Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Неуязвимая бухта

АрхивИнтерактив
автор : Марина Пелепец   19.02.2009

В начале недели в Швеции стартовал суд над создателями крупнейшего в мире торрент-трекера – Pirate Bay ("Пиратская Бухта"). А возможен ли подобный процесс в нетривиальных условиях современной России?

Не далее как 16 числа текущего месяца в Швеции начался суд над создателями крупнейшего в мире торрент-трекера – Pirate Bay ("Пиратская Бухта"). Казалось бы, очевидно, что преследуют парней за нарушение законодательства об авторском праве – или, говоря доступным языком, за пиратство; однако на деле всё не так просто. В отличие от типичных сетевых "файлопомоек" прошлых лет, торрент-трекеры сами по себе не содержат незаконных материалов: фактически, это лишь своего рода коллекции ссылок, "путеводители" по файлам, выложенным людьми со всех уголков мира. Следовательно, доказать виновность ставших легендарными администраторов "Бухты" – Фредрика Нейжа, Готтфрида Свартхольма Варгу, Петера Сунде Колмисоппи и Карла Лундстрема – будет нелегко: да, они создали портал, да, они руководили его работой, однако далеко не факт, что они "догадывались", какой именно контент распространялся посредством их детища. Точнее, конечно же, догадывались и даже знали, однако ведь по логике вещей судить за пиратство следует не их, а пользователей, усердно шаривших DVD-рипы и свежескопированные с дисков софт и музыку. А аудитория Pirate Bay, на минуточку, составляет 25 миллионов человек.

Да и вообще – кто сказал, что если вы скачали в Сети альбом какой-нибудь группы в формате mp3, ничего за это не заплатив, то это обязательно является правонарушением? Сотни коллективов ( также, к примеру, разработчиков ПО) абсолютно осознанно предлагают ознакомиться со своим творчеством именно таким образом, и среди них есть не только начинающие музыканты, но и такие зубры, как, скажем, "Аквариум" (последний альбом легендарных питерцев можно загрузить в социальной сети "Круги"). Вот вам и ещё одна подножка для прокуратуры.


Готтфрид Свартхольм Варг и Фредерик Нейж

Кстати говоря, о том, что горячие шведские админы имеют все шансы в конце концов выйти сухими из воды (да ещё и получив бесплатную пиар-акцию) говорит и внезапное снятие половины обвинений, произошедшее вчера: если ранее предполагалось, что "Пираты" могут получить до двух лет тюрьмы и до 144 тысяч долларов штрафа, то теперь – минимум в два раза меньше. А все потому, что обвинителю Хокану Русвалю не удалось доказать непосредственную связь между файлами .torrent (являвшимися основными уликами по делу) и ресурсом Pirate Bay, а также объяснить принцип работы инфраструктуры DHT ("распределенная хеш-таблица"). В итоге было решено отказаться от обвинений в распространении нелегального контента, и оставить только "пособничество в распространении третьими лицами". А это, согласитесь, уже не так страшно.

Сегодня тяжело с точностью спрогнозировать, куда зайдет этот громкий показательный процесс: власти пытаются защитить интересы крупных мировых производителей контента (к примеру, зуб на "Бухту" есть у Warner Bros. Entertainment, MGM Pictures, Columbia Pictures Industries, 20th Century Fox Films, EMI Music, Sony BMG и Universal), а заодно и сделать Сеть цивилизованней, но пока есть все основания сомневаться в возможности реализации обоих этих пунктов даже на территории образцово-показательной Швеции (что естественно, ведь сервера PB разбросаны по территориям нескольких стран). Тем не менее, мы решили копнуть глубже и выяснить – а возможно ли нечто подобное в России? Скажем, чтобы правообладатели объединились против торрент-трекеров под лозунгом борьбы с пиратством и инициировали хотя бы одно столь же громкое дело? И почему этим до сих пор всерьез никто не занялся? Может, это забота властей?

