Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Тайная жизнь «большой птицы»

Архив
автор : Киви Берд   23.11.2004

В первых числах ноября в пригороде Вашингтона был торжественно открыт «Космический ангар Дж. Макдоннела» Смитсоновского музея авиации и космонавтики.

В первых числах ноября в пригороде Вашингтона был торжественно открыт «Космический ангар Дж. Макдоннела» Смитсоновского музея авиации и космонавтики. Огромный экспозиционный комплекс заполнен бесчисленными экспонатами из истории освоения человеком космоса — по преимуществу оригиналами и прототипами в натуральную величину, включая челнок Enterprise.

Для почти полувековой истории космических полетов открытие новой выставки — событие, в общем-то, не бог весть какое, однако сведущими людьми оно ожидалось с огромным интересом. По той причине, что в «Ангаре» планировалось впервые показать публике сверхсекретный спутник-шпион KH-9 HEXAGON — здоровенный, размером с автобус, аппарат для съемки земной поверхности камерами высокого разрешения.

Управление космической разведки США (National Reconnaissance Office, NRO) разработало KH-9 на рубеже 1960–70-х годов, и за период с 1971 по 1984 гг. на земную орбиту было выведено двадцать таких аппаратов. Последний, двадцать первый, был запущен в апреле 1986-го, но так и не вышел в космос, поскольку ракетоноситель Titan 34D взорвался вскоре после старта с авиабазы Ванденберг. Многочисленные обломки усыпали окрестности, однако все, что удалось найти, было тщательно собрано, упаковано в контейнеры и захоронено на авиабазе Неллис, знаменитом объекте «Area 51» в пустыне Невады.

Полтора десятка лет спутники KH-9 HEXAGON регулярно поставляли американской разведке подробные фотоснимки территорий, главным образом, стран советского блока. Поскольку залогом успеха космической разведки считалось сохранение в строжайшей тайне всего проекта, шпионские спутники долгое время были наиболее засекреченной аппаратурой, находившейся в распоряжении правительства США. В международных договорах по контролю за вооружениями для них обычно использовалась расплывчатая формулировка «национальные технические средства». Даже факт существования NRO, ведающего шпионскими спутниками, не подлежал разглашению до осени 1992 года.

Ситуация кардинально изменилась лишь с приходом в Белый дом президента Клинтона, когда были приняты решения о раскрытии многих сторон деятельности разведки, в частности и космической. Именно в первую половину правления Клинтона в общий доступ просочились фрагментарные сведения о KH-9, хотя и без фотографий — только несколько грубых набросков конструкции (см. рис.). В задней части корабля находились солнечные батареи и реактивные двигатели, удерживающие спутник на орбите. В центре располагались фотокамеры, а на носу — устройства возвращения информации на Землю (эпоха цифровой высококачественной передачи изображений еще не наступила). Спутники строила компания Lockheed, а сложнейшая система фотокамер была создана фирмой Perkin-Elmer. Две мощные камеры снимали на длинные полосы девятидюймовой (22,5 см) фотопленки, которая затем паковалась в капсулы возврата, а те над определенной точкой сбрасывались на землю и ловились в воздухе специальным самолетом C-130.

Разрешающая способность камер, насколько могут судить независимые эксперты по имеющимся данным (официально характеристики не раскрыты по сию пору), составляла 50–60 см — то есть примерно столько же, сколько дают нынешние коммерческие спутники видовой разведки. KH-9 весил немало, 11–13 тонн, и требовал для вывода на орбиту самый большой ракетоноситель из имевшихся у США в то время — Titan 3. За свой циклопический размер KH-9 получил у обслуживающего персонала космодрома уважительное имя «Big Bird» («Большая птица»). Первые спутники этого типа могли находиться на орбите всего полтора месяца, а позднейшие модификации оставались работоспособными до 275 дней. Из информации, которая стала известна в 1990-е годы о KH-9 HEXAGON, следовало, что это была в высшей степени успешная программа, невзирая на ее чрезвычайную сложность.

Ну а затем, наряду с громким скандалом вокруг Клинтона из-за Моники Левински, в высших эшелонах власти США произошли неведомые закулисные переоценки, так что к осени 1997 года практически все мероприятия по рассекречиванию деятельности космической разведки были заморожены. С приходом администрации Буша, и особенно после 11 сентября 2001-го, режим секретности в стране стал намного строже. Так что одним из немногих напоминаний о краткой «оттепели» оставалась маленькая контурная фигурка KH-9, в середине 90-х обещанного NRO для экспозиции Смитсоновского музея. Эта фигурка среди других подобных была помещена на свое место в большом ознакомительном макете новой экспозиции музея в проектируемом «Космическом ангаре Дж. Макдоннела». И вот теперь «ангар» открылся для посетителей, экспонаты стоят там, где и планировалось, вот только на KH-9 HEXAGON нет, увы, ни малейшего намека…

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.