Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Ближний круг

Архив
автор : Евгений Козловский   19.05.2005

Заголовок темы взят у Андрея Михалкова-Кончаловского, — скопирован с его одноименного фильма. Герой фильма — киномеханик, которого неожиданно назначают в личный кинозал генсека Сталина.

Заголовок темы взят у Андрея Михалкова-Кончаловского, — скопирован с его одноименного фильма. Герой фильма — киномеханик, которого неожиданно назначают в личный кинозал генсека Сталина. История Кончаловским рассказана довольно замысловатая, страстная и даже кровавая, — однако интересует она нас сейчас не этим, а тем, что значительную часть ее фона занимает тот самый сталинский домашний кинотеатр и его посетители: не то чтобы родственники, с которыми отец народов общался не слишком часто, не то чтобы и друзья, которых у вождя, похоже, не было вовсе, — а соратники. Ну, Молотов там, Каганович, Берия и прочие. Наш с вами ближний круг, надеюсь, включает людей более приятных, — но факт остается фактом: домашний кинотеатр — это кинотеатр для себя и… для ближнего круга. Иногда — в зависимости от обстоятельств или свойств характера — только для себя одного.

Кто-то где-то когда-то заметил, что общий прогресс комфортабельности нашей жизни удивительно велик и что сегодняшний средний «белый воротничок» в Штатах живет куда комфортабельнее, чем, скажем, король-солнце Людовик XIV: ну, в смысле мытья, туалета, еды, путешествий, — это не говоря уже о развлечениях и коммуникациях.

И вот интересно бы узнать: доступный большинству нынешних работающих российских граждан домашний кинотеатр, — он уже догнал по параметрам тот, шестидесятипятилетней давности уникальный по тем временам домашний кинотеатр генсека? А может, даже перегнал?

Тут мы, конечно, не можем проигнорировать прогресс в техническом качестве фильмов (множество просмотренных картин из «золотого фонда мирового кинематографа» заставляет меня сомневаться в прогрессе чисто художественном; да оно и понятно: та же «Илиада», пожалуй, не слабее «Евгения Онегина» и уж наверняка сильнее недавней «Трои»): роскошный цвет, многоканальный звук, компьютерные технологии — все это само по себе заставляет слегка пожалеть вождя народов и его ближний круг, — но вообразим для чистоты эксперимента, что в нашем крутом сегодняшнем домашнем кинотеатре мы станем смотреть только картины сталинского времени. Как в этом случае?

Что касается звука, — если его специально не перезаписывали, — ни лучшие современные усилители, ни роскошные акустические системы ничего, пожалуй, не добавят к старым монофонограммам, записанным на пленку оптическим способом. Остается картинка.

Главный недостаток сегодняшнего домашнего кинотеатра

А картинку мы, безусловно, увидим гораздо худшую, чем видели тт. Молотов-Каганович в домашнем кинотеатре своего вождя. И дело не в том, что за прошедшее время ленты затерлись: нынешние их DVD-варианты порою бывают так хорошо, покадрово отреставрированы на компьютере, что, пожалуй, и в кинобудку Сталина подавались копии менее совершенные. И не в том, что кинопроектор Сталина проецировал фильмы на экран сравнительно большого размера: нынешние мультимедийные проекторы готовы заполнить картинкой экран не меньший. Дело в стандарте видеозаписи!

От точных цифр я, пожалуй, воздержусь: и острота зрения у разных людей разная, да еще в разные периоды жизни; и качество оцифровки тоже не везде одинаковое, — однако есть общепринятые значения разрешения, при которых цифровую картинку от пленочной отличить трудно. Например, 4К: максимальное из известных мне разрешение для самой дорогой (Origin 4K Digital Camera with Data Recorder от Dalsa — около двух сотен тысяч долларов за штуку) профессиональной цифровой кинокамеры (точнее, пожалуй, — очень быстро работающего цифрового фотоаппарата), — то есть четыре тысячи точек по горизонтальной стороне кадра. Таким образом, каждый кадр содержит около десяти мегапикселов. Это значение, если учесть, что кинокадр расположен поперек пленки, а фото- — вдоль, очень близко к логическому размеру цифрового фотокадра, когда — в смысле разрешения — считается, что он неотличим от пленочного, аналогового. Как, скажем, в Canon EOS 1Ds Mark II с 16,7-мегапиксельным сенсором.

С другой стороны, производители цифровых мониторов считают, что нет особого смысла делать их с разрешением большим, чем HDTV (то есть 1080 линий по вертикали, а логическая площадь получается в случае 4:3 всего около полутора мегапикселов, увеличивающихся при 16:9 до двух), — все равно, дескать, человеческий глаз не оценит разрешения большего. Но они, разумеется, кривят душой, потому что, даже если их оценки верны, — они относятся к сравнительно небольшим панелям, LCD и плазменным, — если же диагональ начнет размахивать на несколько метров (а в случае проекторов — и размахивает), — при близком рассмотрении полтора мегапиксела будут, конечно, хорошо (и раздражающе) различимы.

На сегодняшний день на рынке существуют буквально считанные единицы как фильмов, записанных в высоком разрешении (1920х1080), и понимающих их проигрывателей, так и соответствующих устройств отображения (больше всего их среди дорогих проекторов), и еще неизвестно, как пойдет дело с этим стандартом дальше. Но если даже предположить, что пойдет хорошо, — все равно качество картинки (опять-таки в смысле разрешения, потому что можно отдельно говорить о неполной адекватности оригинала и цифровой копии: по величине динамического диапазона, например) будет как минимум впятеро-ввосьмеро хуже той, что мы теоретически можем получить при проекции с 35-миллиметровой пленки. А ведь еще не стоит забывать, что наиболее эффектное кино снимают на пленке 70-миллиметровой, а поражающие качеством и грандиозностью IMAX-фильмы запечатлеваются на 70-миллиметровой пленке не поперек, а вдоль, то есть шесть рабочих сантиметров становятся не широкой, а узкой стороной кадра.

Но сегодня мы все же имеем в виду не HDV (вариант HDTV для видеокамер -прим. ред.) домашний кинотеатр, а обычный, с телевизионными стандартами PAL и/или NTSC: именно в них записаны картинки на нынешних DVD-кинодисках, именно их понимают проигрыватели и адекватно отображают телевизоры, — то есть, даже без вычета не выводящихся на экран служебных строк, мы смотрим домашнее кино в разрешении от 0,345 (NTSC) до 0,415 (PAL) мегапиксела. Даже когда фильм записан в анаморфном широком формате, видеоинформации все равно не прибавляется, — она просто размазывается по чуть большей площади. То есть количество видеоинформации, которое выдает нам современный домашний кинотеатр, меньше, чем то, которое выдает пленочный, приблизительно в сорок (!) раз. На телевизионном кадре просто физически невозможно различить мелкие фигурки солдат в массовых батальных сценах, листву стоящего в отдалении дерева или что-то подобное. Не случайно при советской власти (когда мне доводилось работать в ТО «Экран», на Центральном телевидении), — одним из стандартов телевизионного фильма считалось отсутствие (или сведение к минимуму) общих планов: съемки велись на 35-миллиметровую пленку, которой вполне доступны детали общих планов, — но фильмы намечались к демонстрации именно по телевидению. Не случайно же, даже в довольно экономном советском кинематографе, на производство эпических, вроде «Войны и мира» или «Освобождения», фильмов выделялась широкая, семидесятимиллиметровая, пленка, съемки на которую обходились заметно дороже, чем на обычную.

Но это сорокакратное уменьшение разрешения — еще не всё. С пленки мы видим честную последовательность несжатых картинок. На DVD-дисках же фильмы записываются в сжатом виде, по алгоритму MPEG-2, который не только прибирает даже чисто статическую видеоинформацию (картинки сжимаются по близкому к JPEG-алгоритму), но еще и выдает реально лишь чуть больше одного кадра в секунду, — остальные высчитываются по предсказаниям и изменениям. Вдобавок DVD-видеостандарт ограничивает и поток информации, идущий с диска, через плейер, на усилитель и экран, приблизительно десятью мегабитами в секунду, — то есть сжимать видео (да и звук тоже) поневоле приходится довольно сильно. И если минута несжатого, чистого видео в телевизионном формате занимает на винчестере около гигабайта пространства (впятеро меньше, если вы пишете в формате DV, поддерживаемом большинством сегодняшних любительских видеокамер и многими профессиональными: он, за исключением слияния двух телевизионных полукадров в один, не производит динамического сжатия, — то есть реально записывает каждый кадр, — только статическое), — то при максимальном потоке на DVD-видеодиске она же займет 0,08 гигабайта. Таким образом, и здесь мы теряем информацию приблизительно двенадцатикратно. (А в уме давайте-ка быстренько перемножим те 40 на эти 12, хотя, конечно, такая простая арифметика тут, пожалуй, неприменима.) Разумеется, MPEG-2 — алгоритм очень умный, учитывающий особенности зрительного восприятия человека, — но наивно было бы думать, что это двенадцатикратное урезание уберет только незамечаемое.

