Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Угрозы электронной власти

Архив
24.02.2005

Любые проекты реорганизации правительства, как правило, вызывают у граждан сомнение, вселяют неуверенность, даже страх.

Любые проекты реорганизации правительства, как правило, вызывают у граждан сомнение, вселяют неуверенность, даже страх. Тем более подозрительны попытки «конвертировать государство» в электронные потоки, которые нематериальны, неуловимы, невидимы. Но процесс дигитализации мира уже запущен, и перетекание власти в машину занимает в нем не самое главное место. Поэтому единственный выход — проанализировать свои опасения и понять, чего бояться стоит, а чего нет.

Оставаясь в рамках разговора о технологиях, попробую обратить внимание на те проблемы, которые хотя бы отчасти можно решить техническими средствами. Начну с ситуации, обязанной своим возникновением самой идее электронного правительства, — ситуации «цифрового неравенства». Перевод государства на новые технологические рельсы предполагает, что требования к потребителям его услуг растут. Для e-government идеален тот гражданин, у которого есть надежный выход в Интернет через домашний компьютер, который владеет интерфейсом офисных программ и веб-приложений, имеет опыт удаленного управления финансами и знаком со средствами компьютерной безопасности. Но как быть с теми, кто из этого образа выпадает?

Смена поколений и новые образовательные технологии, конечно, со временем решат эту проблему. Однако не так уж трудно разобраться с ней и сейчас, приближая электронное правительство к привычным для людей условиям. Современные CRM-технологии умеют обрабатывать контакты по самым традиционным каналам связи, что если и не сводит неравенство к нулю, то хотя бы его минимизирует.

Это иллюстрирует система социальных сервисов, внедренная в американском городе Чарльстон ( www.charlestoncity.info). Обращения местных жителей фиксируются в базе и получают регистрационный номер независимо от того, в какой форме они поступили. После регистрации отслеживать судьбу запроса можно и по телефону, и по электронной почте, и через веб-интерфейс: надо лишь помнить номер заявки. В Великобритании графство Ноусли предлагает муниципальные услуги и возможность уплаты налогов через разветвленную сеть каналов. Граждане могут отдавать государству должное хоть в онлайне, хоть через кабельное телевидение, хоть на терминалах, которые установлены в магазинах и аптеках (www.publicservice.co.uk/pdf/cg/8/CG8%202105%20Mark%20Bassham%20ATL.pdf).

Гораздо серьезнее угроза, которую несут централизация архитектуры систем e-government и скопление в этой структуре множества ранее разрозненных баз данных. Единая точка входа для получения государственных услуг и для доступа к правительственной информации — это удобно, но и опасно. Бесперебойное движение информационных потоков становится главным условием стабильности, а атака на правильно выбранные критические точки позволяет обрушить всю инфраструктуру страны. Поэтому электронное правительство — весьма привлекательная мишень для хакеров и террористов.

В Штатах эти риски уже пытаются оценивать. Создан Национальный институт защиты инфраструктуры (NIPC), задача которого — разрабатывать новые подходы к системам коммуникаций и энергообеспечения. Среди уже готовых рекомендаций есть, в частности, такая. Раз опасность проистекает от излишней централизации, надо перенаправить информационные потоки на периферию. Внутренняя архитектура электронного правительства должна быть максимально распределенной, чтобы падение одного или нескольких серверов не приводило к краху системы.

Раскрепостив воображение, можно нарисовать и такую картинку: в поисках надежной защиты правительство обращается к программам распределенных вычислений и P2P-сетям, обитая не только и не столько на правительственных серверах, сколько в памяти подключенных к Интернету ПК. Пусть пока это фантазия, главная идея вполне реалистична: степень риска обратно пропорциональна степени открытости системы. Полностью открытая и распределенная система сталкивается с множеством частных рисков, но угроза фатального сбоя минимальна. И наоборот, чем более закрыты информационные потоки, тем меньше вероятность вторжения, но тем ужаснее будут его последствия. Без разумного баланса между этими крайностями не обойтись.

Самое страшное бельмо на глазу e-government — приватность. Авторитетные международные эксперты, подготовившие очередной годовой отчет «Privacy and Human Rights», с сожалением констатировали, что наступление на частную жизнь ускоряется и правительства всего мира, от России до Уругвая, продолжают ограничивать приватность (www.privacyinternational.org/article.shtml?cmd[347]=x-347-82611). С появлением новых технических средств, а в особенности с появлением систем электронной обработки персональных данных возможности властей возрастают многократно. Теперь жизнь каждого человека обрабатывается, пересчитывается, выводится в сухой остаток, который дает правительству формулу, управляющую индивидом.

Угроза реальна, но не стоит ее и переоценивать. Советской власти и без хайтека удалось создать эффективную систему массового контроля. А граждане западных демократий, технологически вооруженных куда лучше, пользовались в это время значительной свободой. Даже в эпоху Просвещения французская полиция знала все о нужных ей людях: собирались подробные досье, подшивался компромат, велись поиски подходов и слабых мест.

Впрочем, концентрация информационных потоков всегда открывает новые возможности для злоупотреблений. Общество идет на этот риск, так как взамен получает удобство, безопасность, скорость работы, да и более прозрачные отношения с властью. Однако риски следует сводить к минимуму, в том числе и посредством техники.

Использование стандартов данных на основе XML или другого метаязыка позволяет фиксировать не только свойства обрабатываемой информации, но и ее движение по информационным каналам. Это значит, что при каждой пересылке личное дело гражданина получит отметку об отправителе данных и их маршруте, а при изменении персональных данных будут зарегистрированы время, обстоятельства и автор изменений. Такие требования можно жестко прошить в процедурах электронного документооборота, исключив право отступить от них даже в чрезвычайных ситуациях. Кроме того, было бы целесообразно выделить категории личных данных, при изменении или дополнительной обработке которых гражданин будет автоматически получать уведомление.

Портальные решения для e-government при этом имеют трехслойную структуру: внешний уровень для граждан и предпринимателей, внутренний уровень для всех сотрудников учреждения и проектный уровень, разрешающий доступ к данным только членам проектной группы, предполагающий использование шифрования и работу с финансовыми данными.

Разумеется, любую защиту можно взломать или обойти. Но каждая преграда повышает издержки на несанкционированный доступ к информации, а значит, снижает вероятность манипуляций. Вдобавок системные ограничения позволят сохранять историю любого управленческого решения. Точное выяснение последовательности согласований, визирований, утверждений и отказов важно не только для историков: это гарантирует персональную ответственность всех участников процесса (Единая точка входа для получения государственных сервисов не только порождает новые угрозы приватности, но и снижает гибкость управленческой системы и может создавать новые барьеры между властью и гражданами. Эти и некоторые другие проблемы описаны в уже упомянутой статье Давида Горелишвили «Человек и власть: однооконный интерфейс», «КТ» #575).

Трудности в деле автоматизации правительства гарантированы. Одни проблемы можно будет преодолеть обновлением технологий, при решении других не обойтись без реформы самого государства и интенсивной работы с людьми. Третьи же станут неизбежной платой за полученные общественные выгоды. Бояться всех этих трудностей не нужно, но вот осторожность проявить — стоит. 

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.