Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Информация или дух?

Архив
автор : Анатолий Шалыто   30.03.2006

Один очень сильный студент на вопрос, почему он не ходил на мои лекции, ответил, что на одной лекции был, но полученной информации ему было недостаточно.

Один очень сильный студент на вопрос, почему он не ходил на мои лекции, ответил, что на одной лекции был, но полученной информации ему было недостаточно.

Я понял, о чем идет речь, но с ним не согласился, так как на лекциях ставлю перед собой цель мотивировать способных к программированию, специально отобранных молодых людей заниматься наукой в указанной области. При этом, естественно, мотивация в первую очередь связана не с информацией, а с духом и волей.

На лекциях я рассказываю, как и какие научные результаты получены мною лично или при моем участии, полагая, что более способные, чем я, люди, будучи мотивированы, смогут вдохновиться и добиться в науке значительно большего, чем удалось мне.

Обучение технологии научной работы на личном примере встречается так редко, что я за свою жизнь столкнулся с таким явлением лишь один раз. До сих пор помню слова профессора Владимира Андреевича Тимофеева, у которого я учился в ЛЭТИ, что учить на лекциях нельзя, а настоящее обучение происходит только при личном контакте преподавателя и студента. Он считал, что основное свое образование (образование = обучение + воспитание) получил, когда провожал одного из создателей плана электрификации России академика Г. О. Графтио до дому.

Поэтому и я стараюсь установить контакт со студентами даже при чтении лекций, не говоря уже о выполнении курсовых проектов[См. мою статью "Триединая задача одного педагогического эксперимента" // IT news, 2005, №15, с.14].

Однако нестандартность ситуации и нацеленность на практическое программирование обычно приводят к тому, что многие студенты меня не понимают. Причем степень непонимания примерно такая, как если бы людей, желающих стать дворниками, учили, скажем, лечению зубов.

В условиях, когда в стране только один процент населения считает занятие наукой престижным, подвигнуть молодых людей, классных программистов, на то, чтобы они сделали науку делом своей жизни, удается в исключительных случаях.

Даже убедить кого-либо из них заниматься наукой "по совместительству" удается крайне редко, так как они, еще будучи студентами, уже имеют творческую высокооплачиваемую работу, и многие из них не понимают, зачем еще чем-то "заморачиваться". Думаю, причина в том, что студенты, по большому счету, не верят в свои силы. А то, что в области computer science представители нашей страны все реже добиваются успехов, им безразлично, а вот мне - нет.

Для того чтобы "спастись" от армии, молодые люди еще могут (и на это их даже не надо мотивировать) поступить в аспирантуру, продолжая работать по специальности. Будучи небесталанными, они могут в свободное от работы время даже что-то сделать в науке, но любитель остается любителем, и это видно невооруженным глазом. Им, например, некогда читать, и потому в научных работах они цитируют очень мало источников. Профессионалы всего мира считают, что такое возможно лишь в двух случаях: автор вор или любитель.

Интересно, что у тех немногих, кто (как тот студент, который на моих лекциях был обделен информацией) все-таки решает серьезно заняться научной работой, возникает необходимость узнать технологию этой деятельности, и мне приходится в индивидуальном порядке читать тот же курс лекций, но в режиме "вопрос - ответ". Как говорится в одной пословице, "когда живешь, тогда доживаешь".

Известно, что учебные заведения должны нести людям знания (информацию) и умение их использовать, но университеты, в отличие, например, от техникумов или курсов повышения квалификации (которые могут называться даже Академиями), должны нести и новые, созданные в них самих знания, а также учить тому, как создавать такие знания самим. Без приобщения молодежи к науке этой цели не достичь. Для сохранения статуса университета молодые люди должны приобщаться к науке, несмотря на то что необходимости этого они часто не понимают. Очень прискорбно, но они не понимают и того, какое удовлетворение могут приносить получаемые результаты, которые в науке, в отличие от промышленного программирования, всегда персонифицированы.

Это, конечно, не про науку, но знаете ли вы, чем занимался Стив Джобс, когда Стив Возняк разрабатывал Apple II? В основном мотивировал Возняка. Пользовались бы вы сейчас плейером iPod, если бы Джобс не делал этого в свое время?

В общем, мне кажется, что сильных в основном нужно не учить, а мотивировать, а научиться они смогут и сами, на то они и сильные.

В заключение отмечу, что эта заметка продолжает разговор об "откровенном пофигизме" и "кризисе мотивации" в сфере высоких технологий, начатый в статье А. Алчевского "Разноцветные штаны" // КТ, 2005, #42.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.