Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Портрет новейшей эпохи (триптих)

Архив
автор : Александр Милицкий   12.03.2004

Наиболее бурно территориальные сети, они же Metro Area Networks, на сегодняшний день развиваются в Москве. Оппоненты могут возразить: Москва еще не вся Россия, здешние примеры не типичны. Но Москва если и не Россия, то хотя бы значительная ее часть. Многие московские рыночные реалии, как показывает практика, нередко повторяются в регионах с запозданием на пару-тройку лет.

Наиболее бурно территориальные сети, они же Metro Area Networks, на сегодняшний день развиваются в Москве. Ничего удивительного в этом нет: с одной стороны, один из крупнейших в мире мегаполисов с населением, по результатам последней переписи, 10,5 млн. человек. С другой — самый высокий в России средний уровень жизни. Наконец, именно Москва является крупнейшим в стране телекоммуникационным узлом, куда сходятся каналы основных отечественных и зарубежных операторов, благодаря чему стоимость трафика на межоператорском рынке минимальна.

Конечно, оппоненты могут возразить: мол, Москва еще не вся Россия, и потому здешние примеры не типичны. Но если посмотреть на количество подключенных к территориальным сетям абонентов, станет ясно, что Москва если и не Россия, то, по крайней мере, значительная ее часть (в июне прошлого года доля москвичей в недельной Интернет-аудитории составляла 42,3% от общей численности российских пользователей). Обилие работающих на этом рынке игроков — с самыми разными технологиями, тарифными планами, методами рекламы и продвижения — позволяет делать весьма интересные сравнения. Да и многие московские рыночные реалии, как показывает практика, нередко повторяются в регионах с запозданием на пару-тройку лет, — так что читателям из других регионов рассказ о том, что здесь творится, может дать любопытную информацию к размышлению.

Портрет пользователя

В Москве около трех миллионов квартир. По экспертным оценкам, примерно в 15% из них проживают люди, пользующиеся Интернетом, — эта цифра хорошо согласуется как со статистикой ряда Ethernet-операторов, так и с независимыми социологическими данными специализированных агентств (вести расчеты не по индивидуальным пользователям, а по домохозяйствам в нашем случае гораздо корректнее, так как одна квартира соответствует одному подключению, хотя в ней может проживать и единственный абонент, и целое семейство пользователей). Цифра 15% — средняя по городу; она характерна для спальных районов. В элитных домах и новостройках с коммерческим заселением она выше и может достигать 60–70%; в «пенсионерских» зонах застройки, ведомственных домах советских времен, принадлежащих заводам, а также в «хрущобах» она может быть ниже и составлять 5–7% от общего числа квартир. Дома с еще меньшим количеством Интернет-пользователей в принципе попадаются, однако относятся скорее к разряду чисто статистических флуктуаций, — особенно это характерно для небольших зданий (на 20 или 30 квартир).

Средний абонент широкополосного Ethernet-доступа готов тратить на оплату услуг 25–35 $/мес. Разумеется, это не означает, будто каждый из них отстегивает именно столько, — просто численность абонентов, расходующих 40–50 $/мес. и больше, соотносится с числом тех, кто тратит в месяц долларов десять, — так что в среднем получается именно первая сумма.

От района к району величина среднемесячного платежа меняется мало. В пределах района она остается практически неизменной как для «богатых» домов, так и для «бедных». В «бедных» попросту оказывается меньше пользователей. Кроме того, эта сумма почти не зависит от стоимости трафика, — она остается одинаковой для сетей, в которых имеет место двух/трехкратная разница в стоимости мегабайта. Просто более дешевые услуги потребляются в пропорционально большем количестве. Отсюда следует первый интересный вывод: средний московский пользователь домашнего выделенного доступа исходит из так называемой бюджетной модели потребления, и существует сумма, которую он готов в месяц тратить на оплату услуг. Он ее и тратит при любых тарифах, если, конечно, тарифы не оказываются столь низкими, чтобы полностью удовлетворить его потребности за меньшие деньги.

Хотя средний пользователь и готов расходовать на доступ около 30 $/мес., для разных сетей эта цифра варьируется от 20 до 40 $/мес., то есть верхний и нижний порог отличаются вдвое, причем, как мы уже выяснили, независимо от стоимости мегабайта. Низкий доход с одного абонента характерен для любительских структур, имеющих характер «тусовки единомышленников»: нелегальных сетей, работающих без лицензий Минсвязи; сетей, в которых не поставлены профессиональным образом реклама, маркетинг и продажи; сетей с бедным ассортиментом дополнительных услуг (или вовсе без таковых); сетей с низкой культурой обслуживания и общения с клиентом. В большинстве случаев все перечисленные характеристики «малодоходных» сетей относятся к одним и тем же поставщикам услуг, имеющим любительское происхождение. Более высокий по сравнению со средним значением доход с абонента получают компании, располагающие всеми лицензиями и разрешительными документами; предоставляющие доступ с раздельной тарификацией и без ограничения трафика; имеющие в ассортименте набор дополнительных услуг, отлаженные бизнес-процессы по привлечению и обслуживанию клиентов; обеспечивающие качественный и надежный сервис, — в большинстве случаев эти характеристики уживаются в одних и тех же компаниях. И дело не в том, будто любительские сети — «плохие», а операторы, развивающие сеть промышленными методами, — «хорошие». Среди как тех, так и других нередко встречаются игроки, обладающие теми или иными характерными чертами противоположного лагеря. Тем не менее, устойчивая корреляция наблюдается, что вполне объяснимо.

Во-первых, профессиональные операторы располагают инвестициями, позволяющими нанимать профессиональных сотрудников, размещать рекламу, приобретать качественное оборудование, — все это дает им возможность предоставлять качественные (не только в смысле характеристик каналов, но и в отношении уровня работы с клиентом) услуги и гарантировать высокую надежность. Наибольший объем услуг потребляют (и, соответственно, платят максимальные деньги) те клиенты, кому Интернет нужен для работы, — именно им особенно важна бесперебойность связи и быстрое удовлетворение провайдером любых возникающих потребностей. Любительские сети не имеют за спиной значительных инвестиций, а потому в большинстве случаев не могут обеспечить ни доступности сервиса на уровне 99,5%, ни круглосуточной технической поддержки, ни быстрого удовлетворения запросов клиента, — так что вышеупомянутая категория клиентов в ряде случаев оказывается за бортом.

Во-вторых, в отличие от компьютерного энтузиаста, являющегося типичным участником любительской сети, «тяжелый» коммерческий клиент относится к доступу в Интернет как к любой другой платной услуге — такой как телефон или кабельное телевидение. Подобный клиент привык к вежливому обхождению и безукоризненному сервису, к письменному договору, в котором оговорена ответственность оператора, к широкому ассортименту услуг и т. п. Он не испытывает потребности в тусовках с малознакомыми людьми и не склонен принимать участия в разнообразных «собраниях сети, посвященных вопросу сбора средств на замену хаба». Подобные мероприятия отпугивают его своей несерьезностью, и он предпочтет продолжать пользоваться услугами провайдера коммутируемого доступа, — который, в отличие от «клуба любителей Интернета» с его странными «членскими взносами на обеспечение трафиком», действует в рамках привычной парадигмы «деньги — услуга — гарантии».

