Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Индия: многооконный интерфейс

Архив
автор : Олег Киреев   07.03.2006

Споры о построении "информационной экономики по индийскому образцу", начавшиеся, если не ошибаюсь, в 2003 году, важны хотя бы тем, что в них был поднят вопрос об информационной модернизации России.

<H2>Споры о построении "информационной экономики по индийскому образцу", начавшиеся, если не ошибаюсь, в 2003 году, важны хотя бы тем, что в них был поднят вопрос об информационной модернизации России. Модернизации в нашей стране, как считается, имеют догоняющий характер и потому чреваты сбриванием бород и усекновением голов. В этом контексте сопоставление с Индией выглядело неожиданно и интригующе.</H2>
<P><IMG height=146 alt="Арундати Рой первой из индийцев получила премию Букера" src="/upload/629-20-1.jpg" width=200 align=right border=0>Обе страны на протяжении ХХ века упрямо отстаивали свой уникальный путь развития, и в обеих таковой путь сейчас снова под угрозой. И там, и здесь имели место революции, чьи достижения в последнее время поставлены под сомнение. Наконец, в обе страны быстрыми темпами проникает глобализация, принося с собой поляризацию общества на богатых и бедных. Поэтому в моем интересе к Индии смешались представления о далеком прошлом и ближайшем будущем, и, отправляясь туда, я хотел узнать и увидеть практически все - от буддийских монастырей в Гималаях до call-центров и кластеров аутсорсинговой экономики. И теперь, когда в России спор о модернизации постепенно сошел на нет, вместе с попытками самой модернизации, - я использую наступившую паузу как повод обобщить интересные сетевые материалы, а также путевые заметки-наблюдения, сделанные во время путешествия летом прошлого года.</P>
<P>В Индии двадцать шесть государственных языков и тысячи разговорных. Тысячи каст и племен, то есть социальных групп, имеющих свои представления о жизни и свои интересы. (Поэтому, например, на конференциях в делийском медиа-центре Sarai участники-индусы говорят друг с другом по-английски.) Вооруженный сепаратизм северных мусульманских штатов и тамильские партизаны на юге плюс воинственные марксисты и маоисты. В последние два года, ввиду навязываемых условий глобализации, больше двух тысяч индийских фермеров покончили с собой. Проблем и бед так много, что непонятно, за какую в первую очередь браться. В своем романе "Бог мелочей" писательница Арундати Рой (Arundati Roy) пишет: "…Он не знал, что есть на свете страна, где разные виды отчаяния оспаривают между собой первенство. Не знал, что личное отчаяние - это еще слабейший его вид. Не знал, как это бывает, когда личная беда пытается пристроиться под боком у громадной, яростной, кружащейся, несущейся, смехотворной, безумной, невозможной, всеохватной общенациональной беды"[Арундати Рой, Бог мелочей. - С-Пб.: Амфора, 2005].</P>
<P>К Индии со всей серьезностью можно применить штамп "страна контрастов". Бангалор - как и, например, ИТ-кластер S5 в Калькутте - это действительно оазис подстриженных лужаек, площадок для гольфа, плазменных мониторов и многозальных кинотеатров. За воротами консьюмерского рая на улицах спят нищие, между ними бродят худые коровы и собаки. Все это наглядно подтверждает общие утверждения Арундати Рой и Ванданы Шивы (см. интервью в "КТ" #611 с этой знаменитой общественной деятельницей Индии, главой Международного форума по глобализации, экологом и писателем) о том, что ИТ-глобализация в Индии есть не что иное, как разорение масс и обогащение меньшинства. Что не удивительно, ведь идеи эгалитаризма были занесены в эту древнейшую цивилизацию лишь на волне модернизма. Исследователь и основатель центра свободного софта Mahiti (www.mahiti.org) Сунил Абрахам (Sunil Abraham) напрямую связывает "контрасты" с кастовой системой: "В древние времена закон Ману предписывал разные правила и нормы для жизни индусов. В нем говорится, что если неприкасаемый или человек низкой касты как-нибудь услышит слова писаний, то в наказание