Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Мидуэй: «Бремя белых» — смена караула

Архив
автор : Михаил Ваннах   24.02.2005

В 1890 году уроженец Вест-Пойнта, выпускник Аннаполиса, участник Гражданской войны, студент Оксфорда и Кембриджа капитан Мэхэн опубликовал лекции по военно-морской истории, читавшиеся им в Военно-морском колледже в Ньюпорте.

Take up the White Man’s burden —
Have done with childish days —
The lightly proffered laurel,
The easy, ungrudged praise,
Comes now, to search your manhood
Through all the thankless years,
Cold-edged with dear-bought wisdom.
The judgment of your peers!1

Rudyard Kipling,
«The White Man’s burden», 1899

Эти строки Киплинг написал после завершения Американо-Испанской войны 1898 года. В ней на океанскую сцену вышли Североамериканские Соединенные Штаты. 1 мая 1898 года имевший давние и славные традиции флот Его Католического Величества был пущен ко дну. Капитан 1-го ранга Мэхэн в этом сражении не участвовал, но его вклад в победу переоценить трудно. Президент Рузвельт позже назовет Мэхэна «великим народным слугой», обладавшим «умом первоклассного государственного деятеля». А Алфред Тайер Мэхэн (Alfred Mahan) всего лишь писал книги. Правда, такие, которым место на одной полке с «Государем», «Капиталом», «Кибернетикой»…

Всегда с большим интересом прочитывал публикации Ваннаха. Очень интересный автор. Но тут с ужасом для себя узнал о «переломе в ходе Второй мировой у атолла Мидуэй… связанном с успехом американцев в ломке японских шифров».

Конечно же, успех американцев в ломке японских шифров впечатляет. Еще бы, за три месяца (!) узнать о планах врага. Это позволило американцам не только с доблестью победить в великом сражении, но и нанести сокрушительный урон вражеским ВМФ, изменивший соотношение сил на Тихом океане в пользу США.

Но позвольте… 19 ноября того же 1942 года начался наступательный период Сталинградского сражения. Победа в битве на Волге положила начало коренному перелому в Великой Отечественной войне и, в конечном счете, всей Второй мировой войне.

С уважением, Сергей Скалунов

Влияние морской силы на историю

«Тот, кто владеет морем, владеет мировой торговлей. А кто владеет мировой торговлей, владеет богатствами земли и ею самой».

Уолтер Рэли (1552–1618), моряк, пират, поэт

В 1890 году уроженец Вест-Пойнта, выпускник Аннаполиса, участник Гражданской войны, студент Оксфорда и Кембриджа капитан Мэхэн опубликовал лекции по военно-морской истории, читавшиеся им в Военно-морском колледже в Ньюпорте.

«The Influence of Sea Power upon History, 1660–1783» [1] оказала удивительно большое влияние на настроения и американского, и европейского истэблишмента.

Неизменна суть человека, довольно постоянна планета. Источники жизненных благ разбросаны по ней весьма хаотично. Кофе, сахар и апельсины в тропиках. Лес, пенька, смола, уральское железо — в России. И сливки с этого снимают не те, кто живет в изобильных сырьем странах или благоденствует в тени дышащих хромом и ванадием дымовых труб металлургического гиганта.

Нет. Потенциалы сами по себе к движению не приводят. Нужен проводник, по которому потечет ток. Богатеет тот, кто наладит к своей выгоде процессы обмена. А самый дешевый и самый универсальный транспорт — морской. Исходя из этого Мэхэн писал: «Глубокое влияние морской торговли на богатство и силу государств было понято задолго до того, как были открыты принципы, управляющие ее ростом и процветанием. Нация, которая стремилась обеспечить за собою несоразмерную долю благ морской торговли, прилагала все старания для исключения из участия в них других наций или присвоением себе монополии мирным законодательным путем, или запретительными постановлениями, или, — когда эти пути не приводили к цели, — прямым насилием».