В-третьих, хотя средний клиент не готов платить за трафик больше примерно 30 $/мес., — он согласен тратить добавочные деньги на обеспечение себе комфорта. К привлекательным для него факторам относятся возможность не ограничивать себя в пользовании услугами («нелимитированные» тарифные планы), а также дополнительные услуги. Предоставление качественного неограниченного доступа возможно только при низкой себестоимости трафика для провайдера (а это, в свою очередь, возможно лишь при больших объемах потребления, характерных только для крупных сетей), а обеспечение многочисленных дешевых дополнительных услуг требует конвейерного процесса, отлаженного как на технологическом уровне, так и на уровне бизнес-процессов. При этом за каждую дополнительную услугу, повышающую комфорт, средний пользователь готов платить не более 1 $/мес. К числу подобных «однодолларовых» услуг относится, например, предоставление дополнительного электронного почтового ящика, — за это клиент охотно заплатит 1 $/мес. своему провайдеру, несущему ответственность за качество и надежность предоставленного сервиса, — однако если такая услуга будет стоить дороже, он предпочтет открыть бесплатный почтовый ящик на одном из «халявных» серверов. При этом, несмотря на то что доступность сервиса и скорость пересылки писем будет оставлять желать лучшего, — психологически он будет испытывать положительные эмоции от того, как «ловко сумел сэкономить» и «обхитрил живоглота-провайдера».

Другой пример «однодолларовой» услуги — дополнительный IP-адрес для подключения имеющегося в квартире второго компьютера. Если плата за него не превышает психологического порога, пользователь предпочтет отдать деньги и предоставить решать задачу профессионалам; в противном же случае он скорее купит еще одну сетевую карту и пригласит знакомого компьютерщика, чтобы тот настроил ему proxy-сервер и NAT. Во всех подобных случаях пользователь платит не за собственно услугу, — для него всегда существуют альтернативные варианты решения той же задачи, зачастую бесплатные, — а за дополнительный комфорт от возможности отдать деньги и не делать лишних телодвижений. Чрезмерно высокая запрошенная плата вызовет у него протест.

В-четвертых, «тяжелому» клиенту важна солидность имиджа провайдера. Несмотря на то что интерьер офиса, вывешенные в рамочках лицензии или дресс-код персонала никак не отражаются на качестве предоставляемых услуг, — они сильно влияют на степень доверия к оператору.

Хотя Интернет-пользователи обнаруживаются только в 15% московских квартир, глубина проникновения сетей, как правило, существенно ниже и составляет обычно 5–10%. Одним из факторов, ограничивающих число подключений, является вышеописанное недоверие «тяжелых» клиентов к недостаточно солидным, по их мнению, провайдерам, — однако есть и другие. Значительное число людей (например, пользующихся Интернетом на работе, а дома лишь изредка испытывающих потребность в срочной отправке электронной почты или посещении поисковых систем) вполне довольствуется коммутируемым доступом по Интернет-картам, расходуя при этом 5–10 $/мес. Если тарифная политика сети не позволяет им полностью удовлетворять свои потребности за те же деньги, подключение к выделенной линии кажется им бессмысленным. Для охвата этой категории абонентов «легкая» часть тарифной таблицы должна быть тщательнейшим образом проработана. Кроме того, эффективность таких распространенных (а во многих сетях — и единственных) способов продвижения услуг, как расклейка объявлений на подъездах и разбрасывание листовок по почтовым ящикам, крайне мала. За сколько-нибудь непродолжительное время подобными методами можно привлечь лишь «авангардную» часть потенциальной абонентской базы, а также тех пользователей, которые остро нуждаются в услугах и сами ищут возможности подключиться. Остальная часть потенциальных абонентов — нередко около половины от общего числа — может месяцами продолжать пользоваться коммутируемым доступом, даже будучи хорошо осведомленной о возможности подключения по выделенке. Для охвата этого контингента требуется применение специальных технологий продвижения и продажи услуг.

Стремясь привлечь максимум абонентов, многие сети устанавливают единовременную плату за инсталляцию в размере ниже себестоимости, а то и вовсе подключают бесплатно. Такой подход вряд ли можно назвать оправданным: средний абонент рассматривает инсталляционный платеж как капитальное вложение и психологически готов заплатить за подключение в пределах $100, — так что провайдеры, которые не дают ему такой возможности, попросту обкрадывают сами себя. Исключениями являются только дома, в которых присутствуют две или более сетей, — в этом случае размер инсталляционной платы, при прочих равных условиях, может повлиять на выбор, а уже подключенный абонент, переманиваемый другим провайдером, — так и вовсе не готов платить за переключение, даже если на новом месте тарифы гораздо привлекательнее. Однако столкновение сетей на одной территории пока еще редкость и случается, как правило, в новостройках с коммерческим заселением, — им провайдеры уделяют особо пристальное внимание.

В целом для сегодняшней Москвы вполне реально достижение глубины проникновения около 15% от общего числа квартир в течение первых трех месяцев с момента подключения дома, — при условии качественной и грамотной организации бизнеса, особенно в части тарифной политики, а также продвижения и продаж. На практике у подавляющего большинства сетей этот показатель заметно ниже, поскольку мало кому удалось в достаточной степени приблизиться к идеалу, — идет формирование рынка, и большинство игроков пока еще не завершило этап наступания на все типовые грабли.

По достижении 15-процентного барьера дальнейший рост абонентской базы происходит намного медленнее — за счет уже имеющихся владельцев компьютеров, ранее не являвшихся Интернет-пользователями; лиц, только-только купивших компьютер, а также Интернет-пользователей, переезжающих в дома, находящиеся в зоне покрытия сети. Количественно оценить этот рост довольно сложно; по разным оценкам, он составляет от 1% до 7% от общей численности уже подключенных абонентов в год.

А в это время…

Во Владивостоке подключение к сети (за 4 тыс. руб.) включает:
- сетевую карту;
- кабель от коммутационного блока до квартиры абонента;
- установку и настройку сетевого оборудования.
Абонентская плата — 160 руб./мес., входящий Интернет-трафик — 1,92 руб./Mбайт, входящий трафик с внутренних ресурсов — 0,32 руб./Mбайт, исходящий Интернет-трафик — бесплатно.
Провайдер Vladlink

Портрет провайдера

Игроков, выступающих сегодня в Москве на ниве Ethernet-провайдинга, можно четко подразделить на две группы по их происхождению. К первой относятся сети, бывшие когда-то любительскими или оставшиеся таковыми до сих пор. Ко второй — предприятия, возникшие в результате целенаправленных инвестиций в данный сектор телекоммуникационного рынка.

