Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Науку заказывали?

Архив
автор : Юрий Романов   06.02.2004

— Это все взаимосвязано. Прогресс науки — прогресс общества. Прогресс общества — прогресс человека. — Вы верите в то, что говорите? — осведомляется Миккель. — Это же несерьезно! А. и Б. Стругацкие. «Туча»

— Это все взаимосвязано. Прогресс науки — прогресс общества. Прогресс общества — прогресс человека.
— Вы верите в то, что говорите? — осведомляется Миккель. — Это же несерьезно!
А. и Б. Стругацкие. «Туча»

Вот и завершилась работа над очередной темой номера. Отредактированные статьи отправлены в редакцию, а на столе перед погасшим монитором осталась гора листков с набросками планов (по большей части неосуществленных), адресами потенциальных авторов (которые авторами, увы, не стали) и беглыми заметками о многочисленных беседах… Мне грустно. Грустно оттого, что закончился праздник общения с замечательными людьми — учеными, руководителями, участниками крупных научно-технических проектов, — людьми, которые много знают, о многом помнят, которые хорошо знакомы с «кухней» отечественной науки, но, к сожалению, не имеют ни времени, ни особого желания писать обо всем этом…

В общем, я решил еще раз пересмотреть бумажный ворох и выбрать из него те мысли, которые показались мне интересными в контексте темы. Кроме того, я решил не править стиль этих рабочих заметок, чтобы сохранить эмоциональный настрой, я бы даже сказал — накал тех бесед.

«Наука — добыча знания. Говорят, его осталось мало. Да глупости! Это же как в геологии, понимаете? Вначале — ручей, самородки прямо по дну… Кто-то нашел, наклонился и поднял. Самородки — добыча одиночек. Потом самородки кончаются, руднику нужна артель — руда стала беднее, больше рук требуется. Для промышленной добычи строят ГОКи1 — огромные комплексы, десятки тысяч людей, миллиардные вложения… Но при этом даже из самой бедной руды можно добыть столько полезного продукта, сколько не снилось ни старателю-одиночке, ни даже артели. Вот в науке так же… И ГОКи нужны, и одиночки — новые жилы искать, самородки… Даже я бы не прочь…»

«Научные работники страдают? Страдают! Работники всегда страдают. А пусть не будут работниками! Передовые технологии!.. Ты их придумал, спасибо тебе, мил-человек… А теперь мы их будем применять и денежки зарабатывать. А ты иди вон, на базаре постой, работничек научный…»

«Очень не хватает какого-то маркетингового, что ли, взгляда на ситуацию. Если наука никому не нужна, если на нее нет заказчика, то ее и не будет. Заказчик — это движущая сила всего, любого дела. Причем заказчику нужен не процесс как таковой, а результат, продукт. У науки продукт — знание. Кому нужно знание? Тут очень большая проблема… Это не проблема науки, это в нас проблема. Нам не нужно знание, мы не чувствуем в нем потребности. Очень опасный симптом! Нам ничего не нужно, все есть, все можно купить… А если чего-то нет своего — купим за границей, там точно есть… Когда все нищие ходили, тогда в науку больше верили, от науки больше ждали…»

«Частник заказывает конкретную технологию. Он что-то выпускает, ему нужна технология, в этой технологии что-то есть такое, что… Короче, нужно поисследовать. Он, по существу, становится заказчиком на научно-исследовательскую работу. Пусть она прикладная, но на его уровне никакой другой науки и быть не может — он же частник, отдельный человек. Мы делаем такие работы… Нормально…

Государство — это другое дело. Государство — совсем другой заказчик, и он заказывает только то, что нужно государству. А что нужно государству? Вооружения нужны, транспорт, энергетика. Связь уже почти не нужна — это область частников… Транспорт тоже почти весь там… Так, финансируют по инерции чуть-чуть…

По большому счету, остались только вооружения… Вот уровень заинтересованности государства в науке. Это, вообще говоря, серьезный уровень. Там много чего делается в области фундаментальных исследований. А вы мне скажите, кто их иначе бы заказывал? При таких сумасшедших вложениях… Сейчас, правда, подрядчики госзаказов стараются всю нужную им науку у себя организовывать… На сторону заказов почти нет, деньги экономят, ну и дележ между своими есть… Нет, это не криминал, а так, по-родственному, что ли… Кому с кем работать приятнее…

К фундаментальной науке ни у частника, ни у государства настоящего интереса нет и быть не может. К этому интерес может быть только у человечества в целом. Как общечеловеческое любопытство, что ли… Вот если всю фундаментальную науку прикроют за ненадобностью, тогда всё, человечеству конец. Раз ни одного носителя этого общечеловеческого любопытства не осталось у власти, значит, всё… А как он у власти останется? Кто его туда изберет, если всем его любопытство вроде блажи покажется? Вот и говорю: если хочешь заниматься фундаментальной наукой — ищи военных. А там у них проще — никому ничего рассказывать нельзя, все закрыто, никаких глупых расспросов, поэтому все очень солидно выглядит. И можно пробовать идти во власть, в политику… Келдыш — очень хороший пример. Просто хрестоматийный.
Ну где нам взять государственных людей, которые были бы еще и любознательными?!»

Есть еще один вопрос, имеющий прямое отношение к судьбам российской науки. Это проблема оценки, хорошо или плохо, когда молодые люди, окончившие наиболее престижные вузы, отправляются «делать науку» на Запад. Или — что в последние годы становится все более популярным — на Восток, в Китай.

Большинство моих респондентов склонялись к мысли, что это — плохо. Причем так же считали и многие из тех, кто собирается уезжать. Соображения их просты, и не о мировой науке их печаль. Банальная безработица! Отсутствие в своем Отечестве платежеспособного спроса на профессию исследователя плюс решимость отстаивать свое право заниматься именно этим делом. Плюс готовность вернуться в родные пенаты, когда там возникнет заказ на науку.

Всё. Теперь читайте тему. Начинается она со статьи Георгия Малинецкого, посвященной вопросу — есть ли будущее у науки? Далее идет материал Олега Жернового о том, как возникает заказ на научно-исследовательские работы у современных военных. Примечательно, что упоминается там и theoretical computer science. А еще говорят, военные — консерваторы… Во врезках вы найдете эссе Михаила Ваннаха.

В русском языке слово «заказать» имеет много значений. По Ожегову2, это означает «поручить кому-нибудь изготовить, сделать что-нибудь». И тут же — «сделать недоступным, запретить». На криминальном жаргоне слово «заказать» имеет смысл «наметить будущую жертву».

Итак. Мы с вами русские люди. Науку заказывали?


1 ГОК — горно-обогатительный комбинат.
2 С. И. Ожегов и Н. Ю. Шведова. «Толковый словарь русского языка».

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.