Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Образование 2.0 стучится в дверь… откроем?

Архив
автор : Александр Наумов   25.11.2008

Тема этого номера появилась во многом благодаря круглому столу "Образование 2.0", организованному компанией Google и проведенному еще в марте.  

Тема этого номера появилась во многом благодаря круглому столу "Образование 2.0", организованному компанией Google и проведенному еще в марте. Обычно обсуждения, строящиеся вокруг новых терминов, которые каждый понимает по-своему, вызывают закономерный скепсис - если не ясно, о чем идет разговор, то он рискует стать разговором ни о чем. Однако, когда в редакцию пришла статья Александра Наумова (участвовавшего в том же круглом столе), у меня появилась надежда, что мы уже начинаем осознавать, о чем идет речь, и по крайней мере имеем общее представление о тех проблемах и вопросах, которые встают перед системой образования в условиях экспоненциального развития информационных технологий. Впрочем, было бы наивно (хоть и заманчиво) полагать, что мы сталкиваемся с чем-то принципиально новым, о чем ранее никто не задумывался: во второй статье темы Александр Поддьяков рассказывает об образовательных концепциях, которые появились задолго до термина "Веб 2.0" (и даже до широкого распространения Интернета), но которые становятся особенно актуальными (а быть может, и жизненно важными для нашей цивилизации) именно в современном мире. - И.Щ.

Один-точка-ноль, два-точка-ноль, три-точка…?

Им главное - название придумать. Пока не придумал, смотреть на него жалко, дурак дураком. Ну, а как придумал… тут ему словно все понятно становится, и сразу ему жить легче.
А. и Б. Стругацкие, "Пикник на обочине"

Термин "Образование 2.0" обязан своим появлением другому, как теперь принято выражаться в Сети, "двунольному" понятию - Веб 2.0. Идеологи концепции 2.0 определяют несколько ключевых моментов, по которым легко отделить понятия "старого веба" и "нового, второго веба". Повсеместное использование специальных интерфейсов приводит к тому, что привычные приложения начинают работать через браузер, а пользователю нужно иметь только доступ к Интернету. Наиболее ярким проявлением концепции 2.0 являются многочисленные социальные сети и сервисы: блоги, фото- и видеорепозитории, Википедия и другие вики-проекты [6, 7, 8].

Достаточно ввести в поисковой строке браузера "Образование 2.0", чтобы получить несколько десятков ссылок, ведущих к публицистическим статьям [1, 2], русскоязычным сайтам конференций [3, 4] или описанию пилотных образовательных ИТ-проектов [5]. С одной стороны, столь широкая топонимика свидетельствует, что термин вполне устоялся, с другой - каждый из этих ресурсов предложит свое понимание этого термина, а значит, мы находимся в самом начале его научно-практического использования.

Само появление рядом со словом "образование" порядкового номера вызывает чувство недоумения. Наш разум интуитивно отказывается принимать некие версии межпоколенного социального наследования. Как можно обозначения, принятые для обозначения версий компьютерных программ, использовать для процесса, который включен в жизнь человека с момента осознания себя таковым? Разве могут существовать некие точки качественных изменений в многотысячелетнем непрерывном потоке знаний, культуры, нравственных норм? Если появилось образование версии 2.0, значит, есть (или когда-то было) "Образование 1.0"?

Да, есть: модель эта успешно работает уже больше пятисот лет, со времен Яна Амоса Каменского. Это та модель образования, с которой знаком каждый из нас по школьной парте и вузовской скамье. Мало какая социальная модель может похвастаться несколькими столетиями успешной работы! Неудивительно, что все более настойчивый стук в дверь новых образовательных технологий вызывает психологическое неудобство и даже неприятие у многих наших коллег. Консерватизм профессии преподавателя общеизвестен: "Мы делали так в течение пятисот лет; зачем нам что-то менять сегодня?". И консерватизм этот не имеет ничего общего с косностью. Любая система образования - это открытая и достаточно устойчивая система. Такие ее компоненты, как цели и содержание обучения, остаются неизменными в любом формате образовательного процесса в рамках принятых образовательных стандартов и программ. Что же касается методов, организационных форм и средств обучения, то они могут широко варьироваться в зависимости от применяемой концепции обучения. Система образования подвергает любые новые технологии жесточайшему отбору, оставляя немногие жизнеспособные и обеспечивая тем самым собственные стабильность и преемственность.