ему в уши заливают расплавленный свинец. Люди, заинтересованные в укреплении социальной стратификации, ясно понимали, что всеобщий доступ к знаниям представляет для них угрозу"[World-Information.org: Pirates, Priests and Property. An interview with Sunil Abraham (world-information.org/ wio/readme/992003309/1122909154)]. Считается, что образование в ряде индийских университетов очень высокого качества, но учебных мест мало, поэтому дети богатых родителей, не пройдя туда по конкурсу, едут учиться в Кембридж или Гарвард. Реформаторы ХХ века Неру и Ганди пытались преодолеть кастовую систему и открыть низшим классам путь к образованию, но в сегодняшних условиях всеобщей приватизации такие меры едва ли возможны.</P>
<P>Как и в России, новости технологий и культуры в течение продолжительного времени проникали в страну благодаря пиратам и серым рынкам. В Индии ситуация с пиратским ПО примерно такая же, как у нас, но в последнее время корпоративные собственники начинают все более ужесточать контрмеры. То же самое - в отношении рынка музыкальных дисков. Один из исследователей приводит интересные сведения, что основную сумму музыкальной продукции на сером рынке составляют диски и кассеты из Южной Азии, которые считаются "оригиналом", копии же, снятые с них в самой Индии, уже считаются пиратскими[Lawrence Liang: World-Information City // World-Information City. World-Informatio.org IP-edition. World Summit on the Information society, Tunis - World-Information City, Bangalore (static.world-information.org/ infopaper/wi_ipcityedition.pdf)]. В 2005 году в Индии (опять же как и в России) на телевидении и в публичном пространстве стала появляться реклама, представляющая пиратство как нечто "аморальное", но медиа-аналитики из центров Mahiti и Sarai выражают сомнение, что она будет иметь какой-то вес. Более эффективными представляются призывы заинтересованных популярных исполнителей, которые все чаще требуют от своих почитателей бороться с пиратством. Уже даже были случаи избиения пиратов.</P>
<P><IMG height=235 alt="Вандана Шива не в восторге от индийского ИТ-чуда" src="/upload/629-20-2.jpg" width=170 align=left border=0>Что касается общих - политических и экономических - условий информационной модернизации, то люди, не обладающие таким критическим пафосом, как Вандана Шива, например живущий в Лондоне менеджер IBM Сумитра Подар (Sumitra Podar), объясняют распространение ИТ способностью индусов адаптироваться к новым условиям, а также наличием предпринимательского духа, который позволил развиться знаменитым компаниям Infosys, Wipro и Nasscom. Как известно, министерство телекоммуникаций было учреждено в Индии еще в 1970 году. По мнению Подара, государство в этом случае выступает не более чем посредником. Оно создает некоторые условия и старается не противодействовать благим начинаниям, а в остальном предоставляет соперникам конкурировать между собой. Это же относится к развитию софта[В беседе с активистом и разработчиком открытого софта, которая, надеюсь, тоже со временем появится в "КТ", стало ясно, что правительство страны открыло двери для Microsoft, но не будет против того, чтобы оказать поддержку развитию OSS, если будут убедительно доказаны конкурентные преимущества этого подхода]. Вообще, в Индии не принято критиковать собственную власть. Когда я с сарказмом московского интеллигента спросил чиновника высокого ранга, доверяют ли они в Индии своей власти, он подумал-подумал, пожелал мне счастливого путешествия и прекратил разговор. А молодой англо-индийский писатель Рана Дасгупта (Rana Dasgupta) сказал: "Власть, с которой нужно бороться, в Индии, как правило, представлялась властью колониальной".</P>
