Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Пиритические сеансы

Архив
автор : Евгений Козловский   24.11.2004

Начну с того, на чем закончил первый пиритический сеанс, — на писалке от Pioneer: DVR-108.

Начну с того, на чем закончил первый пиритический сеанс, — на писалке от Pioneer: DVR-108. И прежде чем продолжить рассказ о новом компьютере и обо всяких злоключениях и удовольствиях с ним, забегу чуть вперед. Едва компьютер более или менее заработал, я раскололся на 350 рублей и купил на Горбушке очередную двухслойную болванку. Если кто помнит «Огород» «DVD 9» (www.computerra.ru/think/ogorod), — болванки с тех пор подешевели, хотя, увы, всего на сто рублей.

Я очень надеялся, что дело все-таки в перепрошивке протестированного тогда Nec’а (хоть оснований для таких надежд не было абсолютно) и что новый Pioneer все-таки чудом, да справится с задачей. Ничего подобного: как записанный тогда, на Nec’е, двухслойник легко проигрывался на компьютере и на плейере от ВВК, так проигрывался и новый. Как доходил ровно до конца первого слоя и останавливался на крутейшем плейере от Pioneer, — так и нынешний доходит и останавливается. Как вообще не понимался плейером от Panasonic, — так и теперь не понимается.

Ничего не дала и новая версия Nero, 6.6.0.1, то есть внизу появился переключатель между DVD 5 и DVD 9, а результаты — прежние. Короче, ровно как в анекдоте: «Как же так, Марья Ивановна? Ж^&$ есть, а слова — нет?»

Я полазил по форумам, поговорил с Блохниным, — нет, результаты не зависят ни от железа, ни от софта, — что-то там неладное со стандартами, и, боюсь, надо ждать, пока всё устаканится. Даст бог, это вызовет повышенный спрос, тут же — повышенное предложение, — и цены на двухслойные болванки упадут до приемлемой сотни с небольшим рублей.

Но возвращаемся к собственно истории апгрейда: из старого компьютера я оставил себе только Pioneer’овскую DVR-105 (чтобы была возможность совершать операцию Copy Disk) и Western Digital’овский IDE-винчестер на 120 гигов, — как дивайсы довольно свежие, приобретенные еще даже не год назад. Звуковую же карточку решил отдать профессору, — чтобы на собственной шкуре испробовать встроенный восьмиканальный звук, — тем более что музыку я все равно слушаю со своего домашнего кинотеатра, на котором смотрю и кино, а композицией и звукозаписью не занимаюсь.
Отдельно я пошел в торговый зал выбирать корпус, — и выбрал черный, In-Win’овский, со встроенным кардридером, выведенными на переднюю панель гнездами под микрофон, наушники, FireWire и USB 2, с модно-синенькими часами-будильником, которые по нажатию окружающих их кнопок становятся то термометром (два термодатчика вы клеите внутри корпуса, куда сочтете нужным; я наклеил на видеокарту и на один из винчестеров), то — монитором скорости вентиляторов (скорость которых можно, кстати, повышать-понижать этими же кнопками). Единственное, что огорчало: порт FireWire был закрыт заглушкою. И я с сожалением понимал, что, хотя впендюрить в него находящийся на отдельной плашке портик теоретически возможно, сам я за это в жизни не возьмусь и никого из знакомых обременять не решусь тоже. Неожиданно, приехав в «Сплайн» за черным (чтоб не нарушал дизайна) Pioneer’ом, я увидел в витринке точно такой, как стоял в корпусе, In-Win’овский трехдюймовый кардридер, — только с действующим FireWire-гнездом, и Сережа Блохнин предложил поменяться: все равно, — сказал, — у них мам с гребенкой под второй FireWire в продаже пока нет. Так что даже единственная мелочь, которая меня слегка жала, устранилась. Согласитесь, что все-таки удобнее подключать видеокамеру к переду компьютера, чем к заду… Да, в этот корпус я еще заказал — вместо встроенного трехсотваттного — сторонний четырехсотшестидесятиваттный блок питания, что обошлось мне в лишние пятьдесят шесть долларов, — но на энергетическом запасе я решил не экономить.

Сборкой своего нового домашнего десктопа — впервые за всю жизнь — я решил заниматься не сам (или с помощью Игоря Книжного), а доверить это дело пиритовским специалистам, — и только при процессе присутствовать (что мне, в порядке исключения, позволили). Она заняла, вместе с тестированием, где-то часа полтора-два, после чего я повез красавца домой, где меня уже поджидал хирург Коля, чтобы забрать старенький. (Относительно моего старичка оптимист Коля оказался прав. С хирургической дотошностью он разобрал компьютер на косточки, протер, промыл, продул, собрал снова, — и все прекрасно заработало, включая конвертацию видео. И никаких тебе сбоев! Что же было причиной моих бед? Ужели микроскопический волосок, который Коля обнаружил под лупой, в одном из четырех слотов памяти???)

Итак, началась загрузка системы на новый компьютер. Я произвел ее не с одного из официальных дистрибутивов, которых, стараниями российского отделения Microsoft, скопилось у меня аж четыре штуки, — а с пиратского, горбушечного, — чтобы не маяться с активацией. Отдельно на сидюке дожидался своего срока второй сервис-пак.