"Бурная эволюция общества за последнее тысячелетие относительно слабо сказалась на формах и способах социализации его членов, и это вряд ли случайно. Цеховое обучение, школы, университеты сформировались и сохранились как оптимальные и профессиональные средства соединить ведущую роль прямой межличностной передачи знаний и умений с необходимой гарантией их объема и качества… Любопытно, что величайшие революции в технике хранения и передачи информации: книгопечатание, кино, радиовещание, телевидение - тоже практически не сказались на механизмах обучения… Учебные фильмы и образовательные передачи заняли место вполне достойное, но совершенно не пропорциональное ожиданиям футурологов" [9]. То есть не вышло в образовании "одного сплошного телевидения"!

Потому-то каждый день сотни тысяч учителей берут в руку мел и встают у классной доски… Технология Chalk&Talk в действии! Ничего страшного не случится, если нет мела, а за спиной - грифельной доски: можно прутиком рисовать на песке, а можно использовать электронное перо и интерактивную доску. Технология универсальна и практически не подвержена внешним воздействиям. Она эдукатороцентрична: для ее успешного функционирования нужен только человек, наученный учить - Учитель. Именно ему обществом доверено обучение, воспитание и развитие молодого человека. Именно к этому его готовили в специализированных учебных заведениях. Учитель или вузовский преподаватель находится в центре информационных потоков, выступая в роли основного (а иногда и единственного) источника знания; он же выступает компилятором учебной и научной литературы.[Президент одного из американских университетов как-то пожаловался своим коллегам, что система университетского обучения все такая же, как в конце XV века после изобретения Гутенбергом книгопечатания. На это он получил возражение, что на самом деле она, скорее, из времен до Гутенберга, потому что профессора пишут от руки конспекты лекций, затем переносят написанное на доску мелом, а студенты также от руки переписывают лекцию в свои тетради!]

Что же изменяет сложившуюся эдукатороцентричную модель образования? На каком основании только ленивый не говорит о системном кризисе образования, как в России, так и в мире? Несомненно, общие причины кризиса связаны с процессами развития постиндустриального общества. Информация как ресурс развития встала в один ряд с электроэнергией, нефтью, газом, алюминием и ураном. Технологии меняют облик нашего мира, увлекая за собой, а порой и порабощая в стремлении к бесконечному компьютерному совершенству.

Экспоненциальный рост количества информации сменил не только предлог в лозунге "Образование на всю жизнь!", а всю его сущность. Система непрерывного образования, пронизывающая всю жизнь человека, становится залогом успешности не только его самого, но и всего социума. Сто лет назад в России одной из самых престижных массовых профессий была профессия инженера-путейца. Блестящее техническое образование, полученное в одном из трех российских институтов путей сообщения, давало такие знания, которые служили гарантией успеха на протяжении всей жизни. Высокой трагедией современного выпускника вуза по одной из естественнонаучной или технической специальности является факт гарантированного старения знаний, полученных им два-три года назад.

Современные требования работодателей к выпускникам определяются не набором "знания-умения-навыки": умение работать с информацией, выработанное проектное мышление, навыки работы в команде, - вот что надо иметь по окончании учебного заведения. Важен не объем знаний, а способность их усваивать, - таковы потребности новой экономики. Однако существующая система образования не готова им соответствовать.

Таким образом, формирование новой модели образования связано с изменением характера информационных потоков. Эра компьютеров закончилась. Сегодня работают не компьютеры, а коммуникации. Появилась сетевая экономика, появилось сетевое образование.

Знать или не знать?

Выскажу дискуссионное мнение, противостоящее идее полной открытости: есть вещи, о которых детям знать и которые видеть не надо. И это не только порно, съемки реальных убийств, выложенные в Интернет, и т. п. Не намного полезнее, если ученик станет свидетелем того, как его любимый учитель, педагог-новатор, сходится в жестокой схватке на образовательном портале с другим педагогом-новатором, тоже любимцем своих учеников, и это сопровождается оскорблениями противника на страницах педагогических онлайновых и обычных изданий, привлечением родителей, учеников, административного ресурса к разрастающейся битве. Возможно ли такое? Опыт подобных исключительных случаев в перестроечную и доинтернетовскую эпоху имелся, и не надо давать рупор для его трансляции и превращения в случай рядовой. Общество - да, должно, обязано о них знать, а ребенок имеет право быть огражденным от такого рода знания - до поры до времени.