<P>Разговоры ИТ-специалистов неминуемо переносят нас в область, в которой неприменимы оценки в духе гуманистического подхода Ванданы Шивы. Надо помнить, что в Индии 75% крестьянского населения, по отношению к которому сообщения о "быстром распространении мобильных телефонов" могут звучать не иначе, как издевательством. По безжалостной оценке менеджера WiFi-систем в крупнейшей промышленной корпорации страны Tata Карана Саблока (Karan Sablok), "очень малая часть индийского населения имела возможность увидеть мобильный телефон в голливудских фильмах". Тогда как Амстердам уже обладает полным WiFi-покрытием, Москва хвалится наличием большого числа точек с коммерческим WiFi-доступом и в том же направлении движется Екатеринбург - в Индии беспроводная связь используется, например, для того, чтобы начальство могло отслеживать передвижение грузовиков, которые имеют обычай сворачивать с маршрута, поскольку водители подрабатывают перевозкой дополнительных грузов и их продажей по пути следования. Связь осуществляется посредством восьми американских спутников, мощности которых предоставляются в пользование индийским компаниям, но могут быть отключены, если американская сторона обнаружит, что они используются в интересах, противоречащих интересам США. Это далеко не самый яркий пример триумфально возвращающегося в Индию нового колониализма. Все средства, инвестируемые сейчас ВТО и Мировым банком, как утверждает Вандана Шива, направлены на достижение только одной цели: приватизации воды в стране. 750 млн. сельского населения подчиняются кабальным условиям агрикультурных корпораций вроде Cargill и Monsanto. Процветает практика патентования компаниями традиционных аюрведических средств медицины, получившая название биопиратство[Олег Киреев, Высокотехнологичное биопиратство // НГ-Наука, 9 ноября 2005 (www.ng.ru/style/2005-11-09/ 16_biopiracy.html)]. Как здесь не вспомнить слова Ванданы Шивы: "Я не отрицаю существование такой проблемы, как цифровой разрыв. Но вы не умрете из-за цифрового разрыва. Вы умрете от голода, если у вас не будет пищи, или от жажды, если не будет воды, или от болезни, если медицина станет непосильно дорогой из-за патентов. Вот что создает настоящий разрыв; а для того, чтобы избежать разговора на эти животрепещущие темы, некоторые продолжают рассказывать про то, как Microsoft поставила несколько компьютеров в несколько школ или деревень".<BR><BR><IMG height=139 alt="Infosys надеется победить бедность, развивая инфотех" src="/upload/629-20-3.jpg" width=200 align=right border=0>Напоследок я остановлюсь на нескольких примерах использования технологий, не связанных напрямую с бизнесом. Одним из моих собеседников был немолодой человек в очках и шафрановых одеждах, с лицом под стать профессору Московского университета - руководитель мультимедийной лаборатории Миссии Рамакришны[Рамакришна - индусский святой XIX века, провозглашавший единство всех религий. Его ученик Вивекананда был фактически первым, кто принес на Запад учение индуизма. Он же в 1897 году основал Миссию Рамакришны] в Бенаресе Свами Вариштхананда (Swami Varishthananda). Миссия Рамакришны - большая индуистская организация, но, в отличие от более знакомого российскому обывателю Общества сознания Кришны (ISKCON), она строит не сеть дорогих гостиниц для набожных туристов, а множество дешевых больниц и школ. Вариштхананда рассказал мне о деятельности мультимедийной лаборатории Миссии Рамакришны. Она производит мультимедийные программы, в которых информация сообщается с помощью простейших символов и картинок, вроде кукольного театра, так, чтобы ими могли пользоваться совершенно неграмотные. Обучение становится "entertaining as well as educating" ("столь же поучительным, сколь и развлекательным"). Основных целей три: грамотность, гигиена, здоровье. Мультимедийная лаборатория была основана к столетию Миссии в 1999 году, но программы стали действительно функциональными в 2002-м. Сейчас уже 40–50 тысяч жителей в деревнях прошли обучение с помощью мультимедийных продуктов.</P>
