Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Как бедному сомбреро

Архив
автор : Сергей Вильянов   19.05.2005

Давно замечено: если компания начинает демонстративно заниматься благотворительностью, являющейся, как известно, продолжением бизнеса, этому существует не больше трех главных объяснений.

Давно замечено: если компания начинает демонстративно заниматься благотворительностью, являющейся, как известно, продолжением бизнеса, этому существует не больше трех главных объяснений.

В первом случае массовая раздача слонов может быть своего рода финальным аккордом долгой карьеры председателя совета директоров или президента компании, который за годы безупречного труда привел свою подопечную к процветанию, а теперь решил остаться в памяти людской еще и в роли Гаруна аль-Рашида (Харун ар-Рашид (Гарун аль-Рашид) (763 или 766–809), халиф из династии Аббасидов. Образ Харуна ар-Рашида идеализирован в сказках «Тысяча и одна ночь»). При этом важно заметить, что благотворительность для крупных западных компаний — занятие вполне естественное и, в силу некоторых ограничений, накладываемых протестантской моралью, лишней огласке не подлежащее. Это заметно даже в России: посетители интернатов и детских исправительных учреждений, расположенных в Москве и вокруг нее, отмечают изобилие «брэндовой» техники, полученной в подарок от локальных представительств известных фирм. Последние также берут на себя техническое обслуживание и бесплатное снабжение расходными материалами, однако рассказывать прессе о своей щедрости не спешат, считая помощь сирым и убогим сомнительным PR-поводом. Поэтому для прощальных подарков обычно выбирают что-то действительно значительное, вроде здания университетской библиотеки или солидной стипендии для нескольких сотен самых талантливых студентов. Все всё понимают и вместе с уходящим на покой боссом ненадолго задумываются о душе.

Во втором случае благотворительностью вынуждены заниматься фирмы, попавшие в неприятную ситуацию. Скажем, отравили выбросами со своего завода население близлежащего города — и сразу же построили трехэтажную столовую в каком-нибудь африканском селении. Затраты минимальные, зато пресса дезориентирована: все всё снова понимают, но тон публикаций меняется с уничтожающего на нейтрально-укоризненный.

Наконец, третий случай — благотворительность от отчаяния. Фирма никак не может выйти из пике: при сведении дебета с кредитом в спецклинику попал уже двенадцатый финдиректор, рыночная доля не растет, хотя конкуренты совершают одну ошибку за другой, кредиторы негодуют; наконец, скоро должны появиться новые неплохие продукты, а продвигать их банально не на что — рекламный бюджет, и без того скромный, пришлось урезать в восемь с половиной раз, дабы обеспечить зарплатой уборщиц в офисе. На ежегодном совещании, главный вопрос которого: «Почему мы такие, какие мы есть, и как с этим бороться?», встает главный маркетолог и печально рассказывает о громадном потенциале компании, который отчетливо виден всем присутствующим, но который почему-то упорно не замечают клиентские массы. Последние — разумеется, стараниями отдела маркетинга — вроде бы настроены лояльно, однако, как доходит до дела, выбирают продукцию конкурентов. «Рынок думает, что мы еще не выросли из коротких штанишек, — говорит маркетолог. — Поэтому сейчас мы просто обязаны продемонстрировать рынку взрослую щедрость и понимание социальных проблем, иначе в высшую лигу по гольфу нас никогда не примут. Так и будем играть в лапту с юниорами!» В итоге принимается решение разработать какую-нибудь грандиозную и недорогую идею, чтобы никто ничего не понял, но проникся масштабностью замысла.

Теперь, вооружившись этой классификацией, давайте разберемся в социальной инициативе компании AMD, получившей название «50х15». Давным-давно в городке Пьедрас-Неграс (Piedras Negras), что на северо-востоке Мексики (и прямо на границе с США), рос очень бедный мальчик Гектор. Он каждый день пешком пересекал американскую границу, чтобы посетить занятия в школе техасского города Игл Пасс (Eagle Pass), и, наверное, поначалу мечтал поскорее вырасти и начать работать на металлургическом комбинате в Пьедрас-Неграс. Однако вскоре Гектор понял, что, если действительно хорошо учиться, можно достичь куда большего, нежели старый мастер Мануэль Гуанос, который, выходя на пенсию, получил от сослуживцев в подарок роскошную соломенную шляпу аж за восемь американских долларов и почти новые сандалии в придачу. Наш герой оказался очень талантливым и упорным, и поэтому сейчас все его знают как бывшего президента Motorola’s Semiconductor, а с апреля 2002 года — президента и исполнительного директора корпорации AMD. Официальная легенда гласит, что, добившись многого, Гектор Руис (Hector de J. Ruiz) решил поделиться своим успехом со всем миром. По его мнению, главный залог успеха — это качественное образование, и только высокие технологии могут изменить складывающееся веками положение, когда в развивающихся странах доступ к знаниям имеют лишь потомки представителей властной и деловой элит. Для того чтобы изменить положение дел, AMD под руководством Гектора Руиза предложила миру программу «50х15», которая, будучи реализованной, обеспечит доступ в Интернет 50 процентам населения планеты к 2015 году. Сейчас, по данным AMD, доступ в WWW имеется только у 13,9 процента землян, так что задача выглядит не менее претенциозной, чем в свое время обещание предоставить к двухтысячному году отдельную квартиру каждой советской семье.