Первая проблема, с которой я столкнулся при установке системы, — размер винчестера. Хотя он должен был бы равняться двумстам гигам (ну там без каких-то копеек, вызванных разницей между подсчетам в байтах, мега- и гигабайтах: коэффициент 1024), определился инсталлятором, как стодвадцатисемигигабайтный! — верхняя граница 28-битной LBA-адресации (а для больших дисков нужна 48-битная). Впрочем, слышал (сам не пробовал), что если инсталлировать систему с дистрибутива, в который уже вмонтирован второй сервис-пак, этой проблемы не возникает. Ладно, сто двадцать семь так сто двадцать семь, там разберемся.

И впрямь: разобрались. Windows ХР со вторым сервис-паком, посредством Disk Management’а из Administrative Tools, обнаруживает свободный (как раз на оставшиеся почти 59 гигов) раздел, который можно отформатировать, получив еще один логический диск. Что я и сделал, вернув утраченные при первоначальной установке системы гигабайты. (Правда, появился отдельный логический диск, но это мне как раз кстати, — для хранения видео, смонтированного и сырого, — а если воспользоваться Partition Magic, можно слить два этих раздела в один). Говорят, что возможность видеть большие диски возникает в Windows ХР после установки даже первого сервис-пака, а если у кого и его нет, — Microsoft в своей базе знаний советует, какие добавки надо внести в реестр, чтобы диски емкостью больше 127 Гбайт увиделись полностью (support.microsoft.com/default.aspx?scid=kb;en-us;305098).

Кроме того, проблему вроде бы должна решать специальная утилитка от Intel, Intel Application Accelerator for Microsoft, записанная на идущем с мамой диске, — но при запуске она говорит, что на этих микросхемах не работает, то есть, в сущности, попросту не нужна. Что правда, то правда: все системные платы ASUSTeK, изготовленные после 1 января 2003 года, поддерживают 48-bit LBA.

Следующая заноза произошла от встроенного восьмиканального (7.1) звука. У Creativе Inspire T7700 (которая, как я полагал, установила стандарт на восьмиканальный компьютерный звуковой интерфейс; фирме частенько удается устанавливать разнообразные звуковые стандарты) всего три входных штекера (два — обычные трехламельные, типа стерео, и один — необычный пятиламельный) и четыре — выходных, которые включаются в четыре (!) гнезда, тоже типа стерео, находящиеся на сабвуфере: он играет в системе еще и роль усилителя-комутатора). То есть жгут, составленный из трех проводов, возле входа в сабвуфер разветвляется в четырехпроводной. Звуковые гнёзда на маме совпадают по цвету с тремя штекерами восьмиканальной звуковой системы, но совпадают только отчасти. В описании материнской платы гнёзда (для восьмиканальной разводки) обозначены так: Line In, Front Speaker Out, Mic In, Rear Speaker Out, Side Speaker Out, Center/Subwoofer (еще одно микрофонное гнездо и гнездо наушников, которые, когда включаются, все задние выходные гнёзда отрубают, выведены на переднюю панель корпуса; оптический же SPD/IF горит вишневым цветом отдельно, чуть выше). Все эти гнёзда чувствительны к штекерам, то есть на схемке, которую вызываешь на экран, незадействованные гнёзда обозначены сереньким, и им ничего назначить нельзя, а втыкание-вытыкание того или иного штекера сразу обнаруживается во всплывающем интерфейсном окне, внимание к которому привлекается еще и звуком. И вот: как я ни варьировал три мои выходные штекера по трем гнёздам, — восьмиканального звука получить не мог. Когда назначал на одно из гнёзд surround (Rear Speaker Out), табличка тут же показывала, что у меня система 5.1. Когда переназначал его на задний боковой (Side Speaker Out), — система становилась восьмиканальной, но звук из передних колонок исходить переставал.

Ларчик открывался довольно просто, хотя на первый взгляд и не очевидно: звуковые гнёзда мамы пятиламельных (четыре плюс земля) креативовских штекеров не понимают, а понимают только стандартные стерео (два плюс земля), так что пришлось задействовать четвертое гнездо (назначив ему Rear Speaker Out) и протянуть отдельный, четвертый провод, окончание которого я вставил в Rear Speaker Out сабвуфера. И сразу заработали все восемь каналов. Причем, на слух, слегка притупленный не слишком громким, но все же постоянным шумом трех вентиляторов (корпусного, блока питания и процессора), разницы звука восьмиканального кино с тем же звуком от Audigy2 ZS — не было. В общем, и не должно было быть. Как не было реальной разницы и в звучании диска DVD Audio, записанного с частотой сэмплирования 96 кГц (другое дело, когда слушаешь его на отдельной аудиосистеме!), а записи на 192 килогерцах воспроизводились тихо и хрипло, да ведь таких записей даже в моей фонотеке — всего две. То есть для компьютера такого встроенного звука, на мой слух, — просто сверх головы! Думаю, даже завзятые игроманы со мной согласятся (я для интереса запустил и… послушал парочку современных игр).

Ладно, место кончается, а у меня еще много чего осталось вам рассказать, — так что ждет вас и третий сеанс из серии «Пиритических». И боюсь, не последний.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.