Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Духовные люди

Архив
автор : Денис Сергеевич Гончаров   17.02.2009

Бурное развитие технологий привело к значительным социальным изменениям, которые, по большому счету, пока не нашли достойного отражения в академической науке.

Бурное развитие технологий привело к значительным социальным изменениям, которые, по большому счету, пока не нашли достойного отражения в академической науке. Мы не очень хорошо понимаем, как изменилось общество с появлением электронной почты и мессенджеров. Мы до сих пор путаемся с понятием "интеллектуальной собственности", потому что веками нас приучали к тому, что собственность - это то, что плохо лежит. Мы не знаем (да и никто, наверное, не знает), как изменят общество социальные сети и эти проклятые одноклассники, которые все время фотографируются в плавках или на фоне автомобиля. В общем, мы решили сделать краткий обзор научных теорий, рассказывающих о том, как устроено современное общество (или пытающихся объяснить, почему оно устроено именно так, а не иначе, и что из этого следует). Они, как правило, не очень универсальные и, если откровенно, не очень научные. Но других теорий у нас пока нет. На всякий случай уточним, что суть всех теорий дается в довольно-таки кратком и грубом пересказе, и некоторые из них, наверное, не так абсурдны, как может показаться. Кроме того, мы старались не особенно выходить за пределы великого русского языка, поэтому в пересказах почти не будет таких терминов, как постмодернизм, гипермодернизм и гештальтпсихология. Философские и социологические концепции изложены простым и, по возможности, русским языком.

Геи во Флориде

Ричард Флорида уже несколько раз приезжал в Россию, но его идеи у нас пока не слишком популярны. В силу, скажем так, различия культурных традиций.

Флорида известен тем, что еще в начале двухтысячных написал книжку "Подъем креативного класса", а после нее - еще несколько книжек на ту же тему. Собственно, и термин "креативный класс" тоже придумал Флорида. Под креативным классом он понимает всех, у кого в повседневной деятельности большую роль играет творческий элемент. При этом желательно иметь высшее образование и не производить чего-то ощутимо материального. Так что не очень хороший поэт относится к креативному классу, даже если у него нет высшего образования, а очень хороший плотник, как бы творчески он ни подходил к процессу, - нет. Юристы, поэты, актеры, режиссеры, веб-антрепренеры и прочая - это все сливки креативного класса. Каким-то чудом в эту компанию затесались очевидно полезные члены общества - например, ученые и врачи, - но, видимо, ученые бывают разные, а врачей в этот класс включили, чтоб было кому лечить поэтов. Только в США Флорида насчитал чуть меньше сорока миллионов "креативщиков" (примерно тридцать процентов от общего количества работающих). В мире, пораженном глобализацией, таких людей около 150 миллионов. Почти все они на редкость мобильны и легко могут переехать из Токио в Сан-Франциско, потому что им в общем-то все равно где творить - чай, не плотники.

Так что, когда мама говорила вам, что нужно хорошо учиться, чтобы потом всю жизнь не работать, она была права. Самым близким российским аналогом креативного класса является так называемая научная и творческая интеллигенция, которая занята примерно тем же самым, то есть, по сути, ничем. Но Флорида пошел дальше и попытался найти зависимость между количеством творческого народа и экономическим процветанием. И ведь нашел! Оказывается, больше всего научной и творческой интеллигенции в хорошо зарабатывающих регионах! Кто бы мог подумать!

Опираясь на собранную статистику, Ричард предположил существование обратной связи и придумал способ оценки перспективности того или иного города. Точнее, он придумал несколько критериев, но самым известным из них безусловно является "голубой индекс". Чем толерантнее жители города Н. к геям и чем больше в городе Н. геев, тем ближе, по Флориде, этот город к финансовому благополучию. Другими словами, если в вашем родном Задвиженске все не так шоколадно, как, скажем, в Калифорнии, то первый шаг на пути к золотым тротуарам - это привечать лиц нетрадиционной сексуальной ориентации. Или, по меньшей мере, не показывать на улице пальцем, не смеяться и не бить (что для условного Задвиженска, наверное, характерно). Геи, разумеется, не панацея, но они тянут за собой остальных, а потом - при условии мудрого планирования городских ресурсов - хозяйство поднимается на новый уровень. Кроме гей-индекса, для оценки того или иного населенного пункта можно использовать и другие метрики. Толерантность должна распространяться не только на приверженцев нетрадиционной сексуальной ориентации, но и на представителей национальных меньшинств - хотя бы до тех пор, пока они не станут большинством.