Однако и этого мало: при максимальном 10-мегабитном потоке на двухслойный DVD-диск умещается не больше двух часов видео со сжатым звуком, — а если фильм длиннее, да еще и, как обычно бывает, диск содержит бонусы, — средний битрейт понижается до 6–8 мегабит в секунду. (На рынке есть DVD-диски с пометкой «SuperBit»; она означает, что ничего, кроме фильма, туда не записано, — разве что обязательная звуковая дорожка в более качественном, чем Dolby Digital, формате DTS, — то есть поток — максимально возможный.) Правду сказать, качество картинки от качества исходника (то есть первоначальной оцифровки) частенько зависит в куда большей степени, чем от величины потока, — но все это в определенных границах.

Вот, значит, что, в смысле картинки мы максимально можем иметь дома. (Порой, при хорошей мощности сигнала, можно почти не худшую, а то и лучшую [все же без сжатия!] получить и с эфира; не слишком она испортится и при первой записи на приличном аналоговом видеомагнитофоне.) И совершенно не важно, насколько мы размахнем эту картинку с помощью мощнейшего проектора: мы либо вынуждены будем сесть от экрана подальше, чтобы эти самые полтысячи горизонтальных линий глазом не различались, либо — с ними мириться. И хотя сегодня существуют самые разные технологии сглаживания-интерполяции, реальной информации в картинку они добавить все равно не способны, а только как-то ее перераспределить, размазать.

Другой разговор, что все это сравнивалось с неким идеальным кинозалом, где через идеальный проектор, оснащенный идеальной же оптикой, показывают свежие эталонные копии. В реальности, пожалуй, подавляющее большинство отечественных кинотеатров, даже столичных, показывают кино с качеством, не намного лучшим, чем «домашнее», — особенно когда последнее воспроизводится с качественного диска, — а то и с худшим. Но мы говорим все же об идеале.

Главное достоинство

Главное достоинство домашнего кинотеатра — безусловно звук. Его мы можем слышать дома, — если обзавелись правильными усилителем и акустикой, — пожалуй, не хуже, чем в кинотеатре, — а лучше.

И в этом утверждении нет противоречия с написанной выше фразой о том, что «ни лучшие современные усилители, ни роскошные акустические системы ничего не добавят к старым монофонограммам, записанным на пленку оптическим способом». О да: если фонограмму фильма сталинских времен не чистили и не перезаписывали (а многие — и чистили, и перезаписывали, и этот процесс продолжается: на хороших дисках вы уже можете выбирать между оригинальной монофонограммой и многоканальной), — улучшения не произойдет. Но если в отношении технологии получения и проекции киношной картинки с тех давних пор ничего принципиально нового не введено (прямая цифровая съемка с последующим цифровым воспроизведением или перегонкой на ту же традиционную пленку — скорее ухудшение, чем улучшение; широкопленочные же и сверхширокопленочные (IMAX) фильмы — это тупое повышение количественных параметров), — звук успел поменяться трижды: сначала когда вместо грубоватой оптической звуковой дорожки справа от кадра стали наносить дорожку магнитную (моно или стерео); потом — когда в стереозвук стали замешивать декодируемый при воспроизведении задний звуковой канал (Dolby Surround), и наконец — когда в качестве стандарта для кино утвердился 5.1-, а позже — 6.1-канальный цифровой звук Dolbi Digital и — еще чуть позже, с легкой руки Спилберга, — DTS (единичка — это специальный низкочастотный канал, LFE, Low Frequency Effect, который используется звукорежиссерами для потрясающих — в прямом и переносном смысле слова — звуковых эффектов).

Нынешний цифровой кинозвук, конечно, тоже, как и DVD-картинка, — сжат (хотя многие музыкальные DVD Video-диски: концерты, балеты и оперы, — включают в себя и несжатую стереодорожку, 48-килогерцовую, 24-битную LPCM), — однако и в сжатом виде, наверное, чувствует себя на диске вольготнее, чем на магнитной дорожке: во всяком случае, на магнитные дорожки кинолент пишут только Dolby Digital варианты фонограмм, а вот DTS — исключительно на прилагаемые к киноленте диски.

Поэтому сегодняшний многоканальный звук заведомо эффектнее звука фильмов сталинских времен, а дома в его восприятии вы можете выиграть по той простой причине, что в любом кинотеатре точно настроить звуковую картину под сравнительно большой зал — чтобы и на первом ряду в центре было слышно хорошо и правильно, и на последнем сбоку… — куда труднее (если возможно вообще), чем в сравнительно небольшой комнате с двумя-десятью посадочными местами. Да и аппаратура с акустикой, не озадаченные проблемой обслуживать большой зал, могут быть куда тоньше и точнее. А что касается источника, он и в огромном кинотеатре, и в крохотной комнате — один и тот же: записанный в цифровом виде на магнитную дорожку или на DVD-диск.

Вообще говоря, я полагаю, что домашний кинотеатр взрывообразно распространился по планете не столько благодаря более компактному, менее подверженному разрушению и, в общем случае, более качественному по сравнению с VHS- и S-VHS-кассетами способу тиражирования видеоинформации (наблюдая рост оборота пиратки с упихиванием на однослойный DVD двух, четырех, а то и восьми полнометражных фильмов, с огорчением понимаешь, как мало интересует широкий круг потребителей качество картинки!), — сколько именно эффектному звуку. Которого раньше, на телевизоре, никто дома и не слыхивал. И даже самый простенький, за 250 долларов, комплект домашнего кинотеатра способен произвести на людей, впервые его попробовавших, удивительно сильное впечатление. В качестве бытового отступления готов привести пример: мой племянник, юный офицер-подводник с Камчатки, проезжая с еще более юной супругой через Москву, получил от дядюшки, в качестве свадебного подарка, — такой вот супербюджетный, дешевле 300 долларов, домашний кинотеатр. Спустя месяц дядюшка получает письмецо: «Знаешь, это так круто! Это лучше, чем занятия любовью…» Во всякой шутке, конечно, есть доля шутки, однако…

А сейчас давайте бросим быстрый взгляд на устройство звуковых форматов, которые мы можем обнаружить сегодня на DVD Video-дисках.

О стереофонических LPCM-дорожках музыкальных DVD Video-дисков мы уже упомянули. Единственное, что стоит добавить: параметры оцифровки этих дорожек выше, чем у CD, и на них применяется алгоритм сжатия без потерь (что-то вроде LZV для TIFF’ов или ZIP), — приблизительно вдвое. Еще одно довольно субъективное впечатление: если на диске есть и LPCM-стереодорожка, и дорожка Dolby Digital 5.1 (5.0, 4.0 — частенько встречающиеся на концертных дисках), — я для просмотра практически всегда выбираю последнюю. А если есть еще и дорожка DTS, — тут вопрос о предпочтении даже не стоит. Хотя чистый несжатый LPCM-стереозвук вроде бы должен быть лучшего качества (возможно, так оно и есть), — эффект многоканальности слишком действен и обычно перевешивает. Не будем забывать, что звук в таких случаях мы выбираем в качестве сопровождения к видеоряду (дело не меняется, даже если считать наоборот: видео в качестве сопровождения звука), — и нашего внимания не остается на то, чтобы уловить тонкости улучшения несжатого звука по отношению к хорошо сжатому. А и Dolby Digital (формат упаковки — АС3), и DTS — алгоритмы очень и очень умные и качественные, учитывающие особенности человеческого восприятия звука!

Изредка на некоторых дисках встречается звук в формате MPEG (из комплекта MPEG-2, одним из частных случаев которого является и Layer 3 MPEG-2, известный в народе как МР3). Формат АС3 более тонок и изощрен, поэтому звуковые MPEG-дорожки попадаются, либо когда производитель по тем или иным причинам не раскололся на покупку лицензии на АС3, либо как-то… исторически. Забавно, например, что, если к DVD-диску с видео в формате NTSC вы попробуете пристегнуть звуковую дорожку формата MPEG, — ни один DVD-проигрыватель звук с такого диска воспроизводить не станет. Хотя имеет соответствующий декодер, что становится очевидным, если вы ту же самую MPEG-дорожку присоедините к тому же самому видеоконтенту, — только сохраненному в формате PAL. И еще забавно, что многие программы DVD-авторинга не имеют AC3-кодера, только MPEG: ровно по тем же копирайтным соображениям.