Вот так — прямым насилием! Куда более жестко, но и куда честнее, чем сказки классических аглицких политических экономов Адама Смита и Давида Рикардо, рассуждавших о «невидимой руке рынка», заставлявшей, к «общему благу», Португалию и Италию выращивать виноград, а Альбион перерабатывать шерсть и торговать, что, дескать, вытекает из самой природы этих стран.

Чушь! Промышленность и торговля были бы более рентабельны в Средиземноморье, чем в Британии.

Но история Европы жестоко и кроваво навязала такое разделение труда. Как? — из конкретных парусных маневров, из тактики флотов, из актов парламентов, делал выводы Мэхэн. Морское главенство перешло от Нидерландов к Британии, и отчаянные попытки более богатой и населенной Франции оспорить английскую морскую мощь ни к чему не привели.

Последняя тема нашла свое развитие во второй книге Мэхэна, вышедшей в 1892 году, — «The Influence of Sea Power upon the French Revolution and Empire, 1793–1812» [2], где была подробно рассмотрена связь между коммерческим и военным аспектами морской мощи. Более централизованная, строящая лучшие корабли, превосходящая в артиллерии Франция проиграла морскую войну Великобритании, для которой исход Трафальгара был вопросом жизни или смерти. Наполеоновская армия нашла свою гибель в полях России — вернуться к океанской стратегии Бонапарт, располагавший к своему падению более чем сотней линейных кораблей, не решился.

Современные историки отмечают, что главным изобретением Европы, инструментом ее глобального господства, было океанское мореплавание, хождение в открытом море. Ведь и книгопечатание, и порох изобрел Китай. Но он, несмотря на гигантские размеры джонок, удаляться от берегов не осмелился. И, с эпохой Великих географических открытий, глобальным лидером стала Европа. А внутри Европы лидерство переходило от города к городу — но всегда к городам морским.

Ганзейский Любек с его коггенами и урками (hourques). Венеция с гигантскими, строившимися государством в Арсенале galere da mercato, трехсоттонными торговыми галерами — груз поезда. И это с 1314 года! Лисабон и его barcas — с них началась эпоха Открытий. Каравеллы конкистадоров. Голландские флейты, vlieboot’ы середины шестнадцатого века. Прочные и вместительные транспорты с округлыми обводами, благодаря которым на мировую сцену вышел Амстердам. И zeeboot’ы, боевые корабли гёзов, бросивших вызов всемирной власти Католического короля.

Власть сплетается с экономикой, а та требует морской монополии…

«Невероятная победа» с точки зрения computer science

Мидуэй — пример интересный. Именно там власть над морями перешла от Британии к США, хоть разгромлены были японцы (так же, как в войнах британцев с французами в XVIII веке морская корона ушла из Амстердама в Лондон).

Вкратце факты [3, 4]. Японцы, завладевшие после Пирл-Харбора стратегической инициативой на Тихоокеанском театре военных действий, были намерены добить американский флот и отправиться на Запад — к Суэцу, на соединение с Роммелем. Самураи хорошо усвоили уроки Мэхэна. При слабейшей экономике и отсталой технологии они создали лучшие в мире морские истребители A6M «Zero» и бомбардировщики D3A «Val», превосходно обучили пилотов.

Победа казалась неизбежной. У японцев — одиннадцать линкоров, восемь авианосцев. Кроме Пирл-Харбора, на их счету британские линкоры «Prince of Wells» и «Repulse», авианосец «Hermes», тяжелые крейсера. У американцев — три авианосца. За плечами авиагрупп — ноль боевых вылетов. Береговая оборона на Мидуэе оснащена орудиями — ровесниками века. У бомбардировщиков в пике, рвется обшивка…

Но в середине мая 1942 года криптоаналитик Дж. Д. Рочфорт (J. D. Rochefort) доложил адмиралу Нимицу о готовящемся нападении на Мидуэй. Бывшая угольная станция, телеграфный узел, заправочная станция пассажирских гидропланов «ПанАм». Ныне — база патрульных «каталин». 25 мая Рочфорт доложил и дату атаки — 3–5 июня. Нимиц срочно начал готовиться к бою. К Мидуэю вышли три авианосца.

