Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Диснейленд национальной безопасности

Архив
автор : Киви Берд   24.02.2005

О роли информационных технологий в деятельности спецслужб «Компьютерра» пишет регулярно.

О роли информационных технологий в деятельности спецслужб «Компьютерра» пишет регулярно. Однако целый ряд аспектов этой темы тщательно сокрыт завесой секретности, а то немногое, что вдруг становится известно, зачастую порождает лишь недоумение и множество новых, не имеющих ответа вопросов. Анализу некоторых таких загадок и посвящен данный материал.

1+1=1?

В декабре 2004 года, при обсуждении американским Конгрессом нового бюджета разведывательных служб США, необычный демарш предпринял сенатор-демократ Джей Рокфеллер (Jay Rockefeller). Он вице-председатель сенатской комиссии по разведке, а значит, осведомлен о шпионских делах лучше других представителей Демократической партии в парламенте. Все, что связано с обсуждением работы разведслужб, по давней традиции строго засекречено. Рядовые члены парламентской комисии по разведке признаются, что зачастую толком не понимают, финансирование каких шпионских проектов рассматривается, поскольку сформулированы они в самых общих выражениях и никогда не обсуждаются публично, вне закрытых слушаний комиссии.

Поэтому особенно удивительно, что после одного из таких слушаний Дж. Рокфеллер сделал специальное, с тщательно подобранными выражениями, заявление для прессы относительно нового разведывательного проекта, где назвал эту затею абсолютно неоправданной, ошеломительно дорогой и, что самое интересное, «угрожающей национальной безопасности». Рокфеллер и еще три сенатора-демократа отказались утвердить бюджет разведки, предусматривающий финансирование новой программы (однако в итоге обе палаты Конгресса, контролируемые республиканцами, все равно его приняли).

Хотя сами конгрессмены категорически отказались обсуждать подробности этой истории, от осведомленных источников в правительстве и от независимых экспертов по разведке газета Washington Post быстро получила сведения, что стоимость программы исчисляется миллиардами долларов и связана с космосом, а именно с внедрением нового поколения «невидимых» (stealth) спутников. Поступившие из разных источников сведения вполне согласовывались друг с другом. Про чрезвычайно дорогостоящие — стоимостью в десятки миллиардов — программы по созданию спутников видовой и радиоэлектронной разведки ныне уже широко известно. Не стали секретом и (официально не объявленные) факты испытания в ходе космических программ США по меньшей мере двух поколений орбитальных аппаратов, изготовленных с применением технологии stealth, благодаря которой спутник либо вообще невидим для земных радаров, либо кажется мелким фрагментом космического мусора. Но каким образом невидимые шпионские спутники могут угрожать национальной безопасности супердержавы, их применяющей?

Нельзя сказать, что окутанная тайной деятельность разведслужб США редко вызывает вопросы и удивление у сторонних наблюдателей и экспертов. Однако события, и вправду способные поставить в тупик кого угодно, присходят не так уж часто. Впрочем, за последние годы таких «странностей» становится все больше. На одну из них стоит обратить особое внимание.

Летом 2002 года пост директора по научно-техническим исследованиям в Агентстве национальной безопасности США занял доктор Эрик Хезелтайн (Eric C. Haseltine), ранее — вице-президент Walt Disney Imagineering (Imagineering — овеществление, инжиниринг воображаемого. — Л.Л.-М), подразделения исследований и разработок в составе корпорации The Walt Disney. Подобного рода кадровые прыжки поразительны уже тем, что обычно доходы менеджера высшего звена в развлекательной индустрии на порядок (или даже несколько порядков) выше, чем на госслужбе, пусть даже элитной. Но еще более интригует другой — профессиональный — аспект этого перехода. Известно, что глава АНБ генерал Майкл Хейден (Michael V. Hayden) по меньшей мере полгода уговаривал Хезелтайна присоединиться к спецслужбе, главные задачи которой, как известно, заключаются в перехвате/дешифровании иностранных коммуникаций, а также в защите американских систем связи, относящихся к обороне и национальной безопасности. С какого боку к этим задачам пристегивается область профессиональных интересов Хезелтайна — виртуальная реальность, спецэффекты и компьютерная 3D-графика, которым он посвятил двадцать три года жизни, — как было неясно с самого начала, так и остается загадкой по сию пору.

