Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Ученики чародея

Архив
автор : Дмитрий Шабанов   18.04.2007

Мы уже писали что, по мнению Освальда Шпенглера, пользователи компьютеров и читатели журналов являются порождением фаустианской цивилизации. Центральный архетип западной культуры - доктор Фауст, взыскующий запредельного и вступающий в результате своих поисков в контакт с опасными и разрушительными силами.

Мы уже писали ["Пристальный взгляд питона" ("КТ" #669-670)], что, по мнению Освальда Шпенглера, пользователи компьютеров и читатели журналов являются порождением фаустианской цивилизации. Центральный архетип западной культуры - доктор Фауст, взыскующий запредельного и вступающий в результате своих поисков в контакт с опасными и разрушительными силами. В начале XX века, когда Шпенглер давал характеристики основным цивилизациям в истории человечества, он еще не мог знать, каким фаустианским отзвуком откликнется экологический кризис, порожденный нашими победами над природой…

Архетипы, межчеловеческие культурные матрицы, могут проявляться в различных формах. Проявлениями обсуждаемого архетипа являются, к примеру, истории Гамлета, Вернера фон Брауна, многих других изобретателей, и даже самого Адама, вкусившего запретный плод древа познания добра и зла. Одной из интереснейших классических метаморфоз фаустианского архетипа является история ученика чародея.

…Движимый любопытством, ученик чародея воспользовался отсутствием своего учителя, проник в секретную комнату, открыл книгу заклинаний, к которой не имел права прикасаться, и прочел из нее наудачу строку, смысла которой не понимал. Этими словами он вызвал демона, который убил бы неопытного наглеца, если бы тот не нашел применение его разрушительным силам. Ученик чародея попросил демона полить комнатный цветок. Вызванное этим наводнение (экологическая катастрофа) заставило учителя вернуться домой и обуздать разрушительную силу, вызванную по неопытности…

Приведем примеры современной заботы о засыхающих цветках - то есть, для начала, о страдающих от паразитов животных.

Осознали ли вы, сколь опасна коровья отрыжка? Рогатый скот способен расщеплять полученную с пищей целлюлозу благодаря сложному комплексу бактерий, населяющему желудок каждой коровы или быка. Вроде бы самым опасным продуктом происходящих в этом реакторе процессов [На заборе сидит кот,//Потребляет кислород.//Под забором стоит як,//Выделяет аммиак.Автор неизвестен] оказывается газ, вырывающийся наружу изо рта. Речь идет о метане, продукте деятельности метаногенных архебактерий. И дело не только в том, что на его синтез тратится часть органики, которая могла бы преобразоваться в молоко или говядину. Метан (наряду с углекислым газом) - важнейший парниковый газ, и до 4% его поступления в атмосферу якобы связано с бессчетными стадами коров, заполонившими пастбища планеты. За последние полвека содержание метана в атмосфере выросло в шесть раз [Кстати, по одной из версий остановка в росте озоновых дыр - "раковых опухолей" воздушной оболочки нашей планеты - связана как раз с накоплением метана, способного стабилизировать озон в верхних слоях атмосферы], и коровы, разумеется, внесли свой вклад. В этой связи профессор Винфред Дрохнер из Университета Гогенхайма в Штутгарте предложил "таблетку" (размером с кулак), которая, в сочетании с диетой, способна на несколько месяцев подавить деятельность внутрижелудочных метаногенов. Остается надеяться, что отучение коров от отрыжки не будет сопровождаться незапланированными последствиями, кроме дополнительной мороки и радостного ощущения соучастия в решении планетарных проблем.

Вторая из обсуждаемых нами идей потенциально опаснее, хоть и практичнее. Она призвана помочь в борьбе с малярией - болезнью, от которой сегодня умирает около миллиона человек в год. К счастью для "золотого миллиарда", это, в основном, жители теплых (читай: развивающихся) стран. Однако одним из возможных результатов глобального потепления может стать приход малярии в Европу, районы США с умеренным ныне климатом и, например, в центральные регионы России.

Возбудителем болезни является малярийный плазмодий, простейшее из типа Апикомплексные. Кстати, как показали исследования генома этого существа, оно когда-то имело хлоропласты (то есть было растением), но утратило их в результате приспособления к паразитизму. Промежуточным хозяином плазмодиев является человек (в нашем теле происходит бесполое размножение паразита), а окончательным (дающим пристанище половому поколению) - малярийный комар Anopheles. Люди заражаются от укусов больных комаров, а комары - кусая больных людей. Массовый выход плазмодиев в кровь человека сопровождается сильным жаром, привлекающим комаров… Раз так, патологическую цепочку можно прервать не только на стадии человека, но и на стадии комара.

В университете Джона Хопкинса в Балтиморе выведены трансгенные комары, устойчивые к малярийному плазмодию. Чтобы отличать таких комаров от обычных, им, кроме прочего, придан зеленый блеск в глазах. По утверждению их создателей, зеленоглазые комары демонстрируют повышенную жизнеспособность и потенциально способны вытеснять уязвимую для малярии дикую форму. Итак, если выпустить таких трансгенных существ в природу, комаров не станет меньше, они не станут пить меньше крови - но зато перестанут разносить малярию! Вопросы, почему комары не приобрели устойчивость к малярии сами, как будет в новых условиях эволюционировать малярийный плазмодий и удастся ли при необходимости остановить высокотехнологичных комаров, остаются без ответа.

Ученик чародея позаботился о комнатном цветке, который страдал без воды. Растения океана страдают не от недостатка воды, а от нехватки элементов-биогенов, в первую очередь - фосфора и железа. Фосфора океанские просторы требуют немеряно, а железом, при должной исполнительности демона, их можно обеспечить. Зачем? Чтобы бороться с глобальным потеплением, снижая количество углекислоты в атмосфере. Вот в начале этого года миллиардер Ричард Брэнсон предложил награду в $25 млн. за оригинальную технологию связывания углекислоты.

Калифорнийская компания Planktos отправила в Тихий океан судно "Weatherbird II", чтобы оно сбросило в воду 50 тонн железа в доступной для планктонных водорослей форме. По замыслу, взрыв продуктивности океана приведет к дополнительному изъятию из атмосферы пяти миллионов тонн CO2. Компания, которая выражает интересы покупателей квот на выбросы углекислоты (согласно Киотскому протоколу) надеется, что нынешний эксперимент станет началом большого пути.

Как дополнительная продукция подействует на океанские экосистемы, не знает никто. Ясно, что с ее разложением часть связанной углекислоты вернется в морскую воду (закисляя ее), а затем и в атмосферу. Кстати, на производство железа для планктонных водорослей нужно потратить немало энергии и других ресурсов, получение и расходование которых связано с дополнительными выбросами парникового газа. Однако думать о последствиях некогда: надо освоить имеющиеся инвестиции и получить последующие.

…Жаль только, у нас нет оснований надеяться, что чародей узнает о наших проблемах, вернется домой и наведет порядок, устранив последствия нашего безрассудства.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.