В AMD, конечно, понимают: все, у кого с деньгами относительный порядок, уже давно в Сети, так что программа ориентирована на относительно небогатые семьи с годовым доходом от 5 до 10 тысяч долларов. Эта группа населения, в основном проживающего в развивающихся странах — Мексике, Индии, Бразилии, Китае и России, не может позволить себе полноценный компьютер, поэтому, считают в AMD, для них надо придумать нечто простое и дешевое. Разумеется, не наживы ради, а чтобы, не пугая бедняков значительной суммой первоначальных вложений, приобщить их к таинству Интернета и помочь стать богаче. Гораздо богаче.

Так появился главный двигатель программы — Personal Internet Communicator. Он представляет собой небольшой корпус округлой формы, лишенный вентиляторов, внутри которого на специальной материнской плате установлен процессор AMD Geode GX500 c тактовой частотой 366 МГц и энергопотреблением около 1 Вт. Объем оперативной памяти составляет 128 Мбайт без возможности расширения, а пользовательские данные хранятся на 10-гигабайтном жестком диске производства Seagate. Факс-модем V.92, звук AC’97, четыре порта USB (все — версии 1.1), выход на монитор — в общем, более аскетичного решения и придумать нельзя. На PIC’е можно запустить предустановленную Windows CE 5.0, погулять по Интернету, принять или отправить почту, поработать в простеньких редакторах текста и электронных таблиц, послушать музыку, посмотреть картинки, но установка не одобренных производителем сторонних приложений не предусмотрена. Кроме того, на уровне ОС заблокирована возможность скачивания исполняемых файлов — только ограниченный набор графических и мультимедийных форматов. Также на PIC нельзя установить игру или мультимедийную энциклопедию, и могут возникнуть проблемы с периферийными устройствами: в системе уже прописаны несколько драйверов, однако стандартное системное ПО, идущее в комплекте с мышкой или USB-акустикой, по понятным причинам не установится. Таким образом, PIC — это даже не слабенький компьютер, а интернет-приставка с чуть расширенными возможностями, которые, впрочем, не позволяют ей заменить PC.

Себестоимость PIC’ов, которые собирают в Мексике на заводах Solectron Corp., — около $160, а провайдерам, через которых и планируется распространять устройства, их продают за $185 (по данным The Washington Post). Далее AMD умывает руки, оставляя розничную цену на совести партнера. По идее, она не должна превышать $200, но в каждой стране будут действовать свои условия. К примеру, для России рекомендуемая цена PIC’а составляет $249. Вообще, в AMD стремятся к тому, чтобы PIC продавался именно интернет-провайдерами, и только в комплекте с пакетом услуг, — подобная схема используется, например, в западной модели распространения мобильных телефонов. В некоторых случаях PIC может обойтись очень дешево или даже достаться бесплатно, но тогда его владельцу придется подписать обязательство пользоваться услугами провайдера в течение трех-пяти лет. В AMD подчеркивают, что программа «50х15» — это, в первую очередь, благое дело и только потом бизнес-проект. Бедные дети получают возможность делать уроки на компьютере, а их родители — по ночам смотреть кино и интересные картинки; местные провайдеры приобретают новых надежных клиентов; местные компьютерщики собирают PIC’и по заказу AMD — и, если все будет хорошо, к 2015-му по миру разойдется около 810 млн. интернет-приставок (81 млн. в год!). Для сравнения, в 2004 году, по подсчетам IDC, было продано 177 млн. компьютеров — и это с учетом потребностей прожорливого корпоративного сектора. Что же, инициатива AMD действительно может стать не только добрым делом, но и неплохим бизнесом, когда бы не ряд нюансов.