Впрочем, каждый DVD-проигрыватель обязан выдавать стерео downstream для Dolby (то есть сведенные в одну стереофонограмму все пять или шесть звуковых каналов) и имеет право (но не обязан) делать то же самое для DTS. Это не требует дополнительных отчислений авторам Dolby и DTS и обусловлено DVD-стандартом, который в данном случае заботится о том, чтобы DVD-видео было звуковым, даже если у вас нет дополнительного устройства для правильного декодирования сжатого многоканального звука: приобретя самую простенькую DVD-вертушку, вы услышите звук любого DVD Video-диска даже из динамиков (динамика) телевизора. Здесь еще можно добавить, что, поскольку DTS — не обязан, — DVD-диски, на которых нет фонограммы Dolby Digital, а одна DTS, — непременно дополняются еще и сведенной стереодорожкой.

При оцифровке старых фильмов — с моно-, стерео- или Dolby Surround-фонограммами, — если их не перезаписывают, а оставляют как есть или лишь слегка подчищают, — звуковые дорожки всё равно пакуют в AC3. Только в первых двух случаях мы видим на коробках обозначение «Dolby Digital Stereo» или «Dolby Digital Mono» (как вариант — Dolby Digital 1.0 или 2.0), — в третьем же случае идут двумя путями: либо вычленение заднего канала из потока оставляют аппаратуре декодирования (большинство не только многоканальных усилителей, но даже вертушек снабжено подобными декодерами), либо вычленяют задний (а иногда еще и центральный передний) канал из потока и записывают уже в стандарте Dolby Digital. Последний вариант требует некоторого преобразования звука, — потому первый считается более изысканным и применяется в разного рода коллекционных изданиях.

Вот так, навскидку, в открытых источниках я не отыскал описания принципиальных различий между форматами Dolby Digital и DTS (Digital Theater Sound). По ощущению (и по информации, выводимой на экран по запросу многими DVD-плейерами), видно только, что звуковой поток DTS как минимум вдвое толще звукового потока AC3, а в некоторых случаях (на некоторых дисках) — и вчетверо, достигая величины чуть большей полутора мегабит в секунду(Если конкретно для DVD — у Dolby Digital предельный битрейт — 448 кбит/с, у DTS —1536 кбит/с. Это суммарный поток, вне зависимости от количества каналов.). Поэтому в подавляющем большинстве случаев DTS-дорожка заметно предпочтительнее дорожки AC3 (Dolby Digital): меньшее, порою вчетверо, сжатие. Формат DTS, как я уже упоминал, впервые применил Стивен Спилберг — в «Парке юрского периода» — и с тех пор держит на формат копирайт. Надо иметь в виду, что, если подавляющее большинство сегодняшних DVD-вертушек имеет встроенный декодер Dolby Digital, — декодеры DTS встречаются не во всех, так что, не подумав об этом и приобретя диск только с DTS-дорожкой, вы, возможно, будете обречены слушать лишь обязательную сведенную стереофонограмму. Еще некоторые продвинутые (7.1-канальные) усилители вынимают из DTS-фонограмм неявно включенный в них добавочный шестой звуковой канал, — по тому же, примерно, принципу, как извлекается задний канал из формата Dolby Surround.

И коль уж коснулись, сразу скажем, что подобные усилители, воспроизводя шестиканальный звук, записанный раздельно на шести дорожках, индицируют его как «DTS 6.1 Discreet», когда же вычленяют его из пятиканального DTS-потока — индицируют как «DTS 6.1 Matrix».

Кажется, пришла пора поговорить о многоканальности как таковой: не с точки зрения технической, а с точки зрения психологической, с точки зрения человеческого восприятия.

Начнем с того, что применительно к кино задний звук обычно бывает либо не нужным, либо даже — помехой. Я сам когда-то снимал фильмы и тогда еще, в зале озвучивания, усвоил на практике одно элементарное правило: если мы монтируем фильм на основе синхронной фонограммы (в те времена такого почти не случалось: фонограмму создавали обычно с нуля, уже в период так называемого post production; сейчас же — в основном ради удешевления производства — мы сплошь и рядом видим на телеэкранах фильмы с синхронной, записанной во время съемок фонограммой, особенно в сериалах), — мы обязаны исключать из нее все звуки, источники которых на экране не показаны и не могут быть легко воображены зрителем. То есть, если мы монтируем диалог, реплики одного из говорящих, находящегося вне поля зрения, вполне допустимы, — ибо зритель находится, что называется, в контексте. Если же этот, невидимый, щелкнул, например, пальцами, — мы должны щелчок из фонограммы удалить, ибо зритель обычно не в силах идентифицировать его, и он становится явной и раздражающей помехой.

Именно в связи с этим, когда звукорежиссер записывает задний план, он обязан провести психологический анализ зрительского восприятия. Если, например, на оживленной улице по заднему плану идут автомобили, — это добавит к восприятию фильма что-то полезное только в редких случаях, — но зритель, скорее всего, поймет и не раздражится. Если же какой-нибудь бомж уронил (вне поля экранного зрения) мусорный бак или не включенный в сюжет автомобиль при парковке ударил бампером впереди стоящий, — такие звуки, оставленные в заднем звуковом канале, лишь собьют зрителя с толку и вызовут раздражение.
Думаю, как раз поэтому столь редки — даже из современных — фильмы, где объемный, окружающий звук в больших количествах оправдан и, главное, эффектен. Конечно, когда мы слышим, как сзади нас позвякивают вылетающие из пулемета гильзы в первой сцене атаки спилберговского «Спасения рядового Райана» или как сзади несется горящее ядро в «Гладиаторе», — это впечатляет по-настоящему (я отдельно собираю фильмы, даже художественно слабые, где окружающий звук хорош и оправдан, — ну, как, например, «Пирл-Харбор»). Но в большинстве сюжетов задний звук попросту не находит применения: режиссеры обычно смотрят на сюжетообразующие сцены нормально, спереди, — и звук этому взгляду обычно соответствует. Однако даже два-три оправданных звуковых эффекта заднего плана на протяжении фильма способны сильно улучшить впечатление от картины. И почти все тут зависит от звукорежиссеров: увы, многие из ветеранов этого дела подходят к многоканальному звуку очень и очень формально, технически. А то и — лениво.

В общем, известно, что при правильной записи мы можем получить достоверную переднюю звуковую панораму, используя всего два канала и, соответственно, два динамика. (Более того, с помощью этих двух каналов и двух динамиков можно, играя фазой звука, добиться и окружающей звуковой панорамы, — но это эффекты довольно тонкие и не всеми воспринимаемые одинаково.) Однако применение центрального канала в случае с кино все-таки оправдано: он обычно отдается диалогу, — выделяя его из общей звуковой обстановки.

Другой разговор, — задний центральный канал. Диалоги по нему, как правило, согласитесь, вести несколько… странно. Панорамы движения легко добиться и с помощью двух каналов. Говорят, шестой канал был добавлен с расчетом на очень вместительные кинозалы, где задняя звуковая панорама прерывалась из-за слишком большого расстояния между задними динамиками. Что ж, возможно: акустика — в соединении с интерьерными тонкостями — дело запутанное. Однако появление задне-центральной дорожки на дисках и в аппаратуре для домашнего кинотеатра по сию пору кажется мне не более чем маркетинговым ходом. Я, конечно, на него поддался: приобрел хороший семиканальный усилитель, повесил две добавочные колонки в центр задней стены (в шестиканальных фонограммах задняя центральная дорожка подается сразу на два динамика, которые рекомендуют вешать впритык друг к другу), до сих пор предпочитаю — когда есть выбор — вариант DVD-диска 6.1 варианту 5.1, с удовольствием демонстрирую приходящим гостям семиканальный (!) звук, — однако, признаюсь честно, — разницы звучания в реальных условиях моей небольшой квартиры не уловил ни разу.

Что касается канала .1 — LFE, подаваемого на сабвуфер, — он, разумеется, всегда привносит свою часть эффектности в кинопросмотр. Не исключено, что DTS в свое время так хорошо пошел именно потому, что был впервые применен в «Парке юрского периода», — с его потрясающе впечатляющими низкочастотными шагами динозавров.