Но для начала стоит привести слова Джеффа Райкса, президента бизнес-группы корпорации Microsoft; оказывается, руководство софтверного гиганта считает, что пиратство в некоторой степени способствует увеличению объёмов продаж лицензионных копий продуктов: человек, использующий нелегальную копию программного обеспечения, рано или поздно привыкнет к этому ПО настолько, что в следующий раз предпочтет приобрести лицензионную копию и стать зарегистрированным пользователем. Несмотря на то, что Microsoft не собирается прекращать борьбу с пиратством, корпорация не будет ужесточать санкции по отношению к пользователям пиратской продукции – лишнее давление на пользователей вынудит их не покупать лицензионные программы Microsoft, а искать бесплатную альтернативу этому ПО.


Джефф Райкс

Мы задали три нижеследующих вопроса разработчикам и продавцам программного обеспечения:

1. Считаете ли вы торренты однозначным злом? Ведь, к примеру, топ-менеджмент Microsoft видит в пиратстве и положительную сторону – люди подсаживаются на Windows и, в конце концов, некоторая их часть систему все же покупает.

2. Существует ли возможность объединения правообладателей на поле борьбы с торрентами всех мастей, как это нередко происходит в Европе? Или же интересы правообладателей должны защищаться властями без их непосредственного участия?

3. Планируете ли вы предпринимать какие-либо действия для борьбы с торрент-пиратством (возможно, вместе с партнерами-разработчиками)?

Виктор Алгазин, директор по продажам компании Softline

1. С точки зрения авторских прав – это, однозначно, зло, как и любая другая кража. С точки зрения PR – это отличная возможность раскрутить новый продукт, сервис.

2. Конечно же, объединение в борьбе с этим явлением даст новые возможности его участникам, а главное, придаст синергию принимаемым усилиям. Насколько мне известно, в рамках Ассоциации Предприятий Компьютерных и Информационных Технологий был создан комитет, который борется с пиратством.

3. Подобное участие вполне оправданно для организаций-правообладателей, которые защищают свои права.

Татьяна Цветкова, директор по маркетингу и PR интернет-супермаркета Softkey

1. Программное обеспечение Microsoft (как лицензионное, так и контрафактное) установлено на 90% всех компьютеров. Однако это не означает, что все эти пользователи в дальнейшем сделают выбор исключительно в пользу продукта легального происхождения. Простые инструменты защиты программы – вот причина, по которой софт можно скачать с торрента, а не маркетинговая политика его разработчика. Но и рассматривать торренты как корень зла, конечно, нельзя. Нужно отдавать себе отчет, что они возникли как веяние, и отвечают определенным запросам. И если практически любой софт для домашнего использования можно приобрести в Рунете, заплатив за него от 150 до 2000 рублей, то с видео-продукцией все гораздо сложнее. Купить лицензионный фильм в электронном формате в России невозможно. Поэтому, наверное, волевым решением в один момент запретить торренты нельзя – их существование неизбежно, поскольку альтернативой является только покупка физического носителя (DVD).

2. В принципе, такое объединение возможно. Но для достижения поставленной цели у этой организации должен быть эффективный исполнительный аппарат. В настоящее время в России активно действует ассоциация по защите интеллектуальной собственности "Русский щит", членом которой является также интернет-супермаркет ПО Softkey. В России уже принят ряд законов, ужесточающих ответственность за нарушение авторских прав, в отношении юридических лиц возбужден ряд уголовных дел.

3. Борьба – это все-таки задача государства, а не бизнеса. Это не наш путь. Интернет-супермаркет Softkey, прежде всего, ставил перед собой просветительскую задачу. Мы постоянно выступаем в СМИ, отстаивая принципы цивилизованной торговли и авторские права разработчиков. Не запрет контрафакта и борьба с ним, а осознанный выбор покупателей способны в корне изменить ситуацию. В работе мы руководствуемся этим принципом.