Знание, затерянное в информации

Where is the life we’ve lost in living?
Where is the knowledge, which is lost in information?
Where is the wisdom, that is lost in knowledge?
Choruses from "The Rock" by T. S. Elliot

В 1996 году американский профессор-химик Тереза Зелински писала: "Я думаю, что мы должны согласиться с суждением, что развитие Интернета напоминает беспорядочные движения энергичного младенца. Почти невозможно представить, что из этого вырастет… Однако я могу вообразить то, какое значение Интернет мог бы иметь для нас как преподавателей и для наших младших коллег, студентов. Все мы стоим перед началом эры невероятного доступа к информации" [10].

Не прошло и нескольких лет, чтобы полностью подтвердить справедливость этого предсказания. Перспективы использования ИТ в образовании связываются, прежде всего, с развитием Интернета как глобальной интерактивной обучающей среды [11]. Несомненно, технологический потенциал их огромен. Они позволяют перейти к проведению полноценных научных или технологических экспериментов, компьютерному моделированию объектов и систем. Стремление к интеграции в области образования, как одна из наиболее ярко проявляемых тенденций, диктует необходимость формирования единого мирового образовательного пространства.

Трудно не согласиться со словами одного из тех людей, которые не просто держат руку на пульсе технологий, но и задают обществу вектор интеллектуального движения. "Студенты являются типичными работниками интеллектуального труда. Их работа - изучать, исследовать и открывать новые взаимосвязи. При этом не так важно усвоить содержание того или иного курса, как научиться анализировать информацию и думать (выделено мной. - А.Н.). Студенты учатся работать в Интернете, и усвоенные ими навыки всю жизнь будут помогать им получать знания. … Глядя на них, можно представить себе, как будет использовать Интернет все население лет через десять" [12].

Разным выдающимся людям приписывается высказывание, что любая технология проходит в своем развитии три этапа. Первый назовем "Новые горизонты": это когда опыт приносит потрясающие результаты, и кажется, вот-вот мы найдем место для своего рычага, которым перевернем Землю. Этап этот быстро сменяется унынием и шатанием. Это когда становятся понятны допущенные ошибки, выявляются негативные эффекты, а наши единомышленники смотрят в пол, а не в глаза, как раньше… Все закономерно: мы всесторонне познаём явление, факторы влияния, положительные и отрицательные связи, наши возможности и ограничения, что неминуемо приведет либо к наступлению этапа "Рутинного использования" этой технологии, либо (увы! но логика прогресса неумолима) к ее отмиранию вследствие того, что иная технология окажется более жизнеспособной.

"Интернет открывает доступ к информации в научных центрах мира, библиотеках, что создает реальные условия для самообразования, расширения кругозора, повышения квалификации. Появляется возможность организации совместных проектов учащихся разных стран мира, обмена опытом учителями, студентами, учеными. Именно поэтому мы считаем необходимым обратиться к средствам, которые могут обеспечить наиболее полную реализацию этих возможностей, раздвинуть стены классных помещений, открыть выход в широкий мир познания" - эти слова были написаны автором статьи восемь лет назад [13]. Что ж честные ошибки энтузиастов не должны порицаться…

Информационные технологии решают много задач в сфере образования, но они не решают задачу наполнения образовательных ресурсов качественным содержанием! Разработчики современных образовательных технологий предлагают педагогам красивые решения, насыщенные мультимедиа и анимацией. Учителя не задействованы в их разработке, отсутствует методическая поддержка, они не состыкованы с программой обучения - в итоге эти "игрушки" не приживаются в образовательном процессе. Очень много говорится о тех вещах, которых просто не существует. Вот потому-то, по меткому выражению одного из участников конференции Google "Образование 2.0": "Веб 2.0 стучится в образование, но ему не открывают" [3].

Возможно, легкость доступа к информации убивает интерес к обучению? Информационное изобилие Интернета, - это не только благо, но и большая проблема, - избыточная информация "захлестывает" пользователя, ему трудно ориентироваться в бушующем океане протознаний. Обращение к Интернету порой напоминает "попытку напиться из пожарного шланга" (цит. по [14]). Есть возможность посмотреть все шахматные партии за последние сто лет, но количество гроссмейстеров это не увеличивает! Кто-то любопытный подсчитал, что последние люди, которые теоретически могли прочесть все доступные на тот момент печатные источники информации, умерли еще в середине XVIII века. В наше время доступ к знаниям упростился, но это не помогает образованию. Существующий поток информации "замусорен", и человек должен уметь фильтровать его, и этому его должен научить учитель!