По поводу этого канала, пожалуй, следует дать некоторое пояснение. Обычно в системах прослушивания звука сабвуфер служит для добавочного усиления (ибо чем ниже частота звука, тем больше требуется энергии для его адекватного воспроизведения) низкочастотной части фонограммы. Общий звуковой поток разделяется на определенном пороге (обычно 150 Гц), и нижняя его часть, усиливаясь, подается на специальный (с достаточно большим диффузором) динамик сабвуфера, что обеспечивает хорошую проработку басов и соответствие их усиления общему усилению звука. В контексте домашнего кинотеатра, который обычно (и по праву, — если это достаточно качественный набор) служит и для прослушивания звука, — такое использование сабвуфера тоже имеет место быть. Более того, практически во всех многоканальных усилителях (или даже в вертушках со встроенными декодерами) пользователю предлагается ответить на вопрос: большие у вас передние колонки или маленькие? — в зависимости от этого происходит (или не происходит) выделение низкочастотной составляющей фонограммы для передачи в систему сабвуфера. Но когда дело доходит до воспроизведения 5.1- или 6.1-фонограмм DVD-фильма, — кроме этого общенизкочастотного усиления, сабвуфер служит еще и для воспроизведения отдельно записанной звукорежиссером на .1-й канал специальных низкочастотных эффектов: ну, взрывы там, шаги динозавров, что-нибудь еще в том же роде. И именно поэтому, даже если у вас — как, например, у меня — стоят отличные колонки, легко безо всяких сабвуферов воспроизводящие самые низкие частоты фонограмм, — сабвуфером (может быть, в таком случае — простеньким) все равно следует обзавестись, чтобы не пропустить таких вот специально эффектных эффектов. Хорошие сабвуферы обычно «смотрят в пол», чтобы физически сотрясать его для пущего впечатления. (Кстати о вопросах усилителя: он еще спрашивает о наличии или отсутствии в вашей системе сабвуфера, и, в случае отсутствия, LFE-звук симметрично подается на фронты, вне зависимости от того, большие они или маленькие.)

Для идеального воспроизведения многоканальной фонограммы фильма хорошо бы и динамики разместить идеально, то есть по кругу. Идеальная схема их расположения есть на сайте Dolby, исходя из нее звукорежиссеры и создают многоканальные фонограммы (или, во всяком случае, должны создавать). Но, кроме рекомендаций Dolby, существуют и другие, — например, автор «Звездных войн» Лукас создал некий стандарт идеального кинотеатра (отдельный подраздел задает параметры для кинотеатра домашнего) — THX. По нему, например, при демонстрации шестиканальных фильмов окружающие (surround) колонки должны быть многосоставными и двунаправленными: один динамик (или группа их) должен смотреть на экран, другой — на заднюю стену. Однако я не видел ни одного кинотеатра, в котором была бы достаточно точно воспроизведена эта идеальная схема: дома и тут больше возможностей, — хоть и они ограничены удобством перемещения по помещению: ну, чтоб не спотыкаться о штативы. Впрочем, и в неидеальном (но все-таки разумно-компромиссном) случае большинство фонограмм слушаются очень и очень хорошо.

Что касается сабвуфера, — он может стоять где угодно, ибо, как известно, человеческим мозгом низкочастотный звук не позиционируется.

Компоненты

Эту главу мне как-то даже… неудобно писать, — имея в виду высокий уровень hi-tech информированности читателей «Компьютерры». Однако то один достаточно крутой «хайтекщик», то другой, то третий (мне не хочется даже публично называть их уважаемые имена), потихоньку начинающие обзаводиться домашними кинотеатрами, стали задавать мне столь наивные вопросы, что я все-таки решился на небольшой опус в стиле «ликбез».

Вертушка

Начнем с вертушки. В холодном высшем смысле — ее дело маленькое: прочитать контент DVD Video-диска согласно спецификации, послать видео на один выход, сжатое (или — в случае LPCM — несжатое) цифровое аудио — на другой, да еще отдельно вывести прямо на два RCA-аудиогнезда («тюльпаны») упомянутый выше обязательный сведенный в стерео звук.

Таким образом, вертушка (минимально) состоит из так называемого лоадера (загрузчика или собственно вертушки), которые делает всего несколько фирм с достойной репутацией, а уж дальше они по OEM-каналам растекаются в самые разные устройства, — то есть нарваться здесь трудно, — и одной-двух микросхем, которые и занимаются интерпретацией цифрового содержимого диска.

У лоадеров разных фирм сложилась разная репутация, в основном касающаяся легкости чтения плохо отштампованных (некачественная пиратка) или исцарапанных дисков, — и некоторые производители, играющие на отечественном рынке и понимающие его потребителя, большое внимание уделяют именно этой способности. Например, практически любая вертушка от bbk сможет прочесть диск, от которого откажутся, скажем, Sony, Pioneer или Panasonic: неоднократно проверено на личном опыте. Те же bbk без запинки читают записанные на компьютере двухслойные диски.

Но есть и другая — может быть, даже более важная — составляющая «всечитаемости» или, если угодно, неразборчивости: проверка микросхемами брэндов соответствия содержимого диска DVD-протоколу. За это отвечает одна из микросхем, находящихся в вертушке. И если пираты не озаботились точным копированием оригинала, их диск сможет не прочитаться на фирменной вертушке, а на китайской — пойдет как миленький. В этой же микросхеме зашита и региональная защита (которая, впрочем, легко снимается отечественными торговцами или, в крайнем случае, — в российских сервис-центрах), и защита от копирования фирмы Macrovision, и еще несколько разных защит. Доходит до смешного: например, о Pioneer’е широко известно, что у некоторых его DVD-проигрывателей высшей ценовой категории бывают проблемы с некоторыми вполне легальными, фирменными дисками. Так, мой DV-757Ai категорически отказывается читать дорогущий диск «Spellbound», выпущенный престижной американской фирмой The Criterion Collection, причем господа из представительства Pioneer проблему признают, но не решают. Так что если ваша видеотека состоит по преимуществу из пиратки, — возможно, имеет смысл приглядеться к недорогим китайцам. Что касается меня, — я держу для всяких подобных случаев добавочный bbk.

Впрочем, эксперт в области DVD Сергей Блохнин считает, что не потому брэнды не читают некоторые, даже лицензионные диски, что выполняют слишком много «проверок на соответствие», а, напротив, потому, что брезгуют вносить в свои прошивки некоторые из многочисленных DVD-спецификаций, — в то время как всеядные китайцы заносят эти спецификации полностью. Впрочем, темна вода в облацех, да и в разных конкретных случаях причина может оказаться разной, — главное: знать, как все это проявляется в жизни.

Звук же — сколько мне удавалось заметить — при нынешних существенных буферах памяти снимается в цифровом формате совершенно одинаково с самых разных вертушек, а наличие или отсутствие добавочного к коаксиальному оптического канала (или наоборот) составляет только проблему приобретения лишнего шнура, поскольку на небольших, метровых расстояниях разницы между этими каналами, по-моему, услышать не удалось никому.

В отдельную микросхему помещают видео-ЦАП (цифро-аналоговый преобразователь), — и тут уже разница между вертушками становится более заметной.

Дело в том, что видеоинформацию можно снимать с DVD-диска либо прямо в цифровом виде, то есть просто передавать на цифровой дисплей (обычно все же через особые экранные редукторы, следящие за пересчетом реального разрешения видеосигнала в разрешение дисплея) информацию о каждом пикселе экрана, — и в этом случае потерь качества (кроме, опять же, как в том самом редукторе) нет вообще, — либо — в виде аналоговом, для чего и служит упомянутый видео-ЦАП.

Сразу выскажемся по первому, цифровому, способу передачи, чтобы потом подробнее заняться способом аналоговым.

Хотя, как уже сказано, цифровой способ — способ самый прямой и, следовательно, вроде бы должный давать наилучшую из возможных картинку, — не деле все обстоит не так просто. Цифровой видеосигнал принимают только цифровые же устройства отображения видеоинформации: LCD- и плазменные панели и проекторы, — а у них так много своих принципиальных дефектов, что, выиграв на прямой цифровой передаче картинки, мы вдвое и втрое проиграем на ее конечном отображении. Нынешние мыслимые по цене цифровые устройства видеоотображения всегда (во всяком случае, пока) имеют физическое разрешение, заметно меньшее разрешения глаза (и никогда не совпадающее с телевизионными стандартами!), — так что мы не замечаем пикселизации, зубчатых диагоналей, замыленностей от интерполяции, — либо когда садимся от экрана достаточно далеко, либо когда отказываемся все это замечать. Кроме того, мне не известно ни одно цифровое отображающее устройство, способное передать черный цвет достаточно черно, сравнимо, например, с черным электронно-лучевой трубки; не известно и ни одно, поддерживающее достаточную цветовую глубину: хотя бы 16 с хвостиком миллионов цветов, — так что либо приходится мириться с границами на градиентно меняющихся цветах (дневном небе, например), либо — с обманками, когда вместо невозможного для отображения цвета быстро чередуют два соседних.

Впрочем, о родовых недостатках цифровых дисплеев и проекторов мы поговорим отдельно, когда до них дойдет очередь, — пока же заметим, что, если по тем или иным причинам вы выбрали для отображения картинки устройство цифровое, — лучше всего выбрать и вертушку, имеющую, кроме прочих, и цифровой (например, HDMI) видеовыход. Такие вертушки бывают подороже и обычно — пофирменнее.

Если же вы все-таки предпочли телевизор, — качество видео-ЦАПа (например, его разрядность) вертушки определенное значение иметь может. Равно как и разнообразие видеовыходов на задней панели.

