Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Там, где мы есть

Архив
автор : Василий Щепетнев   31.03.2005

Желание пойти по стопам Медниса, написать книгу «Как победить ChessBase» и стать знаменитым в мире шахмат потихоньку становится навязчивым.

Желание пойти по стопам Медниса, написать книгу «Как победить ChessBase» и стать знаменитым в мире шахмат потихоньку становится навязчивым. Шахматная болезнь перешла в фазу горячки. На диске — полторы сотни программ. Последние поступления — Gandalf 6, Junior 9 и Shredder 9 — бьют копытами в директории Engines и ждут, когда их выпустят побегать по арене, потоптать незадачливого тореро, а то и вовсе — на рога. Дождутся, ужо. Мы теперь многое знаем, сами с хвостами…

Но я, запуская «Фрица», все чаще иду направо. На игровой сервер. И лечусь от мании величия, сражаясь с переменным успехом с игроками преимущественно классов А и Б — первого и второго разряда, на наши деньги. Помогает. Начинаю сознавать — не Меднис я, не Меднис. Поначалу-то я бойко шел к уровню эксперта, но потом привалила чреда праздников, сопровождающаяся чревоугодием и прочими нехорошими излишествами. Я садился за компьютер веселеньким, что чревато… Меня быстро проставили в угол, откуда я выбираюсь, неся чувствительные потери в самолюбии.

Недавно, прочитав большую, прочувствованную статью Стива Лопеса, колумниста ChessBase, под заглавием «The Future of Internet Chess?» (www.chessbase.com/newsdetail.asp?newsid=2161), я воспрянул. Оказывается, большинство игроков шахматного сервера занимаются надувательством и вовсю пользуются помощью шахматных программ! И потому те двести с лишним побед, одержанных мною за год присутствия на сервере, я одержал именно над программами — шреддерами, тиграми и прочими фрицами. Ну и проиграл, соответственно, им же, что не зазорно.

Стив вообще настроен очень и очень скептично в отношении игры по Интернету: мало того что игроки мухлюют, они еще и ругаются. Стоит выиграть — тут же обзовут так-то и так-то. Стоит проиграть — обзовут еще круче. В общем, жлоб приперся в Интернет, людям добрым ходу нет, сюда он больше не ездок, пойдет искать по свету места, где оскорбленному есть сердца уголок…

Это я понимаю. Полемический прием, фигура речи, возбуждение негодования среди читателей и желания тут же написать свой ответ Чемберлену.

А с другой стороны, чего, собственно, Стив ждал? Из выморочной, стерильной, хрустально-голубой мечты Интернет стал местом обыкновенным, и люди в нем теперь тоже обыкновенные, живые. А людям свойственно поведение естественное, не все ж на котурнах стоять. Прежде, помнится, московский метрополитен пытались назначить генератором урбанистской культуры — на работу брали в основном гурий, чистоту наводили исключительную, и народ, робея, поначалу на пол, действительно, не плевал и в чужой подол не сморкался. Но, обвыкнув, сбросил оковы стесненности, и такое поперло… Что имели, то и поперло. Мало на лестнице-чудеснице прокатиться, по мраморным дворцам Навь-Города пройтись, чтобы стать культурным раз и навсегда. Нужно и наверху, на поверхности себя уважать, хотя бы капельку. И других, естественно, тоже. Не получается? Может, теперь метро закрыть? Или, оставив его людям неделикатным, ходить исключительно пешком? Поскольку в автобусах и трамваях у нас тоже не графья ездят, а уж на дороге, за баранкой, такого наслушаешься… Пассажиры метро по сравнению с автомобилистами — просто наивные смолянки.

Интернет — то же метро, его обитатели стремительно обрастают плотью, теряя фантомную полупрозрачность. А у плоти и потребности плотские. Не обязательно дурные. Сейчас посмотрел базу данных. Сыграно мною на шахматных серверах ChessBase и FICS за неполный год 618 партий, выиграно 296 (ох, когда и успел), проиграно 244 и 61 ничья. Не обругали меня, кажется, ни разу. За ником Vasiliysk стоит страна Россия, я гражданства не скрываю. А россиян не замай. Тоже мне, ругатели англоязычные. Они и слов-то крепких не знают. Немцы, те да, те могут, но в немецком я не силен, дальше хендехоха не забирался. Но если я вывалю в Сеть то, что услышу на стометровке от дома до гастронома, немцы поразятся. И ведь это даже не ругательства, не брань, а вполне обыкновенный, порой и дружелюбный разговор носителей особой, уникальной духовности. Стив же американец. Ему палец не так показали — он и оскорбился. И потом, американцев в Интернете, нужно признать откровенно, не любят, американцев в Интернете всяк обидеть норовит — «за Ирак, за Хиросиму и за ихнего жука». За Роберта Фишера, если говорить о шахматистах. Наглядный пример двойной морали.

Стив теперь предпочитает ходить в шахматный клуб. Там, пишет он, тоже обхамить умеют, но вероятность очного хамства много меньше.

Верю. Поскольку в клубе Стива играют американцы, антиамериканских выпадов ждать не приходится.

Я и сам в шахматный клуб хожу, в наш, воронежский. Но не из отвращения к Интернету, а, скорее, наоборот — Сеть разбудила во мне игроцкий дух. Поначалу странно было фигуры руками двигать, на кнопку часов нажимать, но ничего, приноровился. Сыграл в турнире, где настоящие, не серверные кандидаты в мастера имелись. Хорошие люди — никто не ругается, все чинно, культурно. Выиграешь ли, проиграешь, а все равно руку пожимают, благодаря за доставленное удовольствие.

О занятом месте умолчу.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.