Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Американская трагикомедия

Архив
автор : Борис Кагарлицкий   25.09.2003

Нынешняя энергетическая авария в США — далеко не первая. Она лишь стала кульминацией неприятностей, начавшихся с кризиса в Калифорнии, когда богатейший американский штат столкнулся с веерными отключениями. Теперь настала очередь Восточного побережья.

Нынешняя энергетическая авария в США — далеко не первая. Она лишь стала кульминацией неприятностей, начавшихся с кризиса в Калифорнии, когда богатейший американский штат столкнулся с веерными отключениями. Теперь настала очередь Восточного побережья.

Самое неприятное, что первопричину аварии не удалось найти сразу. Была роковая молния, ударившая в электростанцию на Великих озерах, или ее не было? Ударила она с канадской или с американской стороны? Обсуждать этот вопрос можно бесконечно. Впрочем, первопричина не имеет большого значения. Ведь дело не в том, с чего начались сбои, а в том, почему их не удалось локализовать и остановить. Частные компании, занимающиеся производством и передачей электроэнергии, оказались неспособны согласованно действовать в аварийной ситуации. Оборудование электростанций устаре и износилось. А главное, в нужный момент в нужном месте просто не было людей.

Сочетание сверхсовременной электроники с устаревшей техникой до добра не доводит. В США электронные системы вводились в первую очередь для того, чтобы можно было уволить часть работников и, передав их функции компьютерам, сократить расходы на заработную плату. В Канаде же, где электростанции оснащены электроникой ничуть не меньше, чем в США, массовых увольнений не было — их предотвратили профсоюзы. Когда компьютеризированные системы начали давать сбои одна за другой, канадцы просто переключили их на ручное управление. В результате аварию удалось локализовать. Крупнейший город страны Торонто, стоящий на Великих озерах, с которых все и началось, конечно, пострадал. Но дальше отключения не распространились. Американцам же для перехода на ручное управление персонала не хватало, и авария привела к цепной реакции отключений.

Анатолий Чубайс радостно прокомментировал происшедшее, сообщив нам, что в России подобное исключено, ибо отечественная система производства и подачи электричества несравненно более централизована, а потому — надежна.

Главный энергетик страны деликатно умолчал лишь о том, что несколько последних лет он упорно пытался реорганизовать нашу систему по американскому образцу и лишь сопротивление профессионалов задержало намеченные им реформы. Кстати, буквально за несколько дней до американской аварии Чубайс и его команда одержали очередную победу в своей нелегкой борьбе, добившись от правительства увольнения замминистра энергетики Виктора Кудрявого, которого называли последним профессионалом в руководстве отрасли.

На протяжении многих лет отечественные идеологи неолиберализма ссылались на успехи Соединенных Штатов, призывая следовать американским образцам и теориям. Сегодня, когда в самом Вашингтоне признают, что энергетическая система США достойна лишь страны Третьего мира, российские поклонники американской модели растерялись. Впрочем, заявления об отсталости американской энергетики, звучащие из уст официальных лиц Белого Дома, сильно преувеличены. В США были затрачены изрядные средство на модернизацию оборудования, введение различных электронных систем и автоматизацию, чего ни одна слаборазвитая страна позволить себе не может. Кстати, многие в Нью-Йорке как раз иронизировали, что американская энергетика далека от стандартов Третьего мира и именно потому рухнула. Где-нибудь в Латинской Америке веерные отключения электроэнергии — не редкость, к ним все привыкли, знают, как с этим бороться, а главное, всюду есть автономные источники питания, которые включаются автоматически, порой по два раза в день.

Проблема не в том, что оборудование устарело, а в том, что одни системы модернизировались, тогда как другие изнашивались физически и морально. Такое разительное противоречие (характерное не для отдельной компании, а для всей отрасли, состоящей из множества компаний), разумеется, должно иметь экономические причины.

«Великое калифорнийское затемнение» показало, что электроэнергетика — не та отрасль, где можно добиться высоких результатов с помощью частной инициативы и конкуренции. Конечный потребитель имеет дело с электричеством, подаваемым через сети распространения энергии. Ни выбор, ни конкуренция здесь невозможны. Проводить к одному дому или даже заводу два кабеля бессмысленно и нелепо. А убеждение, будто конкуренция производителей приведет к снижению цен и модернизации, опровергнуто опытом Калифорнии. Модернизация стоит дорого, а снижение цен имеет жесткую техническую границу.  Финансовой эффективности можно добиться, лишь недоплачивая сотрудникам и сокращая штат до предела — что во многом и привело к нынешним неприятностям. Впрочем, опыт Калифорнии показал, что электричество для потребителей в результате либерализации, дерегулирования и свободной конкуренции тоже резко подорожало. Причем дополнительные средства пошли не на модернизацию отрасли, а, напротив, были из нее выведены. Ведь производство электроэнергии, даже освобожденное от государственного вмешательства, никогда не станет самой прибыльной отраслью. Как только государство перестает вмешиваться в дела собственников, те пользуются полученной свободой для того, чтобы перевести часть средств в экономические сектора с более высокой прибыльностью (до 2000 года это была игра на бирже, сейчас — спекуляции недвижимостью и т. п.). То есть никто не хочет специально доводить энергетику до ручки, но пока оборудование работает, можно повременить с модернизацией, прокрутив деньги раз-другой. В буквальном смысле, пока гром не грянет, бизнесмен не перекрестится.