Любительские сети первоначально возникали (а многие — и до сих пор такими остаются) как своеобразные клубы по интересам, объединявшие преимущественно студентов, компьютерных фанатов, фидошников. Доступ в Интернет во многих из них — по крайней мере, первоначально — не был основной задачей, — гораздо большее значение имели многопользовательские сетевые игры, локальные файловые архивы и т. п. При подключении к Интернету основной проблемой, подлежавшей решению, являлось обеспечение участников сети недорогим и качественным выделенным доступом без целей чьего-либо личного обогащения. Многие из подобных образований, интересы которых не сместились в сторону бизнеса, в настоящее время регистрируются как общественные организации «любителей Интернета», а сеть оформляется как ведомственная. Они не гонятся за прибылью (по крайней мере — формально), не предоставляют услуг связи и не взимают за них плату, а — собирают членские взносы на реализацию уставных целей и задач (то есть предоставление доступа в Интернет своим членам). Однако основная масса любительских сетей все же стихийно эволюционировала в сторону коммерческого Интернет-провайдинга.

В ходе эволюции им пришлось столкнуться со множеством проблем, связанных в основном с отсутствием инвестиций и квалифицированных кадров. Поскольку любительские сети создавали люди, разбирающиеся в компьютерах, но, как правило, далекие от других областей деятельности, при переходе на коммерческие рельсы решение таких задач, как получение лицензий и легализация, организация продаж, менеджмент, бухучет и т. п., оказалось подвешенным в воздухе. Своих специалистов соответствующего профиля у них не было, а средства для привлечения наемных профессионалов отсутствовали. Покрытие достаточной территории, чтобы общая численность абонентов позволяла платить зарплату минимально необходимому штату сотрудников, приобретать сертифицированное оборудование, оплачивать проектные работы, необходимые для получения разрешения на эксплуатацию в Госсвязьнадзоре, требовало заметных вложений, а привлечение внешних инвесторов оказывалось затруднительным делом. Некоторые из подобных сетей к настоящему времени легализовались и трансформировались в небольшие телекоммуникационные фирмы; некоторые — прекратили деятельность, продав абонентскую базу профессиональным операторам, а многие — продолжают нелегально работать на свой страх и риск до сих пор.

В противоположность любительским сетям компании, созданные в результате целенаправленных инвестиций, изначально ориентировались на коммерческую деятельность. В их бизнес-планы были заложены расходы на строительство сетей со значительным охватом территории, найм квалифицированного персонала, приобретение сертифицированного оборудования, осуществление проектных работ, оформление разрешительной документации, рекламу и маркетинг. Когда такие компании только стали появляться, типичный объем инвестиций составлял $100–300 тысяч. В настоящее время цена входного билета на рынок постепенно растет из-за усиления конкуренции и ужесточения требований к качеству и надежности услуг.

Как уже было сказано, средний доход с одного абонента составляет около 30 $/мес., себестоимость же его обслуживания сильно зависит от размера абонентской базы. При обеспечении должного качества обслуживания операционно-безубыточными являются сети приблизительно с пятьюстами пользователями, а говорить о прибыльности можно начиная примерно с тысячи абонентов (цифры могут заметно варьироваться в зависимости от местных условий). Здесь играет роль так называемый эффект масштаба. Во-первых, целый ряд расходов — таких как заработная плата сотрудников, стоимость аренды помещений, коммунальные услуги и т. п., не зависит или почти не зависит от численности пользователей. В результате с ростом абонентской базы вклад этих статей в себестоимость обслуживания одного абонента сильно уменьшается. Во-вторых, стоимость трафика на межоператорском рынке сильно зависит от объемов его потребления; чем больше абонентов обслуживается, тем дешевле обходится провайдеру трафик, причем разница в цене для маленькой сети и крупного оператора может достигать 10–20 раз.

А в это время…

В Хабаровске подключение по ADSL при использовании оборудования клиента стоит 3 тыс. руб. (при использовании оборудования оператора — 7,5 тыс.).

При доступе без ограничения скорости ежемесячная абонентская плата за один порт — 1 тыс. руб., плата за 1 Мбайт трафика — 2,5 руб., исходящий трафик — бесплатно. (Все цены без НДС.)
Провайдер RedcomInternet

При численности клиентов около полутора тысяч и выше компания выходит на высокий уровень рентабельности, и себестоимость обслуживания одного абонента стабилизируется на 10–15 $/мес. Дальнейшего снижения себестоимости практически не происходит, поскольку обслуживание растущей абонентской базы требует увеличения численности персонала, аренды дополнительных площадей под офисные и технологические помещения и т. п. Таким образом, прибыль до уплаты налогов (EBITDA) в расчете на одного абонента в благополучно функционирующей компании составляет 15–20 $/мес. Если учесть, что затраты на подключение одного абонента тоже снижаются по мере роста числа клиентов и при указанном размере абонентской базы не превышают $100, то при идеальной реализации всех бизнес-процессов проект оказывается сверхпривлекательным для инвестиций. Затратив $300 тысяч на создание сети, обслуживающей 3 тысячи абонентов, инвестор возвращает вложенные средства через 1,5–2 года с момента запуска проекта (с учетом времени, требующегося на регистрацию фирмы, получение лицензий, проведение проектных работ и т. п.), после чего продолжает получать прибыль в размере 45–60 тысяч $/мес. Разумеется, на практике идеал недостижим (законов Мэрфи никто не отменял), и реальные результаты оказываются несколько хуже, — однако при подобной рентабельности этот бизнес все равно остается, пожалуй, самым лакомым сегодня куском телекоммуникационного пирога.

Впрочем, приведенные цифры ясно показывают, что небольшой любительской сети выйти на такой уровень развития без привлечения внешних инвестиций практически нереально. Ведь даже при достижении 15-процентной глубины проникновения, что является на сегодняшний день теоретическим пределом, — для подключения 1,5 тысяч абонентов необходимо построить сеть, охватывающую территорию с 10 тысячами квартир (это пятьдесят двухсотквартирных домов). Причем чтобы сеть такого масштаба хотя бы нормально работала, ее требуется строить «по-взрослому», — используя для соединения домов 100-мегабитную оптику, отказавшись от хабов и устанавливая только свитчи, размещая оборудование в вандалоустойчивых сейфах и применяя систему дистанционной диагностики и управления сетью. На практике же типичная любительская сеть попросту не в состоянии заметно приблизиться к 15% проникновения, так что размер территории, которую необходимо охватить, можно смело умножать минимум на два. Понятно, что даже у не самой мелкой — пользователей на пятьсот — сетки собственных средств в таких объемах нет. Привлечение же сторонних инвесторов для таких сетей является делом крайне проблематичным. Дело даже не в том, что это требует подготовки хорошо проработанного бизнес-плана, готовить который попросту некому. Основная проблема заключается в том, что для инвестора решающую роль играет легальность, прозрачность, юридическая и финансовая чистота приобретаемого бизнеса, — всякое же любительское неформальное объединение, у которого и юрлица-то зачастую нет, не говоря о лицензиях или кассовом аппарате, представляет собой форменный кошмар для аудитора и юриста. Важен и субъективный фактор: привлечение инвестиций в нужном объеме означает передачу инвестору как минимум контрольного пакета, а то и целиком бизнеса, в то время как отцы-основатели нередко не готовы расстаться с любимым детищем.

