Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Где прячется квантовое сознание?

Архив
автор : Михаил Ваннах   21.02.2003

Работы в области квантовых вычислений и квантовых компьютеров наводят на два вопроса: являются ли квантовыми те вычисления, которые принято отождествлять с человеческим сознанием, и корректно ли полагать человеческий мозг квантовым компьютером?

Работы в области квантовых вычислений и квантовых компьютеров наводят на два вопроса: являются ли квантовыми те вычисления, которые принято отождествлять с человеческим сознанием, и корректно ли полагать человеческий мозг квантовым компьютером?

Обычно считают, что положительному ответу на оба вопроса противоречит то, что высшая нервная деятельность протекает на уровне нейронных сетей, химических реакций, то есть довольно крупных объектов, а квантовая механика есть нечто, адекватное лишь для микромира. Говорят, что даже сам автор гипотезы квантового сознания, блистательный британский математик сэр Роджер Пенроуз (Penrose), меняет тему разговора, если речь заходит об этом парадоксе. Ну если так, значит, проблема квантового сознания в большей степени относится не к сфере исследования, но к области интерпретации, каковая есть обитель философов и богословов.
Итак, является ли человеческое сознание квантовым феноменом? Иными словами, необходимо ли использовать для его описания квантовую механику?
Я сторонник именно такой точки зрения. Сделали меня им не лабораторные опыты и не чтение научных статей, но профессиональные наблюдения. Два парня лишаются здоровенных кусков черепа и расположенных за ним долей головного мозга (один от пули горского снайпера, другой от картечи на криминальной разборке). И что же? Несмотря на головную боль, обмороки и т. п., оба сохраняют ясное сознание, нормальную память.
И это не исключение. Полистав книги, побеседовав с ветеранами-военврачами, я заметил, что такие вещи встречаются не так уж редко. Напрашивается вывод: плотность упаковки информации в головном мозге куда выше, чем можно ожидать от МАКРОСКОПИЧЕСКИХ (то есть не требующих для своего описания квантовой механики) химических процессов в нейронах.
Для подтверждения своей точки зрения попробую оперировать лишь общепринятыми на сегодняшний день понятиями.
Итак, что такое человеческий мозг?
Несколько десятков миллиардов нейронов (по старым представлениям десять-пятнадцать, по новым — семьдесят-восемьдесят), объединенных в АСИНХРОННУЮ нейросеть. Нейросеть здесь, возможно, тавтология и уж наверняка плеоназм, но не в ней суть дела. Акцент необходимо сделать на асинхронности функционирования хитросплетений нейронов человеческого мозга. Говоря наглядно, она функционирует отнюдь не так, как бортовая вычислительная система стареньких челноков NASA. Там, как, может быть, помнят читатели, на нескольких процессорах исполняется один и тот же алгоритм. Далее результаты сравниваются, и, если один из них отличается от трех остальных, то в результате арбитража он отбрасывается, в работу вводится пятый процессор горячего резерва, а отключившийся переводится на тестирование.
В человеческом же мозгу подобного арбитража, судя по сегодняшним данным, нет — слишком уж высока плотность упаковки информации. Следовательно, решение принимается одним нейроном и далее транслируется нейросетью.
Сразу хотел бы предостеречь от спекуляций, связанных с так называемой проблемой свободной воли в квантовой механике. Свободная воля теологов и философов представляет собой плод рациональной мысли и целенаправленного решения. Отождествлять ее с неизмеряемостью и скрытыми переменными ортодоксальной Копенгагенской интерпретации квантовой механики вряд ли корректно.
А вот привлечь для описания процессов в человеческом мозге, в его асинхронной нейронной вычислительной сети, кажется просто необходимым. И это несмотря на то, что процессы в ней носят самый что ни на есть химический характер.
Почему?
Да потому, что, если вспомнить элементарную историю создания квантовой механики, мы увидим, что она создавалась для объяснения самых элементарных вещей, вроде спектров химических элементов. И первичная модель атома Нильса Бора, начиная с которой и можно говорить о квантовой механике, корректно описывала лишь процессы в атоме водорода. Для описания более сложно устроенных атомов, живущих ниже по менделеевской таблице, потребовались уже работы, приведшие к волновой механике, уравнению Шредингера, которое и по сей день остается наиболее приемлемой формой описания квантовомеханических процессов. Общепризнано, что оно необходимо для описания атомно-триггерных реакций. Но переход отдельного нейрона из состояния в состояние, влекущий за собой изменение состояния всей нейросети нашего мозга, — он скорее всего и обусловлен такой реакцией. А это значит, что процессы в мозгу, казалось бы макроскопические, описываемы лишь квантовомеханически, с вытекающим отсюда запретом на точное измерение их состояния.
Довольно просто?
Нет, думаю, что для понимания, на самом деле, все совсем не ясно. Проблема-то в том, что за волновой функцией Шредингера, в отличие, к примеру, от волны звуковой, не стоит НИКАКОЙ реальности. И это тот камень, о который спотыкаются те, кто спрашивают: как же квантовомеханические процессы могут обуславливать биохимию? Но дело-то в том, что волновая механика везде, а не только в испарении черных дыр.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.