Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Многоуважаемые прадедушки

АрхивСтатьи
автор : Роман Георгиев   09.03.2006

Ответы, которые даёт наука, с каждым разом оказываются всё недоступнее пониманию публики. Взамен креационистского разумного творения учёные предлагают даже не дарвиновскую обезьяну, а вирус.

Можно сколько угодно не верить в конспирологию, но оживление в кругах креационистов, которые пытаются протащить лженаучные теории уже не только в Америке, но и у нас, вряд ли случайно. Это, впрочем, не значит, что за кулисами их направляют некие тайные силы. Скорее всего, всё дело в растущей ностальгии общества по простым ответам на сложные вопросы. А ответы, которые даёт наука, с каждым разом оказываются всё недоступнее пониманию публики. Взамен креационистского разумного творения учёные предлагают даже не дарвиновскую обезьяну, а вирус.

Именно вирусы, согласно одной из свежих теорий, были движителем эволюционного процесса на Земле во все времена и эпохи. Более того, всё живое на планете, по сути дела, произошло от вирусов - объектов, которые с равным правом могут считаться и живыми, и неживыми. Неслучайно первооткрывателю вирусов дали в своё время Нобелевскую премию за достижения в области химии, а не биологии.

Само слово "вирус" в переводе означает "яд". Причина такого странного названия кроется в истории. В конце девятнадцатого века был поставлен эксперимент: кашицу из листьев поражённого мозаичной болезнью табака прогнали сквозь тончайший фильтр, непроницаемый даже для самых мелких бактерий. Когда от получившейся жидкости заразились здоровые растения, научный мир, ещё не пришедший в себя после открытий Луи Пастера, понял, что столкнулся с новой разновидностью возбудителей болезней.

Любой вирус представляет собой цепочку ДНК и/или РНК и белковой оболочки. Долго считалось, что вирусы сами по себе являются сугубо паразитическими структурами. Для размножения им нужны более сложные и действительно живые организмы. Напрашивается вывод, что вирусы появились позднее всех прочих форм жизни и представляют собой деградировавшие биологические образования.

Похоже, однако, дело обстоит несколько сложнее.

"Крошка" Мими

"Это определённо вирус, но, господи, каких же он размеров!" - так реагировали коллеги микробиологов Бернара Ла Сколы и Дидье Рауля из марсельского Средиземноморского университета во Франции, когда среди знакомого большинству набора всякой болезнетворной "микроживности" обнаружилось нечто, чего раньше никто не видел. По форме и другим атрибутам выходило, что это, определённо, вирус. Но по размерам он походил на бактерию, и, как выяснилось, именно за бактерию его раньше и принимали. Его даже назвали как бактерию: брэдфордкокк (Bradfordcoccus). Считалось, что это болезнетворный микроорганизм, вызывающий острую форму пневмонии.

Сейчас уже известно, что четырёхсотнанометровый монстр, окрещенный мимивирусом, селится только в амёбах и для человека безопасен (хотя у некоторых людей обнаружены антитела к нему). У брэдфордкокка обнаружился колоссальных размеров геном: 1,2 миллиона букв, что, как минимум, вдесятеро длиннее типичного вирусного генома, втрое длиннее генома канареечной оспы, другого вируса-гиганта. Даже геномы некоторых паразитических бактерий уступают ему по длине.

У мимивируса найдены гены, отвечающие за кодирование белков, ферменты восстановления ДНК и другие белки. Доселе учёные полагали, что на это способны только более сложные клеточные организмы. Казавшаяся незыблемой граница между эукариотами и вирусами изчезла как с белых яблонь цвет. Оказалось, что вирусы не всегда мельче и примитивнее по генетическим характеристикам, чем любая, даже самая простая бактерия. Мимивирус приходится выделять фактически в отдельное надцарство - крупных ДНК-вирусов.

Отдельные наиболее характерные гены мимивируса, например, те, которые отвечают за производство белкового покрытия вируса, имеются у всех вирусов, способных заражать живые организмы. Вывод из этого следует воистину радикальный: мимивирус или его предок сформировался ещё до возникновения всех трёх известных биологам надцарств и сыграл ключевую роль в формировании живых клеток в их нынешнем виде. Следовательно, всё живое, включая, естественно, человека, в какой-то степени может обратиться к любому вирусу: "Многоуважаемый прадедушка..."