Конечно, возможен и другой сценарий развития сети, не требующий масштабных затрат, — «step by step». При таком сценарии расширение зоны охвата осуществляется пошагово: прокладывается кабель до очередного дома, там организуется точка доступа, — это требует сравнительно небольших расходов. В течение пары-тройки месяцев производится подключение проживающих в этом доме пользователей, с них собирается инсталляционная плата, более или менее покрывающая понесенные затраты, они начинают оплачивать абонентку и трафик. После этого прокладывается кабель к следующему дому, — цикл повторяется ad infinitum. Именно по такому сценарию развивались те из любительских сетей, которым удалось к сегодняшнему дню вырасти во «взрослые» провайдерские компании; многие сети так развиваются и сейчас. Нынче же этот путь стал тупиковым: рынок вступил в фазу взрывного развития, на него хлынуло много новых профессиональных игроков, и времени в запасе уже практически не осталось. Пока, действуя шаг за шагом, сеть охватит десяток-другой домов, — окружающие территории уже будут освоены компанией, имеющей значительный инвестиционный бюджет и покрывающей целые районы квадратно-гнездовым методом.

В погоне за клиентами и за увеличением дохода, получаемого с одного абонента, многие игроки сегодня вводят «неограниченные» тарифные планы по ценам в пределах 50 $/мес. Собственно, как маркетинговый ход, «неограниченный доступ» новостью не является, — более того, по бедности и неумению организовать билинг трафика такая система оплаты была широко распространена в любительских сетях еще лет пять назад. Однако тогда подобный unlimited являлся чистейшей воды профанацией: приобретался канал с пропускной способностью 128–256 Кбит/с, по которому пытались работать несколько десятков, а то и больше пользователей. Причем при отсутствии финансового ограничителя пользователь на тему порождаемого трафика не парился — «не волнует, уплочено!» — и создавал нагрузку, за которую, обходись она хоть в какие-нибудь деньги, не заплатил бы ни копейки (например, слушая через Интернет радио). Неудивительно, что в вечерние часы наибольшей нагрузки CPS в таких сетях нередко составлял 10–20 байт в секунду, что делало этот, с позволения сказать, unlimited жалкой пародией на телекоммуникационную услугу. Одним из ярких представителей подобного паноптикума была печально известная «АСП-Безопасность» (которую мы, впрочем, любим не только за это, — достаточно набрать ее название в «Яндексе»).

Сегодня такие номера уже не проходят, и под unlimited понимается честный неограниченный доступ, когда провайдер обеспечивает абоненту заявленную полосу пропускания по всей зоне ответственности, включая пропускную способность шлюзов в другие сети. Неограниченные тарифные планы, предоставляемые различными компаниями, можно подразделить на «чистые» и «статистические».

В настоящий момент себестоимость зарубежного трафика для фирмы, присутствующей на ММТС-9 или арендующей туда канал за разумные деньги, варьируется где-то от 8 $/Гбайт для мелких (потребление на уровне 150–300 Гбайт/мес.) до 2 $/Гбайт для крупных (5–10 терабайт в месяц) Ethernet-провайдеров. Российский трафик с MSK-IX стоит пренебрежимо мало, — однако его доля в общем потоке сильно зависит от постоянно меняющейся пиринговой политики ряда игроков, умения договариваться, да и от предпочтений клиентской базы (никто ведь не даст гарантию, что основная масса пользователей по тем или иным причинам примется посещать преимущественно ресурсы, находящиеся в зарубежных сетях). Поскольку цена ошибки в подобных расчетах весьма высока, имеет смысл закладываться на худший вариант и исходить из того, что весь потребляемый трафик обойдется по цене зарубежного, — и пусть значительная доля российского, если она будет, станет для нас приятным сюрпризом.

При достаточной пропускной способности канала и отсутствии особых ограничений средний добросовестный пользователь потребляет около 3 Гбайт/мес. (разумеется, любители фильмов в формате DivX в эту статистику совершенно не вписываются; провайдеров в данном случае спасает то, что ввиду повальной борьбы с пиратством общедоступные ресурсы такого рода немногочисленны и малоизвестны; впрочем, для разгрузки внешнего канала от «тяжелых» приложений многие сети создают у себя локальные пиратские файлопомойки, недоступные извне). Оценим фиксированную, не зависящую от объема потребленного трафика часть себестоимости обслуживания одного абонента в 10 $/мес., — сюда войдут затраты на аренду каналов и помещений, зарплату персонала и т. п. Даже если речь идет о небольшой сети, которой трафик обходится дорого, — потребляемые 3 Гбайт/мес., помноженные на 8 $/Гбайт, дадут 24 $/мес. себестоимости трафика, а полная себестоимость составит 34 $/мес. При абонентской плате 50 $/мес. EBITDA с одного абонента составит в этом случае вполне привлекательные 16 $/мес., — а ведь мы брали наихудший вариант, и у крупного провайдера, покупающего трафик по 2 $/Гбайт, себестоимость окажется, наоборот, 16 $/мес., а прибыль с абонента — 34 $/мес. Казалось бы, золотое дно…

Однако у подобного статистического подхода есть три крайне уязвимых места. Во-первых, ниоткуда не следует, будто профиль реального абонента неограниченного доступа будет соответствовать нарисованному нами портрету «сферического клиента в вакууме». Это он на дешевой помегабайтке или при раздельной тарификации набирал 3 Гбайт/мес., а сколько будет на unlimited — тот еще вопрос. Понятно же, что неограниченный доступ за фиксированную плату тем выгоднее для абонента, чем больше этот абонент потребляет, — поэтому и переходить на такую тарификацию будут в первую очередь заядлые киноманы и аудиофилы, любители качать гигазы варезов и тому подобная публика. Какой-нибудь NetVampire, заряженный на тотальное скачивание содержимого указанных ему ресурсов, или озабоченный пополнением фильмотеки клиент KaZaA вполне способны на долгое время занять любую отведенную полосу, — меж тем как канал с пропускной способностью 64 Кбит/с позволяет при 100-процентной загрузке за месяц вытащить больше 20 Гбайт. Не думайте, будто много. 20 Гбайт — это всего-навсего 30 фильмов в формате DivX, по одному фильму для просмотра в день, — не так уж и трудно представить себе человека, который использует сеть подобным образом. И локальные файлопомойки провайдеров положения не спасут, — при качественной связи клиенту до лампочки, тянуть интересующий его контент из локалки или через океан, — ведь его расходы при unlimited от этого не зависят. Интернет же в целом, несомненно, может предложить на много порядков более разнообразный ассортимент, чем даже самый содержательный сервак отдельно взятого провайдера. Что такие пользователи в общем потоке будут попадаться — к гадалке не ходи, — а сколько их окажется в процентном отношении — одному богу известно.

