шли с переменным успехом. Принципиальная возможность перехвата баллистических ракет корабельным управляемым оружием была продемонстрирована, но дальнейшие работы свернули. Флот сосредоточился на повышении эффективности за счет стандартизации и перехода на новую, твердотельную и цифровую, элементную базу.

Кинетичская боеголовка LEAP, использованная при испытании FTR-1A

Потом настали 1980-е годы. Выбившийся в президенты из актеров Рональд Рейган провозгласил программу с киношным именем "Star wars". Программа была крутая - рельсовые электро-магнитные пушки, миниатюрные самонаводящиеся ракеты, орбитальные гамма-лазеры с ядерной накачкой, наземные лазеры на фтороводороде с истечением. Последние очень смахивали на те прожекторные лучи, что чертят небо над лос-анджелесским Студио-сити и известны миллиардам землян по заставкам фильмов. Может быть, потому вожди социалистического лагеря, обожавшие западные ленты на закрытых просмотрах, и купились, прозевав реальные экономические процессы, прикончившие СССР. И программа "звездных войн" как-то так незаметненько сошла в царство теней, упокоившись на полках архивов.

Но проблема осталась. И мы рискнем предположить, что проблема эта, вопреки общему мнению, не борьба с баллистическими ракетами, а со спутниками. Да-да, именно так. Хоть существующая ныне программа Пентагона, породившая Aegis Ballistic Missile Defense System - систему ПРО "Иджис", - и есть дитя противоракетного Missile Defense Agency того же Минобороны США.

Почему так? Обратимся к истории. Стоит человеку что-то изобрести - и он немедленно приспосабливает изобретение для войны. Появились колеса, которые могут покалечить попавшую под них ногу, - и помчались по Ближнему Востоку боевые колесницы. Оружие обычно возникает из вредных свойств. Вот была желтая краска, пикриновая кислота, взрывчата - додумались ее прессовать в мелинит (aka шимоза). А отбеливавший ткань и бумагу хлор был ядовит - нобелевский лауреат Фриц Габер придумал удушать им людей.

Вспомним заодно, что орбитальный характер космических полетов привел СССР к необходимости создания кораблей космической связи, позволяющих увеличить время нахождения космического аппарата в "зоне контакта". Для этого "научный флот" размещался в различных точках мирового океана.

Так видели суда научого флота наши "вероятные противники"

Так и спутники. Они кружат над планетой, и убивать их удобнее всего, разместив по морям корабли с противоспутниковым оружием. При этом орбитальный аппарат будет уничтожен или выведен из строя до того, как траектория полета выведет его к району, который он должен, скажем, заснять.

Но зачем убивать спутники? Каково самое распространенное их применение? Правильно, GPS! Приемник этой системы есть ныне чуть ли не в каждом коммуникаторе, чуть ли не в каждом автомобиле. Но изначально - это военная система. Даже ее автомобильно-транспортные аспекты крайне важны - протащить колонну грузовиков по незнакомой местности по кратчайшему пути - одна из важнейших задач военной логистики. А есть еще навигация воздушных и морских транспортов.

А дальше - уже чисто военные аспекты. Привязка к местности ракетных и артиллерийских батарей, равно как и их целей. Выработка сигналов для систем управления ракет, бомб и артиллерийских снарядов. Все это приносит большую пользу, и очень славно лишить противника вытекающих из данной системы благ.

Конечно, если противник пользуется GPS, то его можно просто отключить. Ну а если у противника своя система, Galileo или ГЛОНАСС? Естественно, систему эту надо убить, например, разрушив или повредив ее спутники. Корабельная ПРО дает возможность проделать это над всей акваторией мирового океана.

А есть еще и спутниковая связь. И чисто военные каналы. И гражданское вещание со спутников. И если тактические коммуникации могут быть, с колоссальной потерей пропускной способности, замещены традиционными "дальнобойными" КВ-диапазонами или релейными линиями, то исчезновение из эфира национального ТВ-вещания противника даст колоссальный выигрыш в психологической войне. Если такое вещание основывается на арендованных "стволах" коммерческих сателлитов - их можно просто отключить1. Но если спутники у противника свои, выведенные на орбиту национальными носителями, - их придется выводить из строя.

А еще метеорологические аппараты, снабжающие штабы прогнозами погоды, необходимыми для ведения боевых действий. И наконец, разведка всех диапазонов - тут комментарии просто излишни2.

Вот так ИК-сенторы LEAP видят цели перед ударом

Вот и получается, что тот, кто обеспечит себе космическое господство, займет "командные высоты" не только в обычном, но и в информационном пространстве. И, в отличие от задач полномасштабной ПРО, это задача реальная. Нет, конечно, перехват пары ракет, выпущенной странами-изгоями, возможен и вероятен. Против же массированного ядерного удара бессильна будет любая ПРО. Дело в том, что такой удар эквивалентен задействованию Машины Судного Дня, и рвать заряды в достаточно большом количестве можно прямо на своей территории (результат будет один и тот же, равно печальный). А отстрел спутников в полномасштабный ядерный конфликт может и не перерасти.

Теперь, когда мы знаем, зачем сбивать спутники, посмотрим, как это делается. Способность кораблей с комплексом Aegis работать в сети позволяет им получать необходимую для стрельбы информацию еще до выхода мишени в зону поражения. Дальше происходит пуск, и ракету ведет к цели унифицированный радар AN/SPY-1. Но главная роль принадлежит компьютерам, вычисляющим точку встречи с целью. Дело в том, что максимальная скорость ракеты не позволяет ей выйти на орбиту, догнать спутник и атаковать его с хвоста. Нет, спутник бьют в лоб3 и сразу. Промах система управления не поправит - энергии на маневры нет. Поэтому AN/SPY-1 выводит ракету RIM-161 SM-3 к рассчитанной заатмосферной точке встречи с орбитой4. Кроме командных сигналов, поступающих с корабля, используются и данные GPS5. Дальше в действие вступают сенсоры LEAP - легкой экзоатмосферной боеголовки. Они ищут, идентифицируют цель и направляют LEAP к ее наиболее уязвимому месту6.

Цель поражается при столкновении с боеголовкой на встречных курсах, при этом выделяется энергия до 130 МДж7 . Впервые одиночная цель была перехвачена 21 ноября 2002 года в ходе миссии FM-4, носившей имя Stellar Viper ("Звездная гадюка").

Во время других испытаний (в ход шли звездные "молотки", "валькирии" и пр.) были отработаны стрельбы по групповым целям и уничтожение реальных спутников. Именно это, видимо, и есть главная задача противоракетной системы Aegis.


1. Или исказить ТВ-программу, о чем не раз писал в "КТ" Бёрд Киви. [вернуться]

2. Да и затруднены в силу закрытости темы. [вернуться]

3. Традиционная южная потеха - кидание арбуза в мчащийся автомобиль - была проиллюстрирована еще в довоенной "Занимательной физике" Я. И. Перельмана. [вернуться]

4. Напомним, что одним из событий, с которых начиналась европейская наука, было вычисление орбиты кометы Галлея. Вот, наконец, и этому делу нашлось военное применение! [вернуться]

5. Трудно сказать - для повышения точности или помехоустойчивости. [вернуться]

6. Так когда-то наводчики противотанковых пушек выцеливали "погон" "Тигра" - место, где башня соединяется с корпусом. Но здесь эту задачу решает "искусственный интеллект". [вернуться]

7. Как у 24 кг гексогена. [вернуться]

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.