Приведем пример того, как самые благие идеи в области "Образования 2.0" могут быстро превратиться в благоглупости. Большинство преподавателей не любят, когда студенты заимствуют тексты для курсовой работы или реферата из Интернета, а из всех ресурсов для этого лучше всего подходят статьи Википедии.[Возможно, во многом вина за дискредитацию рефератов как важнейшей формы учебной деятельности лежит на самих преподавателях, - в тех случаях, когда важен сам факт сдачи реферата, а не его содержание.] Даже сам Джимми Уэльс (Jimmy Wales), основатель Википедии, в своё время обратился к студентам с просьбой не использовать свободную энциклопедию в курсовых и дипломных работах, а также для серьезных научных исследований. Ведь крупнейший в мире источник знаний создан не для науки, а для просвещения широких масс.

Чтобы объяснить эту простую истину своим ученикам, профессор-зоолог Марта Грум (Martha Groom) совместно с Андреасом Брокхаусом (Andreas Brockhaus) из университета Ботелла решили поступить нестандартно. Они попросили каждого студента опубликовать свою курсовую работу в Википедии: для этого требовалось создать там новую статью или отредактировать существующую. [15]. Ах, какая это была прекрасная идея! Во-первых, студенческая работа не пропадет зря, а принесет пользу человечеству. Во-вторых, качество выполненной работы будет объективно оценено тысячами других пользователей. Наконец, студенты будут вовлечены в реальный процесс создания нового знания. Правда, первый же опыт показал, что сообщество Википедии не очень довольно экспериментом. Статьи почти всех новоявленных авторов были удалены или кардинально отредактированы в течение суток! Среди основных претензий - неподходящий стиль и язык изложения, неправильный выбор источников информации, неспособность определить главное и второстепенное.

Подведем итог… Информационная избыточность из блага легко превращается в проблему, если нет механизма формирования мировоззрения ученика, в котором главная роль отведена учителю.

Еще быстрее!

Наш опыт взаимодействия с ведущими вузами показывает, что традиционные образовательные институты очень консервативны - они скорее умрут, но не изменятся, они слишком завязаны на традиционные иерархические структуры и эдукатороцентричную модель. В то же время Интернет меняется столь быстро, что даже проекты, ориентированные на новые обучающие парадигмы, связанные с развитием коммуникационных сетей, успевают устареть быстрее, чем достигают зрелости. В качестве примера можно привести свободную образовательную среду Moodle, которая сейчас вытесняет коммерческие решения и внедряется во множестве проектов (в том числе в вузах). Несмотря на элементы социально-конструктивистского подхода, она уже не соответствует текущему состоянию "Веб 2.0", так что лучше взять инструменты поновее - например, Social Media Classroom (они, правда, менее развитые и популярные).

В наших экспериментах в рамках "Метаигры" мы видим, что бороться с этим перманентным устареванием можно, действуя по проектной модели, то есть разбивая образовательный процесс на конкретные проекты, в которых участвуют эксперты, преподаватели и учащиеся. При этом основная роль остается за экспертами, тогда как преподаватели организуют методическую поддержку и обучаются сами.

Вызов каждому преподавателю

Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министрам остается только мечтать. Уинстон Черчилль

Вторжение Интернета в жизнь общества и образование делает информационные технологии одним из важных видов деятельности учителя и ставит перед ним серьезные задачи. Мы много говорим о современном оборудовании, новых технологиях, но забываем о людях, которые это оборудование должны применять и использовать в своей практической деятельности. В школы приходят учителя, знающие информационные технологии на уровне пользователя, видимого барьера между учителями и учениками во владении новыми технологиями нет, однако для педагогов всегда большая проблема - вместить в урок все необходимые знания с максимальной эффективностью. Это напрямую связано с появлением новых дидактических и методических подходов.