Во-вторых, аппетит приходит во время еды, а к хорошему привыкаешь быстро. 3 Гбайт/мес. — это потребление перешедшего на unlimited абонента, чьи потребительские привычки были взращены на помегабайтной или раздельной оплате. Да, много файлов и музыки, но — нужных; да, web-серфинг без оглядки на число и размер просмотренных страниц, но — всего лишь web-серфинг. С течением времени, однако, по мере того как клиенты будут врубаться в прелести unlimited, для них начнут открываться новые, ранее не приходившие в голову возможности. Любитель музыки в стиле кантри наткнется на какую-нибудь Интернет-радиостанцию в Техасе и будет крутить ее в качестве фона круглые сутки — с битрейтом 128 Кбит/с, в стереозвучании. Разлученный с возлюбленной романтик поставит себе камеру и будет часами трепаться по видеотелефону с уехавшим за океан на учебу предметом страсти. Фанат какой-нибудь многопользовательской игрушки вроде «WarBirds» поднимет у себя бесплатный игровой сервер и щедро откроет доступ к нему для всего мира. Бизнесмен, следящий за деловыми новостями, будет смотреть через Интернет отсутствующий в эфирной сетке телеканал «РБК-ТВ». И так далее. Пройдет совсем немного времени, и средние 3 Гбайт/мес. останутся всего лишь светлым воспоминанием, — а если вместо них окажутся 10 Гбайт/мес., то мелкому провайдеру из нашего примера резко поплохеет, и только трафик, потребляемый одним абонентом, обойдется ему уже в 80 $/мес., да плюс 10 $/мес. на обслуживание…

Однако и это еще цветочки. Ведь при неограниченном доступе с достаточно высокой пропускной способностью (скажем, «Корвет-Телеком» за 50 $/мес. предоставляет полосу 250 Кбит/с, — еще лет пять назад за такой апстрим не было бы стыдно не самому мелкому провайдеру) поставить proxy-сервер и посадить за ним человек пять пользователей может помешать только лень. Причем из теории массового обслуживания известно, что 256 Кбит/с на пятерых — это гораздо лучше, чем 64 Кбит/с на одного, — благодаря существенно более эффективной утилизации канала. И при таком замечательном качестве получится еще и экономия, — ведь costsharing на пятерых даст в результате совершенно смешные 10 $/мес. с носа, — чистый коммунизм.

А в это время…

В Волгограде за постоянный доступ по выделенной линии связи абонент платит за подключение по синхронному порту 3 тыс. руб. (используется модем абонента, иначе — 10,5 тыс. руб.). Ежемесячная абонентская плата при скорости до 38,4 Кбит/с — 12 тыс. руб. При скорости 64 Кбит/с и загрузке канала в сторону абонента до 15% — 13,5 руб. При превышении загрузки на скорости 64 Кбит/с за каждый мегабайт в сторону абонента — 3,6 руб. При скорости 128 Кбит/с и при загрузке канала в сторону абонента до 10% — 16,5 тыс. руб. При превышении загрузки на скорости 128 Кбит/с за каждый мегабайт в сторону абонента — 3,3 руб.
Провайдер «ВолгаЛинк»

Нет, понятно, что раздача и перепродажа трафика — особенно при безлимитных тарифах — строжайше запрещается условиями абонентских договоров, но как прикажете выполнение этого пункта контролировать? Врываться с инспекционными проверками домой к абонентам? — смешно. Даже вдоль проводов пройти и то не получится, — если эти провода провешены из форточки в форточку на высоте девятого этажа, а то и вовсе отсутствуют, — при нынешних-то ценах на wireless-карточки… Можно, конечно, запретить использование NAT как класса и пытаться отслеживать нарушения по TTL, — но при этом тоже получится полная белиберда. Во-первых, в этом случае мы незаслуженно обидим честных абонентов, которые никому ничего не перепродают, а просто дома у них стоит более одного компьютера. Во-вторых, если предполагаемого владельца proxy-сервера отключить за якобы имеющее место нарушение правил пользования услугой, а он, вместо того чтобы смириться, подаст на провайдера в суд, — ответчик будет иметь крайне бледный вид, пытаясь убедить судью в правомерности своих действий. Излишне говорить, что даже если оператор не проиграет дело с порога, — то к моменту визита назначенных судом экспертов никаких следов прокси и NAT не будет, и в результате клиенту принесут извинения, подключат его снова, компенсируют время перерыва в предоставлении услуг, а то и заплатят за моральный ущерб. А провайдеру, как проигравшей стороне, придется покрывать еще и судебные издержки. В общем, борьба с такого рода «колхозами» — дело безнадежное.

При этом основная беда для провайдера состоит не только и даже не столько в том, что такой «коллективный пользователь» потребляет трафика впятеро (или в иное число раз, зависящее от числа участников) больше, чем обычный. Проблема в том, что те самые «дополнительные» ребята, сидящие на общем канале, перестают являться его клиентами и платить абонентскую плату. Вася Пупкин расшарил свой канал еще на четверых соседей по дому? — на этом участке территории глубина проникновения упала с эталонных 15% до смехотворных 3%, — и соответственно снизились и доходы. А в ситуации, когда потребление ресурсов растет, а доходы, наоборот, стремительно падают, — очень легко проскочить точку бифуркации, за которой перспективный и высокорентабельный бизнес внезапно превращается в глубоко убыточную черную дыру. А в том, что такие «колхозы» будут массово появляться, — двух мнений быть не может. Если от этого явления серьезно страдают американские кабельные и DSL-провайдеры — притом, что доходы населения там выше, тарифы ниже, а законопослушность не чета нашей, — то сомневаться в предприимчивости завсегдатаев Митино и Горбушки я уж и подавно не рискнул бы.

В общем, «статистический» неограниченный доступ, рассчитанный исходя из предположения, будто объемы потребляемых ресурсов будут соответствовать некоему среднезаданному показателю, притом что активные пользователи будут работать в убыток провайдеру и субсидироваться за счет абонентов с малым объемом потребления, — штука очень рискованная. На первоначальном этапе привлечения клиентов он, конечно, позволяет выкатывать на рынок весьма соблазнительные предложения. Однако компаниям, пытающимся играть на этом поле, крайне не рекомендуется забывать о печальной судьбе таких американских компаний, как Excite@Home, Northpoint Communications, Williams Communications или Rhythms NetConnections. Там тоже неглупые люди работали, и считать умели. Просчитались.

Стопроцентная гарантия от подобной ловушки возможна только в том случае, если полная себестоимость ресурсов, потребляемых абонентом, ни при каких обстоятельствах не может оказаться выше вносимой им абонентской платы, а формирование «колхозов» принципиально не может привести к падению доходов провайдера. Для терминологической ясности назовем этот вариант неограниченного доступа «чистым». Предоставление таких услуг, конечно, потребует от оператора более высокого профессионализма, да и с рекламной точки зрения на фоне «статистических» коллег он вряд ли будет выглядеть особо выигрышно, — зато клиенты могут быть уверены: даже если они скопом бросятся загружать свои каналы на всю катушку, — провайдер не вздернет внезапно тарифы и не разорится. Точные цифры для такого unlimited будут сильно зависеть от множества конкретных условий, так что рецепт на все случаи жизни дать невозможно. Тем не менее, приведем один из реальных примеров такого рода.