<P>Я поинтересовался, каким ПО пользуется лаборатория. Оказалось, программы работают под Windows. Во-первых, потому, что требуется техническая поддержка; во-вторых, как я понял, представления сотрудников о свободном программном обеспечении еще недостаточно оформились и пока с этим решили подождать. "Да, действительно, - говорит Свами Вариштхананда, - в Индии есть и профессионалы высочайшей квалификации, и совершенно неграмотные нищие люди. Последние и есть наша целевая аудитория. Мы стараемся помочь преодолению цифрового барьера. Мы привозим свои программы в самые отдаленные деревенские районы. Поскольку там часто не бывает электричества, приходится брать с собой источники питания. Бедные люди в городах, конечно, гораздо более предрасположены к овладению грамотой, поскольку они видят, что вокруг есть электричество, машины и туалеты…" В Миссии Рамакришны работают не только монахи, но также профессиональные программисты и врачи, получающие за свою работу зарплату, хотя и гораздо меньшую, чем могли бы получать в коммерческом секторе. Возникает естественное желание узнать, кто оплачивает их усилия. Удивительно, но платит Миссия. Традиционная религиозная экономика работает таким образом, что миллионы посетителей храмов и монастырей ежедневно оставляют там свои пожертвования - а Миссия распределяет их так, чтобы те же верующие в другой раз могли посетить ее больницу за пять рупий, а не за сто и более, как в государственной или частной клинике. Это кажется мне хорошим примером той рациональности, которая прекрасно совмещается с самозабвенной религиозностью индусов.</P>
<P>Медиа-интеллектуалы, основавшие коллектив RAQS и медиа-центр Sarai в Дели, тоже активно работают с городскими сообществами отверженных. Собственно, отверженными здесь могут быть названы очень многие, поскольку, например, в Дели практически нет ночных клубов ("только для элиты"), галерей современного искусства или кабаков вроде московского литературного клуба "ОГИ". Я провел свой последний вечер в Дели с Моникой Нарулой (Monica Narula), сооснователем "Сарая" (на хинди это - "сообщество"), и ее другом писателем Раной Дасгуптой, который родился в Кембридже, много странствовал по свету и наконец обосновался в Дели четыре года назад. Центр Sarai (www.sarai.net) появился в 2001 году и существует при непосредственной интеллектуальной и финансовой поддержке медиа-активистов из Амстердама, голландского Министерства внешних связей и ряда культурных фондов. Это красивое здание, окруженное зеленым садом, с кафе, несколькими конференц-залами и мультимедийной лабораторией (работающей полностью на платформе Linux). Sarai ежегодно выпускает журнал Sarai Reader, включающий статьи по новейшей медиа-теории международных теоретиков и индийских исследователей (доступен для скачивания на сайте медиа-центра). Центр также поддерживает несколько мэйлинг-листов, проводит встречи, выставки и конференции (последняя из них, в сотрудничестве с World-Information.org, прошла в ноябре в Бангалоре; world-information.org/wio/program/bangalore). Красивая космополитичная Моника и лучезарный Рана долго рассказывали мне о глобализации, о традиции и о стране. В подходе Моники нет конфликта между традиционным и современным. Она не отвергает ни старинную религию, ни культуру; я обнаружил, что при всем ее современном, немного декадентском образе некоторые категории западного мышления ей чужды. Она не разделяет представлений об автономном "критическом дискурсе" и особой роли интеллектуала. Более чем какое-либо разделение ей (как, кажется, и большинству индусов) ближе единство. Они только глубоко грустят о многом, происходящем в мире. Об этом, в совершенно сказочной и захватывающей форме, пишет Дасгупта в своем дебютном романе "Токио не принимает", напоминающем "Арабские ночи", - который скоро будет переведен и издан в России…</P>
<P>Дели. Интернет-кафе. Широкополосная связь, хотя скорость невысокая. Желтые кабинки для посетителей. В углу над кассой курятся ароматические палочки - там личный алтарь хозяина. От кондиционирования замерзаешь, но стоит выйти на улицу - и ты как будто шагнул в баню. Улица Main Bazaar, район Paharganj. Через несколько дней после моего отъезда там снова раздались взрывы… </P>
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.