Решение проблемы встраивания ИТ в образовательный процесс требует серьезного пересмотра традиционных форм и методов обучения. Применительно к образованию можно отметить, что "взрывообразный" рост информации сделал многие традиционные формы представления ненадежными (например, лекции, основанные на содержании единственного учебника). Компьютеров у нас много, коммуникации активно развиваются, но в школах и вузах - технологии XIX века. На первый план выходит готовность преподавателя учиться вместе со своими учениками, не отставая от них и в освоении ИТ. Что же касается высшего образования, то здесь изменения, в первую очередь, проявятся в том, что университеты благодаря современным технологиям получат шанс вернуться к своим истокам, когда они являлись скорее сообществами интеллектуалов, чем элементами госструктуры. Современные технологии по-другому выстраивают организационные формы общения. Выстраиваются не вертикальные, а горизонтальные связи. В этих связях - чем сильнее авторитет учителя как человека - тем сильнее это будет притягивать учащихся. Самооценка учащихся увеличивается, когда преподаватель им говорит: "давайте сделаем это вместе". В Википедии статью может править и двоечник, и профессор - и эта схема успешно работает: в Сети все стоят у одной доски.

Все вышесказанное - не что иное, как вызов каждому преподавателю: он должен постоянно доказывать, что не отстает от времени, от быстро изменяющихся технологий образования при выполнении своих обязанностей. Несомненно, в ближайшие несколько лет развитие Интернета потребует серьезно пересмотреть традиционные подходы к профессиональной подготовке педагога. Игнорирование в этой связи информационного контента и технологий, пока существующих вне традиционного поля образования, может сыграть роль бомбы, заложенной под существующую систему. Это серьезная педагогическая проблема, своего рода вызов времени для всех нас, преподавателей и студентов. Готовы ли мы к достойному ответу на брошенный вызов?

Сетевые проспекты и подворотни

…возможно избегнуть трех одинаково губительных крайностей: утопий мечтательности, желающей все постичь одним порывом мысли; ревнивой косности, самодовольствующейся обладаемым, и кичливого скептицизма, ни на чем не решающегося остановиться. Д. И. Менделеев

Влияние Интернета на социализацию ребенка - не очень популярная тема среди специалистов по социальному воспитанию. Говоря о социализации и воспитании, в частности, приходится констатировать, что возможности Интернет-технологий безграничны по своему потенциалу и столь же безгранично малы по доле его реализации. Известный специалист в области социализации и социального воспитания А. В. Мудрик отмечает, что "потенциал стихийной социализации человека в Интернете имеет как позитивную, так и негативную составляющие". Примеров положительного воспитательного воздействия не так уж много, вернее, они не лежат на поверхности, подобно мусору и пене. Говоря о влиянии Интернета, наши коллеги, даже те, кто не имеет собственного онлайн-опыта, сразу вспоминают о ресурсах, в изобилии предлагающих неофитам отборную порнографию, сомнительные развлечения, "суррогатное" общение, - одним словом, полный набор страшилок любого воспитателя. Траектория серфинга по страницам Интернета молодого (и не очень) человека и впрямь часто пролегает на грани, а то и за гранью добра и зла.

В 2008 году завершился важный этап Российской Образовательной революции - все школы России получили безлимитный доступ в Сеть. Дальше случилось то, что обязательно должно было случиться: куда более продвинутые, чем их наставники, молодые "юзвери" начали немедленно выкачивать из Интернета гигабайты информации. Это были электронные учебники, мультимедиа-пособия и учебные фильмы? Как бы не так! Анализ трафика после нескольких месяцев использования показал, что львиную долю скачанного составили фильмы, музыка, картинки, игры. Часто такого содержания, что слово "сомнительный" было бы излишне: сомнений после просмотра, как раз, уже не оставалось.

Совершенно естественно, что молодая сетевая вольница подверглась репрессиям: школьным администрациям строго-настрого было приказано обеспечить контроль за содержанием выкачиваемого. Правда, как это сделать, толком никто не знал. Поэтому многие директоры выполнили приказ так, как смогли. "Дешево, надежно и практично!": просто закрыли "вредные" компьютеры для своих учеников. Не логинами-паролями и брандмауэрами… На железный замок.

Задумаемся, а стоит ли осуждать голодного человека, который тащит в рот все подряд, лишь бы утолить голод? Разве виноват Интернет, что в нем водится всякая гадость? Разве ее мало в нашей повседневной жизни? Можем ли мы оградить ребенка от опасностей, пеленая и закрывая глаза, дабы не узрел чего лишнего? Когда мы отправляемся домой по ночному городу, разве не стараемся идти по освещенному проспекту? Разве мы не понимаем, что темная подворотня опасна своей непредсказуемостью, а иногда и совершенно осознаваемой опасностью?