Провайдер имеет достаточно большой объем потребления, и себестоимость трафика, с учетом затрат на транспорт до районного узла, составляет около 2 $/Гбайт. При предоставлении неограниченного доступа с пропускной способностью 64 Кбит/с за 50 $/мес. стопроцентная загрузка канала обходится ему в 20 Гбайт/мес. х 2 $/Гбайт + 10 $/мес. = 50 $/мес. с учетом стоимости обслуживания абонента. Иначе говоря, при 100-процентной нагрузке канал получается безубыточным, а при меньшей — прибыльным; например, при 50-процентной утилизации потребляемый трафик составит 10 Гбайт/мес., а EBITDA с одного абонента — 20 $/мес.

Полоса 64 Кбит/с вполне приемлема для индивидуального потребления и, как мы уже говорили, позволяет в месяц выкачивать три десятка полнометражных фильмов в формате DivX; более того — при такой тарифной политике для пользователя получается заметно дешевле сгружать их через сеть, чем покупать с лотков на компактах (вопрос об этической и юридической стороне видеопиратства оставим за рамками статьи, — на месте контрафактных фильмов могут быть, к примеру, дистрибутивы Linux или «веселые картинки» с бесплатных эротических серверов). Отметим также, что, несмотря на незначительную на первый взгляд разницу между 64 Кбит/с выделенки и 56 Кбит/с модема с V.90, второй вариант, даже при идеальном качестве коннекта, на практике оказывается в полтора-два раза медленнее из-за асинхронного режима передачи данных.

64-килобитный канал также вполне достаточен для одновременного комфортного обслуживания примерно пяти пользователей с небольшими потребностями (e-mail, ICQ, не слишком интенсивный web-серфинг), — из тех, чей среднемесячный расход на минимальных тарифных планах с помегабайтной оплатой составил бы порядка $10. Их объединение в «колхоз» не нанесет провайдеру ущерба, поскольку 1 х 50 $/мес. = 5 х 10 $/мес.; сколько-нибудь же заметный рост численности сверх этого маловероятен, поскольку тогда в часы наибольшей нагрузки полосу придется делить, по крайней мере, на троих-четверых, что даст уже некомфортно низкую скорость.

С другой стороны, использование в складчину такого канала хотя бы двумя пользователями с большими объемами потребления тоже неоправданно, поскольку полоса будет поделена пополам, и каждому достанется по 32 Кбит/с, — вполне «модемная» скорость, нивелирующая скоростные достоинства выделенки. Если оба одновременно будут качать, например, видеофильм, — то с учетом даже незначительного параллельного «легкого» трафика (те же e-mail, ICQ и легкий web-серфинг) каждый фильм будет грузиться больше двух суток, — что уже психологически неприемлемо.

Таким образом, в рассмотренном нами примере даже стопроцентная загрузка канала не будет для провайдера убыточной; кооперация «легких» клиентов не приведет к снижению общего уровня дохода, а для пользователей с большими объемами потребления совместное использование канала окажется некомфортным и бессмысленным.

И уж совершенно беспроигрышный для провайдера — и притом выгодный для абонента — путь избежать подобных грабель — раздельная тарификация, при которой за неограниченный внутрироссийский трафик взимается фиксированная абонентская плата, а «зарубежка» тарифицируется помегабайтно. При такой системе нет необходимости ограничивать пропускную способность абонентского окончания, — ведь пиринговый трафик с М9, сколько бы его ни потребил пользователь, обходится в копейки, а за «зарубежку» все равно будет заплачено по факту. Для скачивания больших файлов без дополнительных расходов практически всегда можно найти подходящие ресурсы в «бесплатной» зоне, — и даже в нынешнем «усеченном» российском Интернете таких ресурсов на порядки больше, чем в самой богатой файлопомойке провайдера. Формировать же «колхозы» ради экономии на абонентской плате при такой системе тарификации просто нет резона, — ведь для взаиморасчетов между участниками «кооператива» им необходимо суметь раздельно обсчитывать трафик, что доморощенным кулибиным не под силу (этого не умеют делать даже многие сертифицированные коммерческие билинговые системы, предназначенные для профессиональных операторов). Влететь в убыток при таких тарифах для оператора — невозможно даже теоретически. Вдобавок у пользователей появляется стимул (при наличии альтернативы) обращаться к российским ресурсам, что снижает нагрузку на дорогостоящие зарубежные каналы. Единственная проблема, требующая решения при такой системе тарификации, — довести до сведения абонентов ее устройство, — так, чтобы они четко представляли, какие ресурсы, с точки зрения билинговой системы, являются российскими, а какие — зарубежными. Задача, конечно, не самая простая, но, как показывает практика, вполне разрешимая при грамотно поставленном менеджменте. Большую помощь при этом окажет простенький скриптик на сайте провайдера, позволяющий в ответ на введенный адрес сайта узнать, к какой именно тарифной зоне этот сайт относится. В общем, единственный недостаток раздельной тарификации с лихвой перекрывают ее многочисленные достоинства.

Как уговаривают несговорчивый ЖЭК*

Как только становится ясно, что есть проблемы со входом в здание, — оператор заключает с находящимися там лицами абонентские договора. Допустим, ЖЭК не желает пускать в микрорайон, где три сотни потенциальных абонентов, каждый из которых готов платить 50 $/мес.

Пишем письменный запрос. Получаем немотивированный письменный отказ. Выжидаем для приличия месяц. За который оператор недополучает 300 х $50 = $15000. Пишем второй письменный запрос. Получаем письменный отказ, мотивированный чем-то незаконным (вроде «отсутствия необходимости», «решения правления жилкооператива», «уже имеющегося договора с другим провайдером» и т. п.). Причем отказ эти друзья напишут день в день по окончании отведенного для ответа двухнедельного срока, — ни единого исключения наблюдать не доводилось. Это они думают, что такие умные, и чиновничью козью морду таким макаром демонстрируют, хе-хе. То есть недополученная оператором сумма за это время увеличивается на $7500, — и вообще продолжает расти на $500 каждый день.

Причем отказать на законных основаниях в целом невозможно, — возможны только отдельные точечные «уколы» на этот счет. То есть, к примеру, если (условно) в подвале находится секретное бомбоубежище, — то туда можно не пустить на основании закона о государственной тайне, — но к чердаку и подъездным стоякам того же здания это не относится.

После чего составляется исковое заявление на набежавшую сумму, к нему прилагаются заверенные копии всех трехсот абонентских договоров и тот самый письменный отказ. А в исковом заявлении пишется, что по причине отказа, нарушающего ст. 23 Закона о связи оператор понес убытки на сумму… И — наносится визит в ЖЭК в компании юриста.