Цифровое, побитное снятие видеоинформации с DVD-дисков — это все-таки недавнее ухищрение. Исторически же сложилось так, что на DVD записывают компонентный или цветоразностный видеосигнал, занимающий меньше места, нежели чистый RGB с синхроимпульсами, в большинстве случаев обозначаемый как YUV, где Y = 0,299R + 0,587G + 0,114В; U=R–Y, а V=В–Y. Таким образом, информацию о яркости передает составляющая Y, а из всех трех компонентов сигнала легко можно извлечь информацию о цвете. Столь странные коэффициенты были выведены практически, исходя из особенностей зрительного восприятия. В связи с этим аналоговый сигнал с вертушки лучше всего подавать именно в компонентном виде, — но тут снова возникают препятствия: во-первых, такой выход имеют далеко не все вертушки, а преимущественно те, что подороже и покачественнее; во-вторых, из-за коммерческих соображений вот уже не первый десяток лет в Европе царствует комплексный телевизионный разъем SCART, где есть RGB, но нет компонентного. Вроде бы RGB лучше, ан нет: он ведь все равно должен получиться из компонентного. Компонентные разъемы — непременный атрибут всех мало-мальски приличных телевизоров в Штатах и Японии, — в Европе же, в том числе и у нас в России, телевизоров с компонентным входом было почти не найти, и только в самое последнее время таковые стали появляться на прилавках и в интернет-магазинах.

Если же ваш телевизор имеет только SCART-вход, для получения RGB-сигнала, который, собственно, и подается на кинескоп, приходится выбирать: или преобразовывать в RGB записанный на диске компонентный сигнал микросхемой вертушки и подавать на телевизор, или ограничиться преобразованием компонентного сигнала в вертушке в сигнал S-Video (два канала: цветностный и яркостный), с тем, чтобы уже телевизор преобразовал его опять же в RGB (в SCART'е сигнал S-Video присутствует в явном виде, и переходники недороги и легкодоступны на рынке). На беглый взгляд, первый вариант предпочтительнее, — однако практика показывает обратное: дело в том, что в телевизорах преобразователи обычно куда более высококачественные, чем даже в дорогих вертушках, и передача видео на приличный телевизор по S-Video-интерфейсу дает заметно лучший результат на экране, чем передача RGB-сигнала, полученного на выходе микросхемы вертушки. Конечно, бывают и обратные результаты, но мне с ними сталкиваться не приходилось.

На иллюзии, что лучше подавать на телевизор RGB-сигнал, нежели сигнал S-Video, я как-то даже потерял полтораста долларов, приобретя крутейший кабель SCART-SCART, лишенный всех проводов, кроме RGB: в результате картинка с S-Video осталась более четкой, чем с RGB-SCART.

Вообще же, форматы аналогового видеосигнала по убыванию качества идут в следующем порядке: компонентный, S-Video и, наконец, композитный.

Еще вертушку можно выбирать по ее добавочным возможностям. Например, bbk и LG, как правило, снабжают свои проигрыватели микрофонными входами для караоке, одним или даже двумя, — так что если вас такое развлечение развлекает, имеет смысл выбрать вертушку с караоке. Вертушки покруче поддерживают либо один из двух Высоких Звуковых Форматов: Super Audio CD (практически все — от отцов формата, Sony и Philips) и DVD Audio, либо — оба сразу. Разбирать их по косточкам здесь не место, тем более что я уже писал о них в «Компьютерре» более чем подробно (www.computerra.ru/hitech/tech/30726  и далее по ссылкам), — однако могу заверить, что такое добавочное вложение денег сможет доставить вам много удовольствия. Тут же замечу, что звук с Super Audio CD и 96- и 192-килогерцовых дисков DVD Audio (опять же — по преимуществу из-за копирайтных ограничений) вертушки из себя в цифровом виде обычно не выпускают, — только в раскодированном аналоговом. Так что, если вы не хотите терять качество на передаче аналогового звука по проводам, имеет смысл озаботиться, чтобы и в вертушке, и в усилителе были порты iLink (он же — IEEE1394, он же — FireWire), — только так можно будет передать Высокий Звук на усилитель в цифровом виде (там с обеих сторон стоят шифрующие-дешифрующие микросхемы). Услышите ли вы разницу между аналоговой и цифровой передачей Высокого Звука, вопрос сложный, — но теоретически она быть должна.

Еще из добавок бывает у вертушек способность воспроизводить MP3-звук (практически у всех, но почему-то только если он записан не на DVD, а на CD), смотреть JPG-картинки, читать разных форматов карты памяти, — а в последнее время все чаще встречается и встроенный DivX-декодер. Впрочем, на фоне сказанного выше о качестве DVD-видео, DivX-видео не хочется и упоминать.

Последнее: некоторые вертушки имеют 5.1 или даже 7.1 аналоговых звуковых выходов, — но все же раскодирование звука предпочтительнее переложить на усилитель, который специально заточен под эту работу, так что, находясь в одной ценовой категории, безусловно, справится с нею лучше.

Отдельно, полагаю, стоит сказать о вертушках, встроенных в портативные DVD-плейеры. Точнее даже не о вертушках, а об этих устройствах целиком. Начнем с того, что мне неизвестны портативные DVD-плейеры, не способные работать в системах домашнего кинотеатра в качестве как раз вертушек: они обычно имеют видеовыход (правда, зачастую — только композитный, а S-Video порой — как опцию) и звуковой цифровой, коаксиальный или оптический. И кроме того — стереовыход под наушники обязательного для DVD сведенного аудиоканала. На некоторых, покруче и побольше размером, бывают и многоканальные аналоговые аудиовыходы, — к примеру, под многоканальные наушники. Кстати сюда же: кроме многоканальных, сравнительно недорогих (десятки долларов) моделей, имеющих внутри несколько динамиков, на рынке представлены и наушники подороже (от трех до восьми сотен долларов), с виртуальным позиционированием звука, порой столь изысканные, что включают в себя даже гироскопы, меняющие звуковую картину при повороте головы. Мне известны такие наушники только от Sony: в многоканальном аналоговом звуковом выходе они не нуждаются, ибо получают звук по цифре и уже сами его декодируют и раскидывают; идея, конечно, отличная, но… увы, недостаточно портативная.

Главным недостатком использования портативных DVD-плейеров в качестве вертушек комплекса домашнего кинотеатра, пожалуй, можно счесть отсутствие на них внешних дисплеев (а вот пультиками дистанционного управления они, сколько мне известно, снабжены всегда), — однако этот недостаток вполне компенсируется возможностью носить-возить такой плейер с собой и использовать сам по себе.

Что же касается дисплеев портативных проигрывателей, — их качество очень разнится в зависимости от цены, но есть одна закономерность: чем (при одном и том же количестве работающих пикселов) меньше диагональ дисплея, тем картинка на нем привлекательнее.

Усилитель и акустика

Многоканальные усилители для домашнего кинотеатра принято называть ресиверами, поскольку в них по традиции вмонтирован радиоприемник. Впрочем, не во все, а только в сравнительно недорогие модели, — на высоком конце линейки конструкторы предпочитают есть суп отдельно, а мух отдельно.

Если оставить в стороне радиоприемник, который к домашнему кинотеатру в любом случае отношения не имеет, многоканальный усилитель выполняет три функции: собственно многоканального усиления звука, его декодирования и, наконец, коммутации нескольких воспроизводящих устройств с акустикой и отображающим устройством. Например, к моему усилителю подключен один телевизор (еще несколько видеовыходов — свободны), один восьмикомпонентный комплект акустики, два DVD-плейера, два цифровых рекордера, один аналоговый видеомагнитофон (через радиоинтерфейс, из другой комнаты), один радиоприемник и один пишущий мини-дискмен. Проигрыватель виниловых дисков я отключил, потому что для него не хватает места на стойке, а звук виниловых пластинок после знакомства с Высоким Цифровым Звуком я выносить перестал.

Вообще говоря, декодеры звука — не обязательный компонент многоканального усилителя, и, когда несколько лет назад я покупал первый домашний кинотеатр, в моем усилителе таких декодеров не было, — так что приходилось обращать внимание, чтобы вертушка имела весь 5.1 комплект аудиовыходов. Но в последнее время многоканальных усилителей без декодеров (микросхемы которых, надо полагать, сильно подешевели) я ни на прилавках, ни в прайс-листах не встречал.

Приобретая усилитель, обратите внимание на две вещи: мощность каждого канала (нужно, чтобы она была как минимум вдвое меньше, чем у соответствующих колонок; причем рассчитывать надо не на «крейсерскую», а на пиковую мощность, которую усилитель способен выдавать кратковременно: в противном случае на пике колонки будут отвратительно хрипеть; какой — в абсолютных цифрах — должна быть эта мощность, я советовать не стану, поскольку у каждого свое помещение и свои требования к звуку; мой дорогой усилитель выдает на каждый из семи каналов [канал LFE усиливается усилителем сабвуфера] по 170 Вт, — и в моей небольшой комнате это примерно четырехкратный запас) и способ коммутации.