Так и с Интернетом: там очень много "темных подворотен", но разве не задача взрослого - предупредить об опасности и направить по "светлой улице"? Занимаясь проблемой "интернет-подворотен", мы мало уделяем внимания созданию таких сетевых ресурсов, которые играли бы роль "столбовой дороги". Вот почему так необходимо показывать подростку сайты созидательной направленности, ресурсы, с помощью которых он сможет развивать свои таланты и увлечения. Та же Википедия с легкостью позволит найти как материал к выступлению на уроке, так и историю любимой музыкальной группы, даст возможность попробовать свои силы в творческой работе по созданию новой статьи. Подчеркнем важность воспитательной траектории: от созерцания и использования - к созиданию и творчеству. Только этот маршрут выведет и конкретного подростка, и Интернет в целом на "столбовую дорогу прогресса".

Один из моих сетевых знакомых как-то привел такой пример: одна православная, хотя и вполне современная, мама была категорически против подключения компьютера сына к Сети, мотивируя отказ излишней "греховностью" содержимого сайтов. В доме и так давно был разлад на почве якобы "компьютерной зависимости" подростка: игры, музыка и т.п. Однако знакомый, которого призвали как третейского судью, показал маме сайты Патриархии, православных сообществ и форум дьякона А. Кураева. С тех пор в доме появился еще один компьютер - мамин, а с ним - тишь, гладь и Божья благодать.

Как нам воспитывать детей, знающих и умеющих больше нашего?

Если взрослый видит, что в какой-то области дети знают и умеют больше него, то в этой области ребенка не надо пытаться учить и воспитывать - можно лишь с гордостью смотреть, умиленно улыбаться и т. п. (как отцу не музыканту на концерте сына-скрипача). Но дело в том, что полностью отойти от эдукатороцентричной модели не удастся. Различия между экспертами и новичками есть и будут в любой области. Это значит, что эксперту (если он член сообщества, а не одиночка) придется время от времени выступать в роли учителя. Его просто-напросто подтолкнут к этой роли (если, конечно, он не воспротивится из принципиальных соображений), поскольку его опыт нужен другим. Но центр тяжести не будет сосредоточен в одном эксперте (в одном месте), а создастся более гибкая, все меньше зависимая от возраста, нарастающая ротация ролей "источник опыта и знаний" - "их реципиент". Фактически это реализация идеи "школы самбы", сформулированной С. Пейпертом при обучении программированию. Все участники - от ветеранов до начинающих независимо от возраста - стараются создать самый интересный танец; каждый может предложить что-то свое; на всех уровнях есть неформальные учителя, способные научить тому, чего другие не умеют, и идет постоянный диалог и обмен ролями. Эта метафора очень конструктивна для Образования 2.0.

Вопросы без ответов, ответы без вопросов

Хорошо поставить вопрос - значит уже наполовину решить его. Д. И. Менделеев

В заключение хотелось бы отметить, что рассмотренные в настоящей статье вопросы не исчерпывают затронутой темы, многообразной по содержанию и находящейся в непрерывном развитии. Ждет внимания исследователей проблема активного формирования ресурсов Интернета в процессе практической работы преподавателей школ и вузов. Какие задачи компьютеры и Интернет могут выполнять в школе? Что изменится в российских школах с появлением в них современных компьютеров и доступа в Интернет? Как нам воспитывать детей, знающих и умеющих больше нашего? Должны ли мы оградить наших детей от "вредного" контента Интернета? Как это сделать? Станут ли технологии социальных сетей прообразом новой модели образования? Какие образовательные возможности и ограничения возникают с массовым распространением коммуникаторов и беспроводных сетей?

Это вопросы, которые мы пытаемся задавать другу другу… Их постановка обусловлена всей совокупностью общественных трендов… Часто это вопросы без ответов, а иногда "свалившиеся с неба ответы на вопросы, которые мы еще не умеем задать"[А. и Б. Стругацкие, "Пикник на обочине".]. А значит, формулировать вопросы и отвечать на них придется всем нам: учителям, ученикам, ученым, родителям… Или хотя бы думать об экзамене, который для всех нас уже начался…

Может быть, робко открывая дверь Образованию 2.0, мы просто ждем в гости Образование под номером 3.0?

We shall not cease from exploration
And at the end of all our exploring
Will be to arrive where we started
And know the place for the first time.
T. S. Elliot, Quarters

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.