Исследования амстердамского Транснационального Института (www.tniorg/energy), проводившиеся в мировом масштабе на протяжении 2001–03 годов, показали, что приватизация, дерегулирование и либерализация энергетического сектора повсеместно и безвариантно дают одни и те же результаты: рост числа технических аварий, веерные отключения электроэнергии и в конечном счете — подорожание электричества для потребителя. Об этом, кстати, я писал и на страницах «КТ».

Американское общество неожиданно открыло для себя достоинства европейских (государственных и полугосударственных) энергетических систем. Включая и российскую. Между тем в Европе все чаще задаются вопросом: если в США возможны столь фантастические провалы, то чем объяснить успехи американской экономики?

Биржевой крах, массовое банкротство компаний «новой экономики», раскрытие массовых фальсификаций отчетности в американских корпорациях и нынешний энергетический кризис ставят под вопрос миф об эффективности и технологической «продвинутости» американской экономики. Но успехи 1990-х отнюдь не были мифом. Просто порождены они были совершенно иными причинами.

Американская экономика далеко не самая эффективная, но самая большая. Это самый большой рынок. К тому же американский доллар по совместительству является мировой валютой. Получается, как выразился английский экономист Алан Фриман1 (Alan Freeman), что американское хозяйство по отношению к мировой экономике работает как гигантский пылесос, вытягивающий капитал отовсюду. Американские неолиберальные идеологи могут сколько угодно заявлять об относительно низких налогах и «строгой» бюджетной политике Вашингтона, забывая при этом, что расходы американского правительства многократно превышают те, что могут позволить себе другие страны. Вашингтон может снижать налоги, не опасаясь, что не хватит денег — их все равно очень много. При этом огромные государственные средства идут на подачки и льготы корпорациям и на военные программы. Именно массированное вливание государственных денег создало базовые технологии информационной эры. А уж частное предпринимательство, надо отдать ему должное, нашло способы эти технологии внедрить в повседневную жизнь потребительского общества и, соответственно, выгодно продать.

Беда в том, что американская элита, как и любая правящая группа в истории, с какого-то момента сама начинает верить собственной пропаганде, утверждающей, что низкие налоги, минимальное регулирование и свобода частной инициативы сами по себе являются достаточными условиями для экономического успеха.

Многолетнее демонстративное пренебрежение всем, что хоть как-то относится к общественному сектору, отказ от регулирования и вмешательства демократических органов в дела бизнеса привели к нарастающему кризису инфраструктуры и затуханию долгосрочных проектов развития (бизнесу нужны только краткосрочные и среднесрочные проекты, обещающие гарантированную прибыль). Американская экономика становится все более неоднородной, «многоукладной», сочетая самые передовые отрасли и компании с отсталыми и примитивными предприятиями, опирающимися на потогонную эксплуатацию рабочих или столь же безответственную эксплуатацию оборудования «на износ». В этом отношении они все больше напоминают Россию. Только не бедную, а богатую.

Увы, деньги сами по себе решают не всё. Богатство не гарантирует эффективности. Структурные проблемы не решаются сами собой. Они «тихо» накапливаются, а потом заявляют о себе крупными неприятностями.

Дискуссия, разворачивающаяся сегодня в Америке, покажет, насколько нынешняя администрация способна подняться над собственными идеологическими стереотипами. Все говорят о необходимости развивать и модернизировать энергетику, но скорее всего это обернется лишь закачкой огромных государственных средств на счета частных корпораций, обещающих «модернизировать систему». Вполне возможно, что определенные позитивные результаты это даст: даже в России сегодня поняли, что красть надо не всё и не сразу. Так что можно надеяться, что энергетическая катастрофа такого масштаба не повторится. Но что-нибудь другое произойдет обязательно. В экономике США слишком много узких мест. И в дальнейшем их может стать только больше.


1 (назад)Подробнее о взглядах Фримана см. статью «После глобализации» Бориса Кагарлицкого в «КТ» #494.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.