Беда в том, что многие ресиверы (если не большинство) слегка шумят, и, хотя точно определить источник шума довольно трудно (производители хранят секреты схемотехники почище государственных тайн), можно предположить, что виноваты в нем коммутаторы. Когда в этой роли используются не электромеханические (герконы, герметичные контакты), а электронные устройства вроде тиристоров или полевых транзисторов, их тепловые флуктуации могут как раз и быть источником паразитного шума. Но в том ли причина, в другом ли, — перед покупкой усилителя имеет смысл поставить проигрываемый диск на паузу, вывести ручкой усиление на максимум и подойти к одной из колонок (есть, конечно, и другие способы). Если вы не услышите никакого шума — ключи, скорее всего, электромеханические; если услышите — вероятно, электронные, и тут уж вам придется выбирать: искать ли другой ресивер или смириться с шумом. Сказать по чести, во время воспроизведения звука такой шум обычно слышен не особенно, так что непременное стремление избежать его можно считать педантизмом, граничащим с невротически состоянием. Но у меня, например, этот педантизм, увы, присутствует, — поэтому я, перепробовав пяток усилителей от Sony, остановился-таки на усилителе от Pioneer.

Купить непременно 7.1-канальный усилитель или ограничиться 5.1, это вы тоже решите сами, памятуя о том, что я написал выше о многоканальном кинозвуке. На всякие возможности обработки звука можно обращать внимание, а можно и не обращать. Я предпочитаю ими не пользоваться, а слушать фонограммы ровно так, как их записал звукорежиссер.

Имеет смысл поговорить и о настройке ресивера под ваше конкретное помещение. Практически все многоканальные усилители позволяют усилить-ослабить тот или иной звуковой канал, установить временну,ю задержку и провести некоторый эквалайзинг. Делается это, во-первых, для компенсации неидеального расположения динамиков, а во-вторых — для выравнивания звука, идущего из динамиков разных производителей или даже разных моделей одного производителя.

Когда я сталкивался с необходимостью такой настройки, я довольно скоро заходил в тупик, через четверть часа совершенно переставая разбирать акустические тонкости. Поэтому в старые времена — совсем не за бесплатно — можно было вызвать специального настройщика с дорогой аппаратурой. Сегодняшние же ресиверы (и даже бюджетные, и даже иногда — входящие в комплект «домашний кинотеатр в одной коробке») довольно часто оснащаются настроечным программно-аппаратным комплексом: вы вставляете в соответствующее гнездо штекер прилагаемого микрофона, сам микрофон устанавливаете на место «главного слушателя» и запускаете процесс. Усилитель начинает стучать, визжать, плеваться из разных колонок в разной последовательности, — и минут через десять-пятнадцать сообщает, что настройка завершена. И впрямь: результаты такой автоматической настройки практически всегда превосходят попытки непрофессионала выставить все задержки и коррекции вручную.

По поводу же акустики давать какие-то советы — дело пустое. Колонки надо слушать. Ибо нет ни хороших колонок, ни плохих: есть только кажущиеся вам хорошими или кажущиеся вам плохими. Что касается соотношения их мощности и мощности усилителя, — я уже об этом сказал. Остается добавить, что желательно, чтобы все колонки были не просто от одного производителя, но и одной серии. Сейчас почти все выпускают акустику комплектом 5.1 (реже — 7.1), и, пожалуй, вернее всего таких комплектов и придерживаться. Правая и левая передние колонки обычно берут на себя главную звуковую работу, поэтому к их подбору и качеству стоит отнестись с особым вниманием и потратить на них по возможности больше денег. Задне-боковые (в случае шестиканального звука) колонки в идеале должны быть двунаправленными и многодиффузорными. Самые задние (6-я и 7-я) имеют право быть заметно меньшими и менее мощными в силу их вспомогательной функциональности (хотя та же Dolby рекомендует все динамики делать одинаковыми; однако если их подтягивать к лучшим, передним, — все это может стать в копеечку и занять слишком много места). Сабвуфер обязан быть активным, — в пассивном сабвуфере смысла мало. И вот как раз в «коробочных» кинотеатрах пассивные сабвуферы встречаются чаще всего, в рознице я в последнее время их не встречал.

На самом деле, при установке домашнего кинотеатра практически в любом помещении всегда можно ухищриться и проложить провода к задним колонкам так, чтобы они не мешали жить. Но если эта задача покажется вам трудной, приглядитесь к беспроводным задним колонкам: то количество и качество звука, которое на них поступает, обычно хорошо передается и по беспроводному интерфейсу.

Некоторые любители готовы много денег заплатить за провода. У продавцов даже ходит максима, будто за провода надо отдавать примерно десятую часть суммы, потраченной на аппаратуру. В каких-то совсем уж особых случаях, возможно, это и так, — в общем же — явное преувеличение. Конечно, соединять колонки с усилителем телефонной лапшой не стоит, однако акустические провода из недорогих, два-три доллара за метр, вполне способны справиться со всеми колонками, кроме двух передних: правой и левой. Эти же две, может быть, потребуют кабеля подороже, ибо через них вы станете слушать не только фильмовые фонограммы, но и чистый звук, возможно — Высоких Форматов.

Столь же качественные провода понадобятся и для соединения аналоговых выходов вертушки с аналоговыми входами усилителя, — в случае, если вы не захотите предусмотрительно вложить эти деньги в усилитель и вертушку с интерфейсом iLink.

Дисплей

Мы уже достаточно подробно коснулись родовых изъянов современных цифровых устройств отображения видеоинформации. Коротко повторим: недостаточность разрешения для того, чтобы дискретность стала незаметной глазу (есть, правда, мониторы и с достаточным разрешением, но применяются они в специальных, чаще всего медицинских, целях и стоят мало кому подъемных денег); недостижимость подлинно черного цвета (у разных устройств — в разной степени); недостижимость 24-битной цветовой глубины, которая покрывает весь спектр различимых глазом оттенков (тоже: у разных устройств — в разной степени).

Начнем рассмотрение вариантов с наименее, на мой взгляд, пригодного для домашнего кинотеатра дисплея: жидкокристаллического.

Хотя существует несколько разных технологий жидкокристаллических дисплеев, в LCD-телевизорах обычно применяют самую недорогую, так называемую TN+Film, которая страдает как недостаточной глубиной цвета, так и нестабильностью его отображения при изменении угла взгляда. Но даже эта недорогая влетает в копеечку, когда предстает в каком-нибудь, например, 37-дюймовом телевизоре от Lцewe ценою выше десяти тысяч долларов. Впрочем, и наиболее прогрессивная на сегодня технология IPS все равно не дотягивает до идеала. Другими словами, мы имеем в плюсе сомнительные преимущества тонины и модности, а в минусе — недостатки «цифры» и слишком большие расходы.

У плазменных панелей недостатков в отображении картинки еще больше, чем у LCD: прибавляется негасимое свечение предподжига люминесцентных колбочек, постоянное «дыхание» и, наконец, выгорание цвета центральных колбочек по отношению к незасвечиваемым подолгу областям (а таких у вас, если вы берете «плазму» для домашнего кинотеатра, очень скоро станет ровно четыре: по две полосы сверху и снизу при просмотре фильмов в пропорции 2,35:1, — наиболее частой современной, и по две полосы справа и слева, — при просмотре киноклассики в формате 4:3), — но у них хотя бы есть преимущество размера. Впрочем, недавно на нашем рынке появился ЭЛТ-телевизор от той же Lцewe с диагональю 41 дюйм (104 сантиметра), — то есть практически равного низшему плазменному сорокадвухдюймовому стандарту. Конечно, «плазмы» бывают и пятидесятидюймовые, и еще большего размера, — но в первой части статьи мы уже обращали внимание на то, что, увеличивая размер экрана, мы одновременно должны от него отдаляться, чтобы не замечать артефактов низкого разрешения картинки телевизионного стандарта, — так что большие плазменные дисплеи и впрямь могут оказаться кстати только в редких случаях сочетания планировки интерьера и количества зрителей.

Плазменные панели покруче (например, от не раз уже упомянутого Pioneer’а) обычно комплектуются специальным блоком управления, сравнимым по объему и сложности с приличным многоканальным усилителем, — однако боюсь, что на сегодняшний день никакому блоку родовых недостатков «плазмы» до конца не устранить.

Подробности о «плазме» можно прочесть в моих «Огородах»: «Амбивалентность, или Голубой огонек» (www.computerra.ru/offline/2004/558/35778 ) и «Два постскриптума» (www.computerra.ru/think/ogorod/36182 ).