Между двумя этими тайнами американской разведки, на первый взгляд, нет ничего общего. Но недаром один умный человек (по иному, правда, поводу) остроумно заметил: «И это — тайна, и то — тайна; две тайны — все равно что одна; так, быть может, первое и второе — это одно и то же»?

Как будет показано далее, к этой экстравагантной идее не помешает прислушаться.

Доктор «ментальных миражей»

Итак, для начала рассмотрим суть занятий Эрика Хезелтайна, чтобы понять, чем опыт этого специалиста мог привлечь к нему столь обостренный интерес наиболее продвинутой в вопросах ИТ разведслужбы. В компании Walt Disney он работал около десяти лет, руководя разработкой аттракционов виртуальной реальности для парков «Диснейленда», комплексов генерации 3D-графики для спецэффектов в кино, а также многопользовательских компьютерных игр. Предыдущие тринадцать лет Хезелтайн трудился в компании американского военно-промышленного комплекса Hughes Aircraft, где занимался компьютерной графикой и разработкой авиасимуляторов.

По университетскому образованию Хезелтайн психолог. Он защитил диссертацию, написал множество статей для научных журналов «Исследования мозга» и «Труды нейропсихологии». На рубеже прошлого и нынешнего веков был внештатным редактором научно-популярного журнала Discover, где вел, среди прочего, ежемесячную колонку «Нейроквест». Темы этих колонок, посвященных особенностям работы человеческого мозга и отражающих главную область исследовательских интересов автора, именуемую им «ментальные миражи», очень занимательны: «Как ваш мозг фокусируется на том, что хочет увидеть», «Почему ваш мозг не всегда принимает верные решения», «Чтение мыслей — каковы ваши скрытые предубеждения», «Во что вы верите — это то, чем вы станете». Ну, и так далее.

Любопытно, однако, что в одном из интервью сразу после перехода в разведку Хезелтайн сказал: «Моя новая работа очень похожа на то, что я делал у Диснея». Впоследствии это косвенно подтверждали темы колонок в Discover, публиковавшихся вплоть до весны 2004 года.

О роли СМИ в оборонных исследованиях

Дабы ни у кого не оставалось сомнений в том, что интерес спецслужб и Пентагона к деятельности киноиндустрии и ее специалистам носит не частный, а фундаментальный характер, следует упомянуть одно мероприятие, в организации которого непосредственное участие принял и Эрик Хезелтайн, теперь уже в качестве замдиректора АНБ США.

Речь идет о 55-й Национальной конференции по прогрессу в исследованиях (NCAR-55), в тот раз, в декабре 2002 года, устроенной — что за совпадение — на территории диснеевского курортного комплекса Walt Disney World Contemporary Resort во Флориде. Сквозной темой конференции стали новые технологии СМИ, но почему-то в тесном сопряжении с оборонными исследованиями. Одним из главных организаторов мероприятия, проходившего под девизом «Преобразуя мир исследованиями и инновациями», выступил Космический центр им. Кеннеди при поддержке научно-исследовательских управлений американской армии, ВВС и ВМС.

Основным докладчиком на открытии NCAR был д-р Хезелтайн, произнесший речь о будущем науки. Темой же пленарных заседаний стало «Переопределение оборонных исследований», а с докладами выступили руководители научно-исследовательских управлений американских ВВС, ВМС, армии и Корпуса морской пехоты. Видение проблемы правительством осветил д-р Марбургер, научный советник президента и директор управления Белого дома по политике в области науки и технологии.