Помните такие диски? Сегодня на смену им пришли "файлопомойки" и трекеры

Василий Филиппов, директор по производственным операциям SPb Software

1. Не могу не согласиться с тезисом, что софтверное пиратство – это зло. Но тезис этот – из разряда очевидных. Дождь и слякоть – это тоже плохо. Мне лично очень не нравится такая погода. С другой стороны я лично могу как-то поменять погоду? Вряд ли. Есть вещи, которые надо принимать как данность, четко осознавая свою неспособность каким-то образом их изменить. Надо просто учиться с этим жить.

Я глубоко уверен в том, что большинство людей по природе не злые. И хорошо понимаю, что лучше, если они приобретают софт. Заметная доля потребителей готова платить за софт. Я лично знаю многих людей, которые пользуются торрентами, не потому, что им жалко денег. Тем более что если человек покупает телефон за несколько сот долларов, то заплатить за хорошую, удобную и качественную программу, существенно улучшающую функциональность его аппарата каких-то $15-20 долларов – не думаю, что для большинства это сколь-нибудь значимая сумма. Люди качают софт из торрентов, потому что так банально проще. То есть их пиратство вызвано не ущербностью сознания, а всего лишь отсутствием удобной и быстрой альтернативы "честного" получения программ.

Пример, подтверждающий тезис - iPhone. Большинство владельцев iPhone (и даже в России) хотя бы раз что-то покупали через Apple Store. Почему? Почему они не ищут этот софт бесплатно? Потому, что им, в принципе, не жалко денег, а Apple сделал процедуру оплаты и получения софта максимально комфортной. Удобно и дружелюбно.

Политика нашей компании в отношении пиратства проста. У нас есть пользователи, которые нам платят за наш труд. Мы их очень любим. Их гораздо больше того незначительного меньшинства, которое за наш труд платить не готово. А потому мы сделаем ВСЁ, что от нас зависит, для того, чтобы жизнь «честного большинства» с нашими продуктами была максимально удобна и комфортна. То есть мы против сложных ключей и хитроумных систем активации. Да, с пиратством надо бороться, но не в ущерб честным пользователям, не за счет их дискомфорта.

Надеюсь, что в долгосрочной перспективе такая политика переведет довольно большую часть людей в "антипиратский" стан.

2. Вы знаете, мы вне политики. С одной стороны, я не могу сказать, что мы НЕ поддерживаем тех, кто борется с пиратством во всех его проявлениях. На всех уровнях, в том числе на государственном. С другой, наша жизнь так коротка и столько всего хочется сделать. А потому мы со своей стороны вкладываем максимум усилий в производство новых качественных продуктов, улучшение системы распространения и поддержи, совершенствование систем оплаты. И мы стараемся не тратиться на создание заградительных барьеров против несознательного (надеюсь, пока несознательного) меньшинства.

3. Да, как я уже говорил выше, мы и дальше будет упрощать систему продаж и регистрации нашего софта, делая её ещё проще и удобнее. Создавая комфорт для наших пользователей. Это – единственное, что мы можем и должны делать, чтобы противостоять пиратству.

Роман Поляк, директор по развитию Alawar Entertainment

Торренты – всего лишь частный случай практического использования пиринговых сетей. Сама технология P2P – безусловное благо, она позволяет быстро и удобно скачивать "тяжелые" файлы из Сети. Её использование в целях распространения пиратской продукции неизбежно до тех пор, пока существуют сами пираты, но это не значит, что нужно начинать "священную войну" против торрент-трекеров. Их можно использовать для вполне легальных целей, и многие цифровые дистрибуторы уже делают это. Что касается правообладателей, то они сами должны вовремя заявлять о своих правах и действовать адекватно собственным представлениям о вреде, наносимом их бизнесу пиратскими раздачами.

