Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Трудности перевода

Архив
автор : Денис Коновальчик   02.03.2005

За полмесяца до того, как взволнованная кинематографическая общественность, затаив дыхание, поднималась по красному ковру на церемонию вручения «Оскаров», кое-кто уже мог повертеть в руке вожделенный трофей.

За полмесяца до того, как взволнованная кинематографическая общественность, затаив дыхание, поднималась по красному ковру на церемонию вручения «Оскаров», кое-кто уже мог повертеть в руке вожделенный трофей.

С легкой руки Американской киноакадемии такая привилегия была дарована «бойцам невидимого фронта» кино — компьютерщикам и инженерам. 12 февраля в холле расположенного в Пасадене отеля Ritz-Carlton Hungtington Академия кинематографических искусств и наук отдавала дань второй половинке своего имени, вручая научные и технические награды.

Тон торжеству задал президент Академии Фрэнк Пирсон (Frank Pierson), в своем выступлении спевший настоящую осанну техническим работникам: «Электронная среда настолько изменила наши возможности, что ни один человек не отважится заявить, что вы чего-то не можете сделать». По словам Пирсона, ныне самым острым вопросом развития кино является «компьютерный всеобуч» сценаристов и режиссеров, дабы те могли увидеть всю бездну возможностей, предоставляемых им технологиями XXI века. Забавно, что после столь пылкой речи своего шефа глава научно-технического комитета Киноакадемии Ричард Эдлунд (Richard Edlund) попытался вернуть участников церемонии на грешную землю, скромно заметив, что не компьютерами едиными жив кинематограф и что «порой плоды технологий используются в кино слишком уж рьяно».

В отличие от «большого» «Оскара», на церемонии в Пасадене заветных статуэток вручалось немного, в остальных случаях победители довольствовались поощрительными дипломами и памятными призами. Тем выше честь, выпавшая на долю нынешних оскароносцев, чьему перу принадлежат чертежи подъемных устройств для автономного управления камерой, без которых не обходится ни одна современная съемочная площадка. Под гул оваций «Оскар» был вручен немецкому изобретателю Хорсту Бурбулле (Horst Burbulla, фото 1), создателю системы Technocrane, и его французским коллегам Жан-Мари Лавалу (Jean-Marie Lavalou), Алену Массерону (Alain Masseron) и Дэвиду Сэмюэльсону (David Samuelson), разработчикам конкурирующей системы Louma Camera Crane. Во время торжественной церемонии старики-французы прослезились, признавшись, что мечтали об «Оскаре» чуть ли не с рождения. Что ж, воплощение детской мечты иногда запаздывает: с тех пор как Стивен Спилберг впервые взметнул в воздух камеру при помощи их устройства Louma, минуло почти четверть века. К чести немецкого изобретателя, «сигнальный экземпляр» своего детища по причине безденежья ему пришлось смастерить собственными руками. В ответной речи Бурбулла сравнил работу кинематографического «технаря» с аксессуарами, помогающими писателю создавать роман: «Я счастлив быть хорошей пишущей машинкой».

Вторым по значимости призом Киноакадемии считается золотая мемориальная доска с барельефом знаменитой статуэтки. Одна из них была вручена двум ассистентам немецкого изобретателя, внесшим неоценимый вклад в разработку механизма и электронной начинки системы Technocrane. Другая «доска почета» досталась пятерке создателей рабочей станции Cineon — одной из первых графических компьютерных систем, запущенных в массовое производство.

Дипломов Академии удостоен ряд изобретений, позволяющих поднять «технологии грез» на новую высоту. Так, визажисту Грегу Кэннорну (Greg Cannorn) и Уэсли Уоффорду (Wesley Wofford) посчастливилось на основе обыкновенного силикона создать материал, неотличимый по виду от настоящей кожи и позволяющий за считанные минуты провести настоящую «пластическую операцию» на лице актера. Вмешательства гримера при этом не выдаст даже система Satellight Softlight, разработанная Джерри Коттсом (Jerry Cotts) и Энтони Сирмэном (Antony Searman) и способная устроить иллюзию дневного освещения в самом тесном съемочном павильоне.

«Все, что вам нужно знать о моем детище, — это то, что оно делает звук лучше», — лаконично отчитался перед публикой о проделанной работе дипломант Академии Стивен Боуз (Steven Boze), изобретатель устройства DNF 001, подавляющего шумы на многодорожечных аудиозаписях. Скромный лауреат умолчал о том, что благодаря его работе реставраторам звука удалось вернуть прежний голос немалому числу старых кинокартин. Авторами еще одной дипломированной «звукочистки» стала группа инженеров под руководством Кристофера Хикса (Christofer Hicks), разработавшая систему DNS 1000, которая отфильтровывает фоновый шум непосредственно в момент съемки.

Настал звездный час и для «кинокомпьютерщиков». Особой любовью жюри пользовались системы захвата движения: на сей раз «академики» решили раздать всем сестрам по серьгам, премировав дипломами сразу три исследовательские группы, ведущие работы на этой ниве. Пожать руку президенту Академии довелось разработчикам технологий Vicon Motion Systems, Motion Analysis и Giant Studios. В состав первых двух «ноу-хау» входит особая конструкция из чувствительных к движению объекта видеокамер и оригинальный софт для обработки изображений, третья разработка — чисто программная.

Не позабыты и ветераны киноцеха. Специальной премии удостоился бывший инженер компании Kodak Артур Уидмер (Arthur Widmer, фото 2), отец технологии «голубого экрана». В далеких пятидесятых Артур, работавший инженером в фирме Kodak, предложил снимать передний план сложных сцен на однородном цветовом фоне, что позволяло его затем легко заменять «живой» подложкой. Эта технология, впервые примененная в 1958 году на съемочной площадке фильма «Старик и море», произвела настоящую революцию в мире киномонтажа и ныне вошла в буквари для кинооператоров.

Если для лауреатов Киноакадемии компьютерная терминология послужила неплохой закваской пламенных речей, то для ведущей церемонии — двадцатилетней актрисы Скарлетт Йоханссон (Scarlett Johansson) — стала серьезным камнем преткновения. Технические термины оказались сущей абракадаброй для звезды картины «Трудности перевода». «Эти слова, — призналась юная леди, — срываются с моего языка, но произношу их не я, а телесуфлер». Как только речь на сцене заходила о технологических нюансах изобретений, Скарлетт нарочито беспомощно разводила руками, в то время как дружелюбный зал подбадривал ее аплодисментами.

И все же награды наградами, но без скучных инженерных спецификаций порой нельзя было обойтись. Во время утомительного описания технологии захвата движений актера, задействованной в фильме «Я, робот», зал, битком набитый инженерами, устроил Скарлетт овацию. «Вау, да это же настоящий удовлетворитель для публики!» — воскликнула находчивая ведущая.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.