Реальные ТВ-шоу из зоны боевых действий

В том же 2002 году были запущены и первые крупные проекты, ознаменовавшие собой новый подход Пентагона и спецслужб к подаче информации в масс-медиа, прежде всего в ТВ-сетях. Стержневая идея этого агрессивно-пропагандистского подхода — сконцентрировать внимание зрителей на визуальном ряде и сопровождающем его «общем послании», не вдаваясь в излишние подробности. Понятно, что успех подобного метода базируется на том, кто именно снимает и редактирует видеоматериалы. А потому для репортажей из горячих точек все чаще и чаще военные используют своих собственных телеоператоров и монтажеров, передавая ТВ-сетям уже готовые ролики. Делаются эти ролики в значительной степени под влиянием голливудских продюсеров, занимающихся постановкой реальных ТВ-шоу и художественных экшн-фильмов.

Пионером здесь можно считать Джерри Брукхеймера, продюсера знаменитых блокбастеров военной и вообще героико-патриотической тематики, среди которых «Высадка Черного Ястреба», «Пирл-Харбор», «Армагеддон». Его задумка — сделать документальный телесериал «Портреты с передовой» об американских солдатах, сражающихся в терроризмом в Афганистане, — получила активную поддержку министра обороны Дональда Рамсфелда. Сериал имел успех, и такой же подход было решено применить в репортажах о боевых действиях в Ираке.

Ну а в апреле 2003 года миру была предъявлена самая, вероятно, выдающаяся на сегодняшний день видеофальсификация Пентагона в жанре крутого репортажа, «реального экшн» под названием «Спасение рядового Джессики Линч».

Независимые расследования (в основном неамериканских журналистов) показали, что эффектная история была от начала до конца сфабрикована. Подлинный ход событий был восстановлен в деталях и документах, но так и не нашел отражения в прессе США. Ибо государство уже осыпало Джессику Линч всеми возможными почестями и наградами, подобающими военному герою, о ее подвиге снят художественный фильм, известный журналист газеты New York Times написал соответствующую мемуарно-патриотическую книгу, а сам Рамсфелд назвал операцию по освобождению Линч «блестящей и отважной».

Новая эра в информационных операциях

Описанный выше сюжет хоть и показателен, но не содержит ничего нового — кроме ощутимо возросшей технической оснащенности, позволяющей инсценировать мифы для новостей в реальном масштабе времени. Нас же сейчас интересуют более продвинутые методы манипуляции общественным мнением, опирающиеся не на инсценировки, а на высококачественную компьютерную графику и прочие медиа-технологии для конструирования «альтернативной реальности».

Такими технологиями очень серьезно интересуется разведывательное сообщество США, поскольку «плодотворное комбинирование компьютеров с методами когнитивной психологии возвещает новую эру в информационных операциях». Это дословная цитата из доклада д-ра Джона Юречко, начальника отдела поддержки информационной войны Разведуправления МО США (DIA). Доклад был сделан в 1998 году на закрытой конференции американской военной разведки, и его краткое изложение по недосмотру просочилось в печать.

Как следует из доклада, разведслужбы тщательно изучают способы использования компьютеров и компьютерных сетей с целью фабрикации и распространения информации, предназначенной для того, чтобы склонить в нужную сторону общественное мнение по наиболее горячим политическим вопросам. В качестве составной части программы «управления восприятием» (perception management) разведсообщество десятилетиями генерирует дезинформацию для стимулирования политических изменений в тех странах, где США имеют значительные интересы. Опираясь на ИТ-достижения, разведслужбы прибегают к помощи компьютеров в деле разработки все более сложных средств манипуляции цифровыми фотографиями, видеоклипами и звукозаписями с целью распространения документов о непроисходивших событиях в надежде спровоцировать желательные реакции. Для примера Юречко рассказал, что разведывательные службы могут пытаться убедить лидера какой-нибудь страны в надвигающемся массированном вторжении, распространяя клипы видеоновостей, в которых показывается развертывание крупных военных сил, намного превосходящих реально существующие…