С чего всё начиналось

Вскоре после установления истинной природы мимивируса удалось обнаружить ещё более древние вирусы, далеко отстоящие от других в генетическом плане. Эти открытия заставляют биологов, пусть и неохотно, признать: вирусы оказались не паразитами, а движителями эволюции.

Можно предположить, что когда шло формирование трёх вышеупомянутых надцарств - эукариотов, бактерий и архебактерий, крупный ДНК-вирус вторгся в некую протобактерию и, вместо того чтобы убить её, попросту там поселился. Ядро современной живой клетки и сложные ДНК-вирусы во многом схожи: и те, и другие воспроизводятся в цитоплазме и одинаково используют её механизмы для получения новой мембраны для себя. Как и ядра клеток эукариотов, крупные ДНК-вирусы обладают характерными ферментами для формирования оболочки информационной РНК, а кроме того, и для тех, и для других характерны хромосомы одного типа.

Некоторые учёные не исключают, что последний общий предок всех трёх (или уже четырёх) надцарств представлял собой нечто вроде нынешних вирусов, и следовательно, вирусы появились вообще раньше всех, а их зависимость от клеток - следствие позднейших деградационных процессов. Избыточные размеры генома мимивируса дают основания полагать, что и он всё-таки несколько деградировал и сбросил часть генов, в том числе и те, которые позволяли ему воспроизводиться самостоятельно. Сохрани он эти гены (если таковые вообще были), его нельзя было бы причислить к вирусам.

Это предположение поддерживают далеко не все, хотя сама природа вирусов, машин для воспроизводства и выживания (если вообще относить их всё-таки к живым существам), и механика их деятельности свидетельствуют в пользу теории об их первичности по отношению к прочим надцарствам.

Тут нельзя не вспомнить ещё одну любопытную гипотезу.

Манна небесная

В 2001 году астроном Чандра Викрамасингх и его знаменитый коллега Фред Хойл (между прочим, автор самого термина "Большой взрыв") опубликовали две статьи - "Эволюция жизни: космическая перспектива" и "Жизнь из космоса: нарастающая парадигма". В них обосновывалась возможность прибытия на Землю первых зачатков биологической жизни вместе с осколками комет.

Хойл и Викрамасингх взяли на себя смелость утверждать, что космос по-прежнему с неменьшей интенсивностью "бомбит" нашу планету вирусными агентами, способными взаимодействовать с существующими формами жизни. В частности, нашумевшую в 2003 году атипичную пневмонию (SARS) Викрамасингх считает как раз таким "гостем", равно как и катастрофически смертоносную пандемию "испанки" 1918 года (об этом Викрамасингх рассуждает в другой статье, вышедшей в медицинском журнале The Lancet).

Дело в том, что распространение "испанки" заметно отличалось от обычного, горизонтального распространения вируса гриппа. Обычный грипп распространяется сравнительно медленно, тогда как "испанка" почти моментально появлялась в удалённых друг от друга регионах и даже в местах, изолированных от внешнего мира. Это, по мнению астронома, только одно из косвенных доказательств "вертикального" проникновения патогена.

Куда более основательным выглядит тот факт, что жизнеспособные микроорганизмы, причём не только вирусы, но и бактерии, буквально кишат в верхних слоях атмосферы - на высоте порядка 40 км (а высота 60 км считается уже открытым космосом). И могли ли они подняться с конвекционными потоками на такую высоту - вопрос открытый.

Что всё это может значить

Во-первых, похоже, появилась очередная научная альтернатива "летающему макаронному монстру", каковой (ну, конечно же!) и есть истинный творец всей жизни на Земле.

А если серьёзно, то сейчас учёным, по-видимому, придётся фундаментальным образом пересмотреть своё отношение к вирусам. И, возможно, на попятную придётся идти не только научным деятелям, но и простым обывателям, интерес которых к вирусам, впрочем, ограничивается, главным образом, стремлением не подцепить какой-нибудь грипп, ВИЧ и прочую мерзость.

Кроме того, если вирусы действительно "градом валятся из космоса", прилетая вместе с осколками комет, мелкими метеоритами и прочей пылью и действительно способны взаимодействовать с клетками живых организмов, то нельзя исключать и новых сюрпризов.

Кто-то там заикался про "царя природы"?

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.