Далее остановим взгляд на проекторах. Их продавцы уверяют нас, что только проектор может создать дома эффект настоящего кинотеатра. Это и так, и не так. Так — потому что и впрямь, при подходящем размере помещения, возникает иллюзия кинозала. Не так — потому что картинка на экран выводится все равно не киношная, а телевизионная.

У проекторов — кроме размера экрана — есть безусловное достоинство… дешевизны. Да-да: тот самый, упомянутый выше, метровый телевизор от Lцewe стоит на price.ru пять с половиной тысяч долларов, а проектор начального уровня (впрочем, вполне пристойный) можно приобрести по цене, начиная чуть ли не с тысячи долларов. То есть, грубо говоря, у проекторов — самая низкая цена дюйма диагонали экрана.

Следующее замечание можно отнести ко многим предметам хайтека, но, возможно, в случае проекторов оно справедливо и очевидно более, чем в других: модели начального уровня способны выдать очень приличную картинку, а ее незначительное улучшение находится с ценой аппарата в экспоненциальной зависимости.

Проекторы разделяются по принципам устройства на микрозеркальные (DLP) и жидкокристаллические (LCD). Первые бывают одно- и трехматричные. В одноматричных цвет получается быстрой синхронной сменой светофильтров на вращающемся колесе, что вызывает у многих людей утомляемость и для многих же делает заметным так называемый радужный эффект (подробности см. в «Огороде» «Фонарики» [www.computerra.ru/think/ogorod/35656  и далее по ссылкам]), трехматричные — сравнительно дороги. Вторые (все — трехматричные) делятся на те, что работают на просвет (большинство), и те, что на отражение (стали появляться совсем недавно; один из них, от Canon, описан в «Огороде» «Дом на песке» [www.computerra.ru/think/ogorod/38087]).

Традиционно считается, что микрозеркальные проекторы дают больший контраст и лучший черный цвет, — однако на сегодня при сравнении с жидкокристаллическими проекторами, ни то ни другое в глаза не бросается. Преимущество же компактности DLP-проекторов в контексте домашнего кинотеатра и вовсе не слишком ценно.

И те и другие проекторы настоящего черного не дают все равно, по контрастности с ЭЛТ-телевизорами сравниться не могут, кроме того — требуют затемнения и шумят, — так что с этим приходится мириться или выносить их в другую комнату, за звуконепроницаемое окошко.

Однако повторюсь: если хочется создать иллюзию «настоящего» кинозала, другого решения проблемы пока не существует.

Впрочем, не могу не остановиться на такой сходящей с прилавков диковинке (прежде, в доцифровую эру, весьма распространенной в видеосалонах и санаториях), как аналоговые (или ЭЛТ) проекторы. По сравнению с простыми цифровыми проекторами они очень дороги (относительно новая модель от BARCO, Cine 8, стоит под тридцать тысяч зеленых), требуют сложной начальной настройки, а после — периодической подстройки сведения лучей, — однако (ибо представляют собой три электронно-лучевые трубки) обладают практически всеми достоинствами ЭЛТ-телевизоров: высочайшей контрастностью, отличным черным, отсутствием пикселизации, — плюс большой экран. В общем, такой проектор можно назвать идеальным решением для снобов и эстетов. Я бы, будь побогаче и имей квартиру побольше, — остановился именно на нем.

И наконец, что называется, выбор автора — телевизор на электронно-лучевой трубке. Конечно, простеньким стодолларовым вариантом для домашнего кинотеатра не обойдешься — совсем уж затеряется картинка, — но сегодня и вполне достойные варианты: плоские, стогерцовые, широкоформатные (16:9), что для домашнего кинотеатра, на мой вкус, обязательно, — стоят от тысячи с небольшим долларов за приемлемую диагональ в 28 дюймов до… до тех самых пяти с половиной — за диагональ метровую.

Но гоняться за дюймами имеет смысл только после внимательного изучения планировки вашего кинозала: например, сидеть к моему тридцатидвухдюймовому Grundig’у ближе, чем в двух с половиной метрах, уже — в смысле качества картинки — некомфортно, — а у меня больше двух с половиной метров свободного пространства и нет.

Билингвальный модуль

На вопрос, чем иностранные фирменные DVD-диски лучше соответствующих отечественных (и действительно — лучше ли), я постараюсь ответить в следующей, последней главке темы: как минимум мотивом может быть то, что далеко не все фирменные диски существуют в российской реинкарнации. Здесь же со стыдом признаюсь, что, увы, хорошо понимать со слуха американскую, английскую, французскую, немецкую, японскую и итальянскую речь так за свою некороткую жизнь и не выучился, и поскольку предполагаю, что я не один такой… неполиглот, — считаю своим долгом дополнить описание обязательных компонентов домашнего кинотеатра устройством, которое преодолевает языковые барьеры.

Нельзя сказать, что MP3-проигрыватель справлялся бы с задачей хуже, чем мини-дискмен, — однако так исторически сложилось, что именно на мини-дисках продаются в Москве переводы практически всех заинтересовавших меня заграничных фильмов. В общем, этот исторический расклад более или менее понятен: мини-диски и мини-дискмены появились раньше, чем MP3-плейеры и домашние кинотеатры. На стандартный мини-диск умещается 140–160 минут монозаписи (а стерео для дикторского перевода и не требуется!), а стоит он — сущие копейки. Сами мини-дискмены тоже не особенно дороги: простенький карманный вариант, без возможности записи, можно купить долларов за сто.

Первое время для прослушивания синхронных переводов фильмов я пользовался дискменом карманным, — однако невозможность управлять им дистанционно, по воздуху, с какого-то момента начала меня раздражать, — и я раскололся на мини-дисковую деку.

Ее звуковой выход удобнее всего подключить к встроенным динамикам телевизора, — таким образом появляется еще один, добавочный к 5.1, звуковой канал: русский. Поскольку при просмотре DVD-фильмов звук обычно идет не с телевизора, появляется возможность раздельно регулировать громкость основной фонограммы и перевода. Как вариант, перевод можно вывести и, скажем, на беспроводные наушники, но тогда смотреть фильм с переводом приходится в одиночку.

В одном флаконе

Вся предыдущая глава писалась в расчете на то, что вы станете подбирать себе домашний кинотеатр по отдельности, компонентно. Хотя где прямо, а где между строк упоминалось или подразумевалось, что имеет смысл акустику, например, покупать комплектом, а вертушку и усилитель — от одного производителя. В связи с чем возникает вопрос: а не проще ли тогда приобрести весь домашний кинотеатр, что называется, в сборе, «в одной коробке», — тем более что их на рынке появляется все больше и больше, в довольно широком ценовом разбросе.

На этот вопрос я отвечаю прямо: и да, и нет. Да — если вы не замечали за собой вечной страсти к улучшению и расширению, к, так сказать, апгрейду. Тогда с умом выбранный комплект может удовлетворить вас на многие годы. Нет — если сия страсть вам присуща, поскольку в большинстве «коробочных» версий домашних кинотеатров отсутствует эта возможность: там все скручено намертво, вертушка соединена с усилителем или усилитель вмонтирован в сабвуфер, колонки имеют нестандартные входы и пр.

Еще (во всяком случае, среди читателей «Компьютерры») я замечал тенденцию заставить работать буквально всем, в том числе и телевизором, и домашним кинотеатром, — персональный компьютер. С одной стороны, ничего невозможного в этом нет: нынешние процессоры достаточно мощны, операционные системы — надежны, софтовые проигрыватели многочисленны и весьма функциональны, DVD-приводы универсальны, последние материнские платы уже снабжены восьмиканальным звуком с оптическим звуковым выходом, — чего ж еще?!

А вот чего: помните ли анекдот про Ванечку, пропустившего школу?

— Где ты вчера был?
— Да мы с отцом корову на случку водили…
— А что, отец сам не мог?
— Отец-то, конечно, мог, — да бык — лучше.

Все-таки «бык» — и впрямь лучше. У него и вентиляторы не шумят, и усилитель помощнее и почище, и монитор с диагональю вдвое, а то и втрое против вашего компьютерного монитора, и управлять просмотром со специально спроектированного под это пульта удобнее, чем с клавиатуры или мышкой. И потом: неужели компьютеру больше нечем заняться, чем показывать вам кино?

Однако если очень хочется сначала попробовать — что оно такое, домашний кинотеатр, — а уже потом на него потратиться, — компьютер, пожалуй, идеальный демонстрационный станок.

Ради чего?

Количество оцифрованных и записанных на DVD фильмов растет лавинообразно: если пять-шесть лет назад их были единицы, причем качество картинки и звука — по сегодняшним стандартным запросам — порою далеко отставало от DVD-идеала, — сегодня их уже десятки (если не сотни) тысяч, — и те, что выпущены уважающими себя компаниями, порою вызывают восхищение своим техническим воплощением. Могу адресовать вас к одной из самых известных мировых баз данных (www.imdb.com).