Во-первых, за 250 долларов пользователям предлагают не готовое решение, а коробочку с разъемами, которую надо снабдить монитором, клавиатурой, мышкой и CD-приводом, что добавляет к начальной цене 150–200 пунктов — и автоматически заставляет PIC конкурировать с low-end-компьютерами, лишенными «приставочных» ограничений (К слову, за 250 долларов легко собирается системный блок на базе процессора Celeron D 2600 МГц, с 512 мегабайтами ОЗУ, 40-гигабайтным жестким диском, 16-скоростным приводом DVD-ROM и практически неограниченными возможностями для модернизации).

Во-вторых, небогатая семья вряд ли заключит многолетний контракт с фиксированной абонентской платой: как показывает опыт развивающихся стран, наибольшей популярностью там пользуются prepaid-тарифы. Вы можете представить себе российскую семью из четырех человек с суммарным доходом 12 тысяч рублей, глава которой согласится выплачивать за какой-то «волд вайд веб» по тысяче рублей в месяц?(Примерно за эту сумму «недорогие» провайдеры в регионах предлагают неограниченный доступ в Сеть с 19 до 8 часов и круглосуточно по выходным)  При этом мы попадаем в замкнутый круг: «подсадить» человека на абонентскую плату можно, лишь подарив само устройство (иначе он просто купит дешевый компьютер), а при выплатах порядка 600–700 рублей в месяц придется около года оказывать услуги бесплатно, что провайдерам в развивающихся странах вряд ли понравится. Не забудьте еще об издержках на выбивание долгов за абонентку: бедняки часто сидят без гроша, и, чтобы получить с них плату в срок, потребуется целый штат сотрудников, владеющих даром убеждать.

В-третьих, совершенно не учитывается факт, что далеко не во всех развивающихся странах домохозяйства обеспечены стационарными телефонными линиями, без которых чудо приобщения к Сети может просто не состояться.

И, наконец, в-четвертых: в спину PIC’ам дышат игровые консоли, уже нынешнее поколение которых умеет выводить на экран телевизора картинки, показывать видео и даже выходить в Интернет. Консоль стоит не больше 200 долларов, и на ней, кроме всего прочего, можно великолепно играть — угадайте-ка, за что проголосуют глава небогатого семейства и его многочисленные отпрыски? Не забывайте и о том, что в развивающихся странах игры для обычных компьютеров, благодаря пиратам, доступны даже самым бедным гражданам. Вряд ли ребенок согласится получить к празднику «недокомпьютер», на котором даже CounterStrike не запустишь, когда за ту же сумму родители могут приобрести ему пусть и не самую быструю, но вполне достаточную для игр двух-трехлетней давности систему.

В итоге программа «50х15», о социальной значимости которой не устают говорить представители AMD, оставляет двоякое впечатление. С одной стороны, идея действительно благая и красивая. Ведь как было бы здорово с помощью простого решения устранить барьер между талантливой молодежью развивающихся стран и образованием мирового уровня! С другой — налицо непонимание авторами идеи некоторых особенностей быта небогатой семьи, живущей в условиях недоразвитого капитализма или чрезмерно развитого социализма: поневоле возникают ассоциации с известной французской королевой, которая посоветовала своим подданным в отсутствие хлеба перебиваться пирожными. Может, Гектор Руис за тридцать лет, что он является гражданином США, успел подзабыть нравы родного Пьедрас-Неграс (которые, впрочем, могут значительно отличаться от собственно мексиканских, благодаря близости границы со Штатами)? Не берусь судить о других странах, но в России у PIC’а и программы «50х15» есть шанс только в том случае, если AMD сумеет договорится с Министерством образования и «персональные интернет-коммуникаторы» начнут массово поставлять в школы отдаленных регионов, где на них будут пытаться учить детей информатике (Существуют версии PIC с поддержкой LAN и ADSL). Иначе — никак.

Время покажет, к какому подвиду благотворительных инициатив следует отнести программу «50х15». Первый вроде бы отпадает, потому что г-ну Руису в этом году исполнится всего 60, и на пенсию ему очевидно рано. О неприятных историях, связанных с AMD, мы не слышали, поэтому второй подвид тоже не рассматриваем. Остается третий, но основные бизнесы AMD прибыльны, и, если б не бремя старых долгов, ничто не омрачало бы торжеств по поводу достижения пятимиллиардного объема продаж в 2004 году, что на целых 42% больше, чем в 2003-м.

«Компьютерра» будет следить за развитием событий вокруг инициативы AMD. Романтики в IT-отрасли с каждым годом все меньше, и кому, как не мальчику из бедной мексиканской семьи, родившемуся на месте одного из старейших поселений индейцев Майа, спустить на воду корабль под алыми парусами.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.