Итак, за десять дней до битвы два из трех факторов, решивших ее исход, вступили в действие. Взломанный японский код позволил уяснить замысел противника. Благодаря связи по телеграфным кабелям, США обеспечили скрытность подготовки Мидуэя к обороне.

Но преимущество в силах — у японцев. К Мидуэю они подошли 4 июня. В предрассветной мгле с палуб авианосцев поднялись самолеты.

Сначала игра шла в одни ворота. Из взлетевших навстречу японцам самолетов на Мидуэй вернулись немногие. Японцы же отбомбились безнаказано. Снесли КП и электростанцию, подожгли склады и ангары. Зарывшиеся в землю морпехи обреченно ждали десант. Самолеты на авианосцах перевооружали для удара по укреплениям острова.

Но три американских авианосца японцы не видели. До тех пор, пока не были атакованы. Шестнадцать пикировщиков «донтлесс» майора Гендерсона. Неудача и тяжелые потери американцев от огня «зеро». Опять атака. Торпедоносцы «девастейтор» коммандера Вальронда. Пятнадцать машин. Сгорели все. Американские истребители заплутали в облаках. Опять горят торпедоносцы. «Зеро» крутятся над морем. Победа рядом. Но тут произошло насыщение системы массового обслуживания.

Отчаянные, самоубийственные атаки неопытных американских пилотов превысили способность японцев реагировать на них. «Зеро» безнаказанно расстреливали эскадрилью торпедоносцев, но в этот момент шедшие на большой высоте «донтлессы» коммандера Маккласки и коммандера Лесли вышли на японские авианосцы. Пикирование, редкие дымки зенитных разрывов, — и «Акаги», «Кага», «Сорю» вспыхнули кострами.

Позже японцы подожгут «Йорктаун». Но уцелевшие в утренней свалке бомбардировщики с «Хорнета» и «Энтерпрайза» уничтожили четвертый авианосец — «Хирю». С первым авианосным ударным соединением, лучшим в императорском флоте, было покончено.

«Хорнет» и «Энтерпрайз» вернулись в Пирл-Харбор со щитом. Эта победа переломила ход войны на Тихом океане. Инициатива у держав Оси была отобрана. Обладая гораздо меньшими ресурсами, чем Объединенные нации, они могли наступать, лишь выигрывая каждое сражение. А этому пришел конец. Будут еще гибнуть полярные конвои; будут бежать к Эль-Аламейну англичане; будет пылать Сталинград — но лишить союзников владения Океаном Ось уже не сможет. До победы оставались годы боев и реки крови — но мировая (за исключением Европы!) экономика работала уже на антигитлеровскую коалицию.

А в конце июня 1942 года Черчилль вел переговоры с Рузвельтом уже как с руководителем морской державы номер один. Британский линкор уступил место американскому авианосцу.

От Мирового океана к океану информации

«Римлянин! Ты научись народами править державно —
В этом искусство твое!»

Вергилий, «Энеида», VI, 852

У торговли две стороны. Физическая доставка товаров и информационные связи между покупателем и производителем. Современный глобальный мир избавлен от прямых запретов на перевозку товаров — на море преобладают флаги «удобных» государств. Сухогрузы с греческими капитанами и украинской командой.

Деньги — большие деньги — в информационной сфере. Нет, не в продаже ПК или софта. В установлении информационных связей. И нет оснований считать, что сфера эта делится между государствами по иным законам, нежели описанные Мэхэном.


Твой жребий — Бремя Белых!
Забудь, как ты решил
Добиться скорой славы, —
Тогда ты младенцем был.
В безжалостную пору,
В чреду глухих годин
Пора вступить мужчиной,
Предстать на суд мужчин!

Перевод В. Топорова

Источники

[1] Мэхэн А. Влияние морской силы на историю. М., 2002.
[2] Мэхэн А. Влияние морской силы на французскую революцию и империю. М., 2002.
[3] Лорд У. День позора. Невероятная победа. СПб, 1999.
[4] Боевое использование авианосцев. М., 1973.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.