Сразу оговорюсь, чтобы больше к этому не возвращаться, что нынешние российские пираты, осознавшие равнодушие (скорее даже — непонимание) подавляющего большинства покупателей (на которых они и работают) к качеству, исхалтурились окончательно: перестали доплачивать производителям те три-пять центов, которые стоит второй слой диска, перестали смущаться пережимом (причем в автоматическом режиме и с помощью далеко не изысканных программных средств), — больше того, рынок заполонила DVD-халтура типа «два в одном», «четыре в одном» и даже — сам видел на Горбушке — «десять в одном»!

Зато, с другой стороны, более или менее достойные российские производители «лицензии» (возможно, под давлением тех же пиратов) снизили цены на свою продукцию вдвое-втрое, и сегодня ценовой разрыв между пиратским и отечественным лицензионным диском уже таков, что многие готовы доплатить за гарантированное качество. К тому же и фирменные заграничные диски стали в массе своей подешевле, а система скидок, которую предлагает нам, например, Amazon, опускает цену на многие вполне приличные и актуальные диски ниже десяти долларов. Хотя за коллекционные экземпляры или высокохудожественную репродукцию, интересующую эстетов, продавцы до сих пор просят и по 40, и по 50, и даже по 60 долларов. Из последних примеров: один из немногих очень долго не цифровавшихся фильмов Феллини «Казанова Феллини», так до сих пор и не выпущенный в Штатах (безусловном центре DVD-производства), недавно вышел в Европе в очень приличном качестве, в эксклюзивной картонной коробочке и стоит у нас на DVD100 (www.dvd100.ru) (а они особых денег за посредничество не накручивают) — 55 долларов (63 с переводом на мини-диске).

Итак: чего мы вправе ожидать от приличного диска? Какие его параметры что определяют?

Наверное, самое главное, это все же качество оцифровки. И тут мы ничего не можем поделать (хотя порой один и тот же фильм, особенно из советских, выпускается двумя разными фирмами, с разным качеством оцифровки): что дают, то и берите. Но мы можем знать, что, например, фирма RUSCICO имеет доступ к фильмотеке «Мосфильма», работает с западными партнерами (такие, скажем, картины, как «Зеркало» и «Иваново детство» Тарковского, сделанные RUSCICO, продаются на мировом рынке под британским лейблом Artifical Eye; на многие другие советские шедевры RUSCICO имеет ограниченную лицензию: с правом продажи только за бугром), — и качество предварительной обработки и оцифровки у нее выше всяких похвал. Зато, когда та же RUSCICO берется выпускать (по лицензии!) фильмы из мировой классики (например, три картины Бюнюэля), она часто удовлетворяется Betacam’овскими оригиналами, и никакие красочные буклеты, оригинальные коробки, большие деньги и максимальный битрейт спасти картинку уже не могут. Впрочем, это относится не ко всем рускиковским изданиям зарубежной классики: «Репетиция оркестра» и «Джинджер и Фред» Феллини сделаны вполне достойно. Из западных фирм (если речь идет о киноклассике) мы безусловно можем доверять уже упомянутой The Criterion Collection, а фильмы современные, выпускаемые обычно в рамках производящих фильмы-оригиналы компаний, делаются тоже очень и очень хорошо.

Когда же эти фильмы попадают на прилавки уже в лицензионно русифицированном варианте (как правило, не намного позже оригиналов, а то и двумя-тремя днями раньше), — можно получить вполне качественный клон, а можно и нарваться, скажем, на вымаранную оригинальную звуковую дорожку или на честную оцифровку — но не полученную со студии-производителя, а проведенную где-то в Москве с прокатной копии (недавний пример — «Малышка на миллион» Клинта Иствуда). Еще один любимый трюк отечественных лицензионщиков (прежде он встречался сплошь и рядом, — сегодня, слава богу, — только изредка): взять широкоэкранный вариант (особенно яркий эффект получается, когда оригинал — 2,35:1) и просто-напросто обрезать его по краям до 4:3, — в результате чего теряется едва ли не половина площади кадра. Сами можете представить, что остается от композиционных замыслов режиссера и оператора. Последняя блестящая победа над авторами была достигнута господами из СР Digital, выпустившими (чуть даже раньше американцев) фильм «Венецианский купец» с Аль Пачино и Джереми Айронсом.

В России есть несколько фирм, выпускающих (и в больших количествах) мировую киноклассику под предлогом, что «права на фильм перешли в общественное пользование», — но если диски от «DVD-магии» могут быть сделаны хорошо, а могут — отвратительно, и никогда не знаешь, на какой вариант нарвешься, — фильмы, помеченные маркой «Film Prestige», в подавляющем большинстве случаев сделаны очень прилично. Я из доброй полутора сотни картин, выпущенных этой фирмой, только однажды нарвался на VHS’ный оригинал: в фильме об автогонках «Grand Prix», — но выяснилось, что эта картинка просто до сих пор не оцифрована ни в Штатах, ни в Европе.

Я уже как-то приводил в «Компьютерре» эффектнейший пример зависимости качества DVD-картинки в первую очередь от качества оригинала и только во вторую — от прочих параметров: недавно перевыпущенный диск с фильмом «Jesus Christ Superstar». На восьмилетней давности диске фильм был записан на одном слое и в «обрезном» формате, на новом — на двух слоях и в формате анаморфном (разъяснение этих двух форматов — несколькими абзацами ниже). Видео/аудиопоток вырос более чем вдвое. Но поскольку перед новым релизом фильм не перецифровали, — качество на слух и взгляд не улучшилось ни на ноготок…

Следующий важный параметр — это все-таки величина потока (а главное — его видеосоставляющая, ибо она занимает в общем 90–95 процентов). Как я говорил в начале статьи, если использовать максимально допустимый DVD-стандартом суммарный поток около 10 Мбит/с, на один слой диска уместится не больше часа видео. Правда, когда применяются мощные профессиональные кодеры, этот час можно увеличить на четверть, а то и на половину, используя переменное сжатие. Собственно, практически все DVD-фильмы цифруются с переменным сжатием, которое способны реализовать и многие, даже не особо крутые, компьютерные программы DVD-авторинга, — но когда аппаратура и алгоритмы посредственные, поток меняется в пределах ±1,5–2 Мбит/с. В профессиональном же случае он может прыгать от 1,5 до 10, — и всегда оправданно.

Поскольку редкий фильм (кое-что — из старых, да кое-какие концерты, некогда записанные на магнитную видеоленту) укладывается в этот час с небольшим, — на сегодняшний день мы почти не встретим (разве что у пиратов) однослойных дисков. Более того: все чаще выпускаются двухдисковые (каждый диск — двухслойный) версии фильмов: например, каждая из картин трилогии «Властелин колец» в коллекционном издании.

Прежде встречались и двухсторонние диски; у меня, например, на таком записан первый американский релиз «Унесенных ветром», — но, поскольку для смены стороны все равно приходится выдвигать лоток проигрывателя, нынешние производители предпочитают класть в коробку два диска.

Однослойные диски помечаются как «Single Layer», двухслойные — как «Dual Layer». Впрочем, в последнее время производители (даже наши) все чаще прибегают к такой кодировке: однослойный диск — DVD5; односторонний двухслойный — DVD9; двухсторонний однослойный — DVD10; двухсторонний, однослойный с одной стороны и двухслойный с другой — DVD14, и наконец, двухсторонний двухслойный — DVD18. Понятно, что цифры — это округленная емкость диска в гигабайтах.

Здесь же следует еще раз напомнить про формат Super Bit, при котором битрейт фильма не понижается за счет бонусов и добавок, в большинстве случаев — не особо интересных.

Следующий параметр касается способа записи на диск широкоэкранного кино: «обрезной» или анаморфный. (Независимо от того, каковы пропорции исходного материала: 1,78:1, то есть полностью заполняющий экран 16:9, или 2,35:1, — оставляющий сверху-снизу черные полоски.) В первом, «обрезном» случае широкоэкранную картинку вписывают в формат 4:3, и, если ваше отображающее устройство это позволяет, ее можно растянуть по горизонтали и вертикали для заполнения экрана. Во втором — картинку записывают сжатой, чтобы отображающее устройство растянуло ее только по ширине. Понятно, что в первом случае записывается почти на треть видеоинформации меньше, чем во втором, — так что качество анаморфа заведомо лучше качества «обрезного» формата, — если, конечно, они не записывались с одного и того же скудного оригинала.

Последнее, за чем стоит следить, выбирая диск, — аудиодорожки, на нем умещенные. Тут бывают варианты — обычно при выпуске так называемых специальных или коллекционных релизов: звук в DTS, без сомнения, предпочтительнее, а вариант 6.1 против 5.1, как я уже писал выше, — на любителя.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.