После беседы (иногда — и после тайм-аута, взятого ЖЭКом для консультации со своими юристами) начальник ЖЭКа бледнеет, обнаружив, что, во-первых, контора уже должна $30000 (переговоры и тайм-ауты заняли еще две недели), а во-вторых — что никаких перспектив победы в суде нет даже теоретически. Начальник внутренним взором окидывает свою прошедшую трудовую биографию и понимает, что за такой фортель, как арест счетов и опись судебными приставами муниципального имущества, его переведут в ученики младшего черпальщика ассенизационной службы.

И тут звучит крайне позитивное и конструктивное предложение оператора: дескать, мы ж не звери какие, у нас бизнес, нам не нужны стулья из вашего ЖЭКа в качестве покрытия издержек, — давайте дружно сотрудничать. Еще раз демонстрируются все необходимые лицензии, приносятся заверения, что все будет делаться как положено — по согласованному проекту и т. п. Начальник ЖЭКа смекает, что есть реальный шанс спасти оставшиеся дни своей трудовой биографии, радуется, как ребенок, отирает со лба испарину и с искренним радушием бросается сотрудничать в таком важном и общественно полезном деле, как предоставление населению современных услуг связи.

Однако хохма заключается в том, что денег, недополученных оператором с момента первого немотивированного отказа до момента получения разрешения, — никто не отменял. И эти самые ~$40К, набежавшие за время переговоров и проволочек, — продолжают висеть дамокловым мечом. И совершенно очевидно, что оператор не заинтересован пускать это исковое заявление в ход без надобности, но вот в случае чего — очень даже запросто. И если на соответствующем посту оказался человек непонятливый, — можно даже аккуратно на это намекнуть.

А срок исковой давности по гражданским делам составляет на территории Российской Федерации три года. На протяжении которых ЖЭК будет тапочки в зубах приносить. Да и после продолжит, — ибо человеку, который не в состоянии сделать за это время из этих ребят своих лучших друзей, — в бизнесе делать нечего.

Если в этом тексте слово «ЖЭК» заменить, скажем, на «владелец офисного центра», — эффективность всей схемы от этого только вырастет. Потому как начальник ЖЭКа рискует только своим креслом и пенсией, а деньги — чужие. А вот нежелание владельца здания выкладывать $40К из своего кармана — стимул куда более действенный.


* Согласно старой версии Закона о связи.

Портрет рынка

Как уже говорилось, если нашему человеку дать достаточно свободных денег для покупки компьютеров и подключения к Интернету, то в результате, когда все заинтересованные в получении услуг наконец подключатся, — глубина проникновения составит 60–75%. Остальные не станут подключаться вне зависимости от материального положения — просто потому, что им это и даром не нужно. Таким образом, если нас, тьфу-тьфу, минуют глобальные катаклизмы и если реальные доходы населения будут увеличиваться и дальше, численность московских Интернет-пользователей имеет запас роста в 4–5 раз, с нынешних 450 тысяч вплоть до 1,8—2,25 млн. подключенных домохозяйств.

Общее число домохозяйств, подключенных по выделенным линиям, на данный момент оценивается приблизительно в 100–120 тысяч. Хотелось бы повторить еще раз, медленно и внятно, ибо до сих пор эти цифры публично не оглашались: уже сейчас в Москве на выделенные линии приходится около четверти массового рынка услуг доступа в Интернет. Остальные три четверти пока приходятся на услуги коммутируемого доступа.

Обсуждая территориальные сети, было бы неправомерно говорить о каком-то отдельном «Ethernet-рынке», — его попросту не существует. Американская пословица гласит: «Никто не покупает сверла диаметром 3/8 дюйма, — люди покупают дырки диаметром 3/8 дюйма». Пользователю не нужен Ethernet как таковой, — пользователь нуждается в широкополосном доступе. Поэтому вместе с Ethernet-провайдерами на том же конкурентном поле играют и операторы, предоставляющие широкополосный доступ с использованием других проводных и беспроводных технологий, таких как ADSL («МТУ-Интел»), DOCSIS («Комкор-ТВ»), CDMA-2000 (SkyLink) и др. И хотя в районах массовой жилой застройки Ethernet эффективнее с экономической точки зрения, в ряде случаев альтернативные технологии, несмотря на свою дороговизну, оказываются конкурентоспособными. Это относится к территориям с низкой плотностью абонентов, а также к районам, еще не охваченным Ethernet-сетями.

В настоящее время наблюдается взрыв инвестиционной активности в области Ethernet-провайдинга. Наиболее привлекательные районы уже охвачены сетями профессиональных операторов, однако суммарно они покрывают, по разным оценкам, не больше 20–30% территории города. В остальных районах присутствуют многочисленные кустарные сети, обслуживающие более половины подключенных пользователей. С точки зрения профессиональных Ethernet-операторов, эти территории могут рассматриваться как свободные — в силу того, что мелкие любительские образования, успешно конкурирующие с операторами альтернативных технологий доступа, ни по качеству и надежности, ни по стоимости услуг не смогут выдержать конкуренции.

Если говорить о конкурентной ситуации среди профессиональных Ethernet-операторов, то в настоящее время прямой конкуренции между компаниями практически не наблюдается Пока они озабочены лишь тем, чтобы застолбить как можно больше свободных районов.

На начинающемся сейчас этапе мы станем свидетелями укрупнения рынка, что, вероятно, будет сопровождаться немалыми потрясениями. Дело в том, что нынешнее его состояние можно уподобить ситуации в уличной торговле начала 90-х г.г. прошлого века — с ее многочисленными неказистыми торговыми палатками. В настоящий момент услуги массового выделенного доступа предоставляют в Москве, по крайней мере, восемьсот игроков, основная доля которых представлена небольшими любительскими сетями, работающими нелегально. Так, в далеко не полной базе данных на специализированном сайте www.homenetworks.ru  на момент написания этой статьи было представлено 532 сети, совокупно обслуживающих 74102 квартиры, то есть в среднем на одну сеть приходилось 139 подключений. Мизерная средняя численность пользователей компенсируется их огромным количеством. С учетом того, что многие нелегальные сети избегают публичности, опасаясь преследования со стороны правоохранительных органов, и потому не регистрируются в подобных каталогах, получается, что ни один даже самый крупный оператор проводного или беспроводного доступа не занимает и десятой доли рынка в натуральном выражении. Понятно, что оставаться стабильной нынешняя ситуация не может, и крупные Ethernet-операторы в ходе территориальной экспансии будут поглощать или вытеснять мелкие сети. Во избежание конфликтов, чреватых диверсиями на кабельных коммуникациях, преимущественной политикой по отношению к ним будет, вероятнее всего, покупка существующей абонентской базы с приемом на работу бывших владельцев любительских сетей. Впрочем, не исключены и рейды правоохранительных органов, чей интерес к нелегальным сетям в последние полгода сильно обострился.