Такие действия спецслужб обычно остаются в тайне, за исключением очень редких случаев. Как это было, например, в январе 2000 года, когда германская газета Frankfurter Rundschau поведала, что видеолента НАТО, демонстрировавшаяся по многим ТВ-каналам с целью оправдания убийства по меньшей мере четырнадцати гражданских лиц в Косово, на самом деле была сфабрикована. Погибшие люди находились в поезде, который уничтожили в апреле 1999 года самолеты НАТО, бомбя мост через реку Южная Морава. Представители военного блока тогда заявили, что поезд двигался слишком быстро и траектории запущенных с самолетов ракет изменить было уже невозможно. Для документального подтверждения были продемонстрированы видеозаписи телекамер, установленных в боеголовках двух ракет, уничтоживших мост и поезд.

Как выяснили сотрудники газеты, в действительности эти видеоленты демонстрировались со скоростью, в три раза превышающей реальную. Под давлением фактов командование НАТО в Брюсселе было вынуждено это признать, объяснив происшедшее «технической ошибкой». Но никто так и не смог внятно объяснить, каким образом счетчик хронометража, постоянно «щелкающий» в кадре видеоленты, показывал вовсе не утроенную, а вполне нормальную скорость. Объяснить это, конечно, несложно, если признать компьютерные манипуляции с видеозаписью. Но тогда обман придется называть уже не «технической ошибкой», а «маленьким грязным трюком» спецслужб.

Близость, не имеющая аналогов

Вместе со сменой госадминистрации США в 2001 году в работе некоторых агентств разведсообщества начали происходить крутые изменения. В частности, на рубеже 2004–2005 годов в американской прессе прошли несколько сообщений о небывалом, «революционном» сближении в работе двух разведывательных спецслужб — всегда суперсекретного АНБ и наиболее, вероятно, открытого среди разведок агентства NGA (National Geospatial-Intelligence Agency — Национальное агентство геокосмической разведки). Среди множества «трехбуквенных агентств», как зачастую именуют в США спецслужбы, NGA — совсем новое название, поскольку до ноября 2003 года это ведомство именовалось NIMA, Национальное агентство видовой разведки и картографии.

По словам Дж. Демпси (Joan A. Dempsey) ветерана ЦРУ и главы президентского совета по внешней разведке, «ныне NGA и АНБ сотрудничают теснее, чем любые другие разведывательные организации в истории». Две спецслужбы, можно сказать, обменялись руководством: один из главных чинов NGA работает заместителем директора АНБ, а высокопоставленный представитель АНБ, в свою очередь, стал замдиректора NGA. Регулярно встречаются друг с другом и первые лица агентств.

Традиционная картография не без оснований сочтена безнадежно устаревшей, и ныне суть работы NGA ее начальник, генерал Джеймс Клаппер (James R. Clapper), характеризует как «картографию на стероидах». На основе постоянно поступающих данных от спутников, сенсоров и прочих источников выстраиваются цифровые 3D-образы нужной местности, часто похожие на графику высокого разрешения в видеоиграх. Цель этой работы — построение многослойных объемных картин с реальными для данного момента времени деталями местности — грязью на дорогах, дымом, химическими выбросами и пр.

Главная задача NGA — своевременно информировать военное командование об обстановке на местах проведения операций. Смысл же теснейшего сотрудничества NGA и АНБ далеко не так очевиден.

Грядут большие перемены

Характерная черта в нынешней жизни АНБ — стремительный рост численного состава, технической оснащенности и бюджета (в целом ежегодный бюджет разведслужб, по оценкам экспертов, вырос после сентября 2001 года с 30 до 40 миллиардов долларов). Агентство национальной безопасности давно слывет самой многочисленной из американских спецслужб, сейчас в нем работает (точные цифры засекречены) порядка 40 тысяч сотрудников. Причем в настоящее время ежегодно набирается 1500 новых специалистов, чтобы за пять лет увеличить штат на 7500 человек.