Несмотря на справедливость поговорки про рыбу, которая ищет где глубже, обратное, вообще говоря, не слишком очевидно. Вполне возможно, что юристы, поэты и другие геи приезжают не в толерантные, а в экономически развитые регионы (и толерантность не конвертируется автоматически в бюджетный рай). Так что недостатка в критиках Ричард Флорида не испытывает, но и последователей у него пруд пруди. Особенно среди поэтов. В рабочих кварталах эта теория вряд ли найдет понимание.

Одна голова - плохо

Взаимоотношения духа и тела интересовали не только продвинутых учителей физкультуры, невольно цитирующих Ювенала1, но и Рене Декарта, который задавался вопросом, как же связаны между собой дух и тело. Согласья в мудрецах по этому вопросу нет до сих пор. Дуалисты исходят из того, что разум и тело - это немного разные вещи, а ментальная составляющая не может быть сведена к физической реальности. Монисты полагают такое разделение искусственным и ненужным. Однако в 1998 году в свет вышла статья Энди Кларка и Дэвида Чалмерса, которые предложили довольно неожиданный ответ.

Согласно Кларку и Чалмерсу, разум - если под ним понимать инструмент познания окружающего мира - не только является отдельной от физического тела сущностью, но и не ограничен им. В качестве иллюстрации своего тезиса авторы приводят следующий пример. Предположим, что у нас три участника эксперимента, каждый из которых сидит за компьютером. На экране демонстрируются двухмерные геометрические фигуры. Участник должен сказать, войдут ли эти фигуры в паз определенной формы. Причем первый участник вынужден поворачивать фигуры в уме, чтобы проверить свое предположение. Второй может пользоваться клавиатурой и мышью, чтобы поворачивать фигуры на экране. А третий - пользуется для поворота фигур имплантированным чипом (чипов таких пока нет, но допустим, что они существуют). Авторы утверждают, что когнитивный процесс во всех трех случаях один и тот же, и то, что второй и третий участники пользуются вспомогательными инструментами, в данном случае не принципиально, поскольку мозг, вообще говоря, это такой же вспомогательный инструмент сознания, разве что работает помедленнее (в контексте поворота геометрических форм). Для пущей наглядности приводится еще один пример с представлениями: если у Инги в голове есть представление о том, что музей находится на 53-й улице, а у Отто, который страдает болезнью Альцгеймера, это представление хранится в ноутбуке, - так ли уж важна разница, заключающаяся в том, что Инга, отправляясь в музей, обращается к ячейкам своей памяти, чтобы вспомнить нужный адрес, а Отто загружает ноутбук для той же цели? А если принципиальной разницы нет, то можем ли мы исключать из когнитивного процесса ноутбук Отто только потому, что этот ноутбук находится вне его тела?

Канадский физик Роберт Логан, вдохновившись сходной идеей, пошел в обратную сторону и договорился до того, что язык - это не часть нашего сознания, а такой же внешний инструмент, как и, скажем, компьютер. А то, что находится внутри человеческого мозга, - это, дескать, игра природы. Собственно, и языков Логан насчитал не один, а целых шесть: речь, письменный язык, язык математики, язык науки, язык компьютеров и язык Интернета. Каждый из языков является отдаленным потомком предыдущих, но при этом обладает собственным синтаксисом и семантикой. Впрочем, от этого предположения особой практической пользы пока нет. Разве что похвастаться перед знакомыми своими лингвистическими успехами - да и то они, в большинстве своем, получаются такие же полиглоты.

А вот от сугубо теоретической идеи Кларка и Чалмерса случилась очень даже большая польза. Консультант Дэвид Аллен придумал методику Getting Things Done, описанную им в одноименной книжке. Методика GTD достойна отдельной даже не заметки, а статьи, но вкратце суть ее состоит в следующем: чтобы повысить эффективность и снизить уровень беспокойства, нужно немного разгрузить мозг. Другими словами, даже здоровому человеку опыт Отто, который не запоминал адрес, а хранил его в ноутбуке, может оказаться полезен. Сам Аллен вовсе не настаивал на использовании ИТ-средств. Он даже придумал концепцию сорока трех папок (по папке на каждый месяц и по одной папке на каждый день: 12+31), имея в виду именно обычные бумажные папки. Но его успех - а книжка стала бестселлером и остается им по сей день - привел к бурному росту количества приложений, имплементирующих его методу. На сегодняшний день в сравнительном списке на Priacta.com перечислено сто десять приложений и веб-сервисов, призванных помочь пользователям GTD в борьбе с прокрастинацией.

Мы, честно говоря, не знаем, помогает ли GTD в обыденной жизни (этот текст был сдан на день позже дедлайна), но Дэвиду Аллену и программистам, занятым в обслуживании новой ниши, это определенно помогло. Не так уж и плохо для небольшой научной статьи на отвлеченную тему.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.