Кроме того, именно многочисленные любительские сети в ближайшее время станут основной мишенью проекта «Стрим» (www.stream.ru ) — недавно анонсированной маркетинговой инициативы компании «МТУ-Интел». Речь идет о подключении по все той же технологии ADSL на более выгодных, чем раньше, условиях, — с инсталляционной платой $50, минимальной абонентской платой 30 $/мес. (включая 1 Гбайт трафика) и превышением по 30 $/Гбайт. Очевидно, что абсолютное и подавляющее большинство любительских микросетей не сможет предложить клиентам трафик по более низкой цене, а пропускная способность их каналов в расчете на одного пользователя — заметно ниже, чем позволяет достичь ADSL.

Тем не менее, даже у мелких сетей с высокими расценками есть определенные конкурентные преимущества перед «Стримом». Например, в них не тарифицируется внутренний трафик, — так что ни многопользовательские игры, ни скачивание гигабайтов софта, фильмов и музыки из локальных архивов не будут стоить ни копейки, тогда как абонентам «Стрима» те же приложения обойдутся в весьма заметные суммы. У сетей, в которых применяется раздельная тарификация, ассортимент дешевых ресурсов расширяется на порядки за счет многообразного контента «российской» зоны. Определенные резервы для снижения тарифов у них тоже обычно есть, вплоть до экзотического варианта подключиться по тарифу «Стрим-Супер», по которому трафик обходится в 10 $/Гбайт, и перепродавать его пользователям сети по 20 $/Гбайт, сохраняя уже имеющиеся преимущества вроде бесплатных игр и локальных архивов. Разумеется, и подобные подключения, прямо нарушающие условия предоставления услуги, и пиратское распространение музыки и фильмов не являются правомерными, — однако абсолютное и подавляющее большинство мелких любительских сетей и так действует вне правового поля, и подобные мелочи вряд ли особо смутят людей, которые и без того ходят под статьей УК о незаконной предпринимательской деятельности.

Однако вымывание из мелких сетей части «тяжелых» клиентов в пользу «Стрима» неизбежно, — и наряду с активностью крупных Ethernet-операторов это неминуемо будет способствовать их постепенному сходу «мелочевки» со сцены. Для профессиональных территориальных сетей, в которых стоимость трафика даже на «чистом» неограниченном доступе может составлять 2 $/Гбайт, а при статистическом и вовсе около 1 $/Гбайт, — «Стрим», очевидно, на уже освоенных ими территориях никакой угрозы не представляет. Впрочем, и у них он может откусить определенный кусок пирога, привлекая абонентов на еще незанятых территориях, — существует вероятность, что эти пользователи не станут торопиться со сменой провайдера даже тогда, когда их дом попадет в зону охвата профессиональной сети.

Впрочем, при самых оптимистических для «МТУ-Интел» прикидках, — пирог не такой уж и жирный: компания анонсировала намерение подключить в наступившем году 24 тысячи абонентов ADSL. Даже если отвлечься от того, что до сих пор реальные темпы подключения этой компании отставали от заявленных приблизительно в 1,5–2 раза, — это даст всего лишь около 20% от объема существующего на данный момент рынка выделенного домашнего доступа (который тем временем стремительно расширяется) и порядка 5% от московского рынка домашнего доступа вообще (включая dial-up). Таким образом, говорить о грядущей монополизации в этой области нет ровным счетом никаких оснований. Тем не менее, на начинающемся сейчас новом этапе развития рынка «МТУ-Интел», несомненно, внесет немалую лепту в дело удаления со сцены мелких любительских сетей.

По всей вероятности, этот этап продлится от года до полутора-двух, и к его завершению в Москве не останется зон массовой застройки, не охваченных хотя бы одной крупной территориальной Ethernet-сетью, а операторы альтернативных технологий, таких как ADSL или различные виды беспроводного доступа, будут играть роль нишевых. Непосредственная конкуренция между оставшимися на рынке 4–5 крупными и 10–15 средними Ethernet-операторами начнется после этого и будет, вероятно, сопровождаться слияними, поглощениями и укрупнениями компаний, работающих в данном секторе. И, судя по всему, через пару лет дешевый широкополосный Ethernet-доступ будет доступен практически на всей территории Москвы.

Лидеры московского рынка широкополосного Ethernet-доступа

- «Корвет-Телеком» (www.corvette-telecom.ru ). Проект изначально развивался как инвестиционный. На данный момент компания является оператором четырех территориальных Ethernet-сетей, развернутых в Коньково, Строгино, Щукино и Южном Орехово-Борисово. Общее число обслуживаемых ими абонентов составляет 6600. Доступ предоставляется в том числе по «неограниченным» тарифным планам (за 50 $/мес. пользователь получает канал с пропускной способностью 250 Кбит/с). Компания работает на основе собственных технологических решений, включая сертифицированную систему билинга и управления сетью «Родерик», и предоставляет услуги аутсорсинга по проектированию и строительству территориальных сетей. В частности, она выступала подрядчиком при запуске Зеленоградской городской сети фирмы «СинС-Телеком» (www.telecom.sins.ru ).

- Группа компаний NetByNet (www.netbynet.ru ). Образована на базе профессиональных операторов «ТОР Инфо» и «Консул», объединивших вокруг себя ряд любительских сетей, прошедших легализацию. В настоящее время включает пятнадцать сетей, расположенных в различных районах Москвы и поселке Красково. Все участники группы имеют лицензии и другую необходимую разрешительную документацию, ведут согласованную тарифную и маркетинговую политику, принимают оплату за предоставляемые услуги по единым Интернет-картам. Входящая в группу компания «ТОР Инфо» первой на рынке стала применять оптоволокно для организации соединений между домами и первой ввела тарифные планы с неограниченным российским трафиком. Общее число обслуживаемых абонентов превышает 4 тысячи. Среди предлагаемых тарифов имеется семейство безлимитных, в том числе неограниченный доступ по каналу 128 Кбит/с за 40 $/мес.

- «Старнет» (www.starnet.ru ). Работает в различных районах Москвы (Марьино, Южное Чертаново, Беляево, Филевский парк и др.). Доступ предоставляется по «неограниченным» тарифам, включая 256 Кбит/с за 60 $/мес. Деятельность этой компании наименее прозрачна из всех перечисленных, — по крайней мере, нигде на сайте «Старнет» нет исчерпывающей информации о зоне покрытия сетей. Попытка узнать численность абонентов непосредственно из первоисточника успехом не увенчалась: представитель компании сообщил лишь, что их «несколько тысяч».

Кроме того, в ряде районов действуют местные профессиональные игроки, у некоторых число обслуживаемых абонентов приближается к цифрам, характерным для лидеров. К ним относятся «ИскраТелеком» (Марьино; www.iskra-net.ru ), «РА-Телеком» (Кунцево, Крылатское; www.domonet.ru ), «Сити онЛайн» (Восточное Дегунино; www.cln.ru ) и другие — общим числом около пятнадцати.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.