Кипучая деятельность АНБ по привлечению к своей работе компетентных в инфотехнологиях людей и множества компаний-контракторов не могла не отразиться на жизни штата Мэриленд, где на территории военной базы Форт-Мид находится штаб квартира агентства. Неподалеку, в городе Аннаполис, быстро вырос так называемый National Business Park (NBP). Внешне похожий на комплекс офисов обычного бизнес-центра, на самом деле этот объект защищен с помощью новейших технологий безопасности, охраняющих государственные секреты США. В зданиях таких комплексов, которые здесь принято именовать SCIF (от sensitive compartmented information facilities — объекты с секретной изолированной информацией), окна покрыты специальной пленкой, предотвращающей подслушивание, стены проложены звуконепроницаемыми материалами, в перекрытия между этажами встроены генераторы белого шума, препятствующие работе «жучков», а также использованы прочие разнообразные хитрости для сохранения в тайне всего происходящего в помещениях.

Потребность в подобных объектах растет столь быстро, что едва NBP построили, все его площади (более 185000 кв. м) тут же арендовали фирмы-контракторы АНБ, такие как Northrop Grumman, Computer Sciences Corp., Titan и Booz Allen Hamilton. Поэтому сразу же затеяно строительство второй очереди — это еще десять зданий площадью 140 с лишним тысяч квадратных метров.

Зачем вокруг штаб-квартиры АНБ плодятся все новые и новые офисы, Эрик Хезелтайн объяснил так: «Они нужны, поскольку мы понимаем, что не можем сами решить все наши проблемы».

Контркоммуникационные операции

Что за громадье проблем решают ныне АНБ и родственные ей спецслужбы — это, естественно, большой государственный секрет. Но иногда обрывочная информация в прессу все же просачивается. Как было, например, осенью 2004 года, когда на одной из национальных конференций по космосу выступил бригадный генерал Ларри Джеймс (Larry James), замначальника Командования космическими и ракетными системами США. Из его доклада впервые стало известно о разворачиваемой ныне на американских военных базах технике, получившей название «контркоммуникационные системы» (Counter Communications Systems). По сути, это новая разновидность электронного оружия, предназначенная для избирательного подавления спутниковых систем связи.

Уничтожить или по крайней мере сделать неработоспособным тот или иной космический спутник при нынешнем уровне военных технологий — дело, надо думать, не слишком мудреное. Главная же особенность нового электронного оружия в том, что оно действует «деликатно» — с помощью направленных электромагнитных импульсов с Земли «блокирует передачи спутника на временной и обратимой основе, без выжигания компонентов» аппаратуры. Иными словами, эффект «обратимости» гарантирует, что работу выбранного в качестве цели спутника-ретранслятора можно блокировать лишь на тот срок, который военно-политическое руководство США сочтет нужным. А затем, согласно комментариям военных, все можно будет вернуть в исходное состояние. К осени 2004 года на базах ВВС США было развернуто по меньшей мере три мобильные «контркоммуникационные системы».

Таким образом, если предположить, что между новым оружием и дорогущим сверхсекретным проектом по выводу на орбиту «невидимых» спутников имеется прямая связь, то станет вполне понятно, что так встревожило американских конгрессменов, сумевших углядеть в разведывательной стелс-технологии угрозу национальной безопасности.