Диапазон средств здесь огромен: от полного игнорирования до беспощадной борьбы, какое средство выбрать – каждый решает сам. Что касается нашей компании, то целевая аудитория казуальных игр скорее купит игру, чем будет качать ее с торрент-сайтов, для использования которых нужно скачивать специальные программы и разбираться в их работе. Пиратские раздачи наших игр создаются и скачиваются небольшой группой "хардкорных" пользователей, для которых использование пиратских версий является единственным способом получения программного обеспечения. Это неприятно, но неизбежно. Естественно, мы боремся с пиратами и с этой целью сотрудничаем с ассоциацией "Русский щит", которая специализируется на защите авторских и смежных прав, и пока что нас устраивает формат и результаты данного сотрудничества.

Светлана Дергачева, руководитель отдела дистрибуции ABBYY Россия

Мы боремся с торрент-пиратами и стимулируем пользователей к покупке легальных продуктов ABBYY, сотрудничая с органами власти и организациями, которые выявляют нелегальное ПО в Сети в свободной продаже.

Что касается торрент-сетей, то на текущий момент мы работаем с ними по двум направлениям – с февраля этого года в наших интересах за наличием пиратских версий на торрент-ресурсах следит наш постоянный партнер – компания "Русский Щит". Ссылки на нелицензионные копии наших продуктов оперативно удаляются, при этом условия сотрудничества с подобными ресурсами позволяют эффективно обходить даже такие уловки пользователей как "скрытые раздачи".

Кроме того, мы тесно взаимодействуем с администрациями крупнейших торрент-сетей и имеем возможность самостоятельно закрывать и удалять раздачи пиратских версий наших продуктов. Такие совместные действия позволяют нам эффективно бороться с пиратством среди конечных потребителей – ежемесячно мы отслеживаем и удаляем более 300 ссылок на нелицензионные версии.

Ну и последним мы попросили высказаться юриста - возможно ли привлечь к ответственности владельцев торрент-трекеров в нетривиальных условиях современной России?

Михаил Генин, независимый эксперт

По-хорошему, по ныне существующему законодательству в России наказать владельцев торрентов нельзя. Поскольку для нарушения законодательства об авторском праве, необходимо физически размещать нелегальные файлы на своем компьютере, а мировая судебная практика уже несколько лет показывает, что ссылки на какой-то объект признать нарушением права никак не получается. Торрент-трекер, фактически, является поисковой системой, физически никакая охраняемая законом информация на его серверах не расположена.

В принципе, этот факт должен обезопасить владельцев торрент-трекера от претензий в области гражданского делопроизводства (в случае предъявления претензий со стороны юридического лица другому юридическому или физическому лицу).

Однако гипотетически придумать ситуацию, при которой владелец торрент-трекера будет привлечен к ответственности можно. При возникновении уголовного преследования, если вдруг будет заведено уголовное дело против какого-нибудь злостного пирата, и будет доказано, что он использовал для своей противоправной деятельности торрент-трекер, можно попробовать подтянуть соучастие в преступлении, если получится доказать, что владелец торрент-трекера знал о совершении противоправного действия и предоставил информацию и инструменты для их совершения. Ситуация гипотетическая и очень, ОЧЕНЬ сложно доказуемая, но в принципе возможная.

Проще же всего бороться с торрент-трекерами административными методами. Особенно в России - как показывает пример torrents.ru. Шведы из Pirate Bay пока оказываются более крепким орешком.

Остается добавить, что крупные российские торрент-трекеры на самом деле убирают ссылки на файлы по первой же просьбе их правообладателей: к примеру, именно так все происходит в случае ресурсов torrents.ru и lostfilm.tv (по крайней мере, по словам Андрея Кравеца, имеющего самое непосредственное отношение к последнему проекту). Другое дело, что контент, официально представленный и продающийся в России, и моментально исчезающий с торрентов в результате просьб правообладателей, можно взять и приобрести. Вполне легально.

А вот нечто эксклюзивное, которое недоступно на нашем рынке по официальным каналам, убирать с торрентов никто не спешит – ведь никто и не жалуется. Получается, что попытаться покончить с торрентами раз и навсегда можно только на общегосударственном уровне посредством массированного "удара", однако все это – не более чем далёкая от реальной жизни теория, и дело "Пиратской Бухты" – яркое тому доказательство.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.