Ведь если невидимый спутник разведки вывести на орбиту по соседству со спутником-целью, а цель эту деликатно «вырубить», включив вместо нее собственный ретранслятор, то теоретически открываются небывалые возможности для манипуляций телевизионным и прочим вещанием на огромные географические территории. В текущих новостях разных телекомпаний можно в нужном ключе корректировать уже готовые сюжеты, вставлять свои новостные блоки или выкидывать нежелательные. Иначе говоря, генерировать «ментальные миражи», если пользоваться терминологией мастера иллюзий д-ра Хезелтайна. Опасность непредсказуемых последствий от такого рода манипуляций, конечно же, чрезвычайно велика. Но, с другой стороны, ведь именно это — пусть и на другом техническом уровне — сделали США, когда кормили весь мир баснями об оружии массового уничтожения в Ираке, чтобы начать войну и установить контроль над этим регионом…

Когда?

Имеется несколько косвенных свидетельств, позволяющих предположить примерное время начала таких информационных операций. Главный массив подготовительных работ в АНБ, судя по всему, должен быть закончен осенью текущего 2005 года. Основанием для такого вывода является необычно длительный, беспрецедентный в более чем полувековой истории АНБ срок службы на руководящем посту нынешнего директора-реформатора Майкла Хейдена. Как правило, генералы занимают этот пост не более четырех лет. Хейден же вступил в должность еще при клинтоновской администрации, в марте 1999 года. А в 2003 году, когда истек обычный четырехлетний срок, личными стараниями министра обороны Рамсфелда и директора ЦРУ Тенета генерала Хейдена уговорили остаться еще на несколько лет, хотя бы до осени 2005-го. Если все так и сложится, шесть с половиной лет директорства сделают Хейдена абсолютным чемпионом-долгожителем среди первых лиц АНБ, а срок этот, вероятно, должен означать окончание какого-то важного этапа в трансформации агентства.

Другое веское свидетельство исходит из NGA. Агентство объявило, что начиная с октября 2005-го свободный публичный доступ к целому классу карт авиа- и космической съемки, изготовляемых и выкладываемых в реальном масштабе времени, будет прекращен. Мотивируется сей шаг обязательствами перед другими спецслужбами, заботой о целостности данных и пр. Вполне возможно, что эти предлоги вовсе не придуманы искусственно, однако и совпадение сроков для начала «жизни по-новому» тоже показательно.

Если же принять во внимание, что в американской прессе в качестве очередной цели США для «установления свободы и демократии» чаще всего фигурирует Иран, то «информационные операции» нового типа, скорее всего, будут направлены против этой страны — судя по всему, на стыке 2005–2006 годов.

Известно, что вскоре после победы Дж. Буша на последних выборах министр обороны США Дональд Рамсфелд встречался с руководством объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил страны, где вкратце обрисовал ближайшие военные планы. По словам Рамсфелда, администрация Буша рассматривает весь ближневосточный регион как огромную зону военных действий, а Ирак был лишь одной из кампаний этой большой войны с терроризмом. Следующей будет иранская кампания… И ее разворачиванию, естественно, нужно обеспечить надлежащую информационную поддержку.

Постскриптум

28 ноября 2004 года геостационарный спутник связи Intelsat Americas-7 испытал «внезапный и непредсказуемый аномальный скачок в электропитании». Это привело к полной и безвозвратной потере спутника, обеспечивавшего цифровую ТВ-трансляцию и интернет-доступ для жителей многих стран Северной, Центральной и Южной Америк.

Через полтора месяца, 16 января 2005 года, точно такая же судьба постигла другой спутник Intelsat, IS-804, обеспечивавший телекоммуникационные услуги и медиа-вещание для южно-тихоокеанского региона.

Международный консорциум Intelsat не может объяснить произошедшее и не знает, есть ли связь между двумя инцидентами, поскольку погибшие спутники были запущены в разное время, имели разную конструкцию и сделаны совершенно разными американскими изготовителями — IA-7 собран фирмой Space Systems Loral, а IS-804 корпорацией Lockheed Martin.

Скорее всего, загадка эта так и останется неразгаданной. Но, к сожалению, оба события логично вписываются в представленную выше гипотезу. Ведь если имеется оружие, то его надо испытывать в реальных условиях. А первые испытания, как известно, редко бывают полностью удачными.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.