Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Неоконченное пьезо

Архив
автор : Александр Бумагин   12.12.2007

Проект Мартына Нунупарова получил в этом году "приз зрительских симпатий" на проходившем в Калифорнии конкурсе IBTEC. Однако технология, на которой построен проект, вовсе не нова - она появилась пятнадцать лет назад.

Проект Мартына Нунупарова получил в этом году "приз зрительских симпатий" на проходившем в Калифорнии конкурсе IBTEC. Однако технология, на которой построен проект, вовсе не нова - она появилась пятнадцать лет назад.

А может, и не знают в Intel и Berkeley, что первый патент на механизм электронного замка с использованием электростатического блока был получен Нунупаровым еще в 1993 году, думал я, отправляясь на встречу с изобретателем. Оказалось, знают. И как раз поэтому (точнее, и поэтому тоже) в тройку победителей команда Qmodule не вошла.

Пьезоэлемент вместо батарейки

В мире полно устройств, которые используют батарейки неэффективно. Во многих из них электрическая цепь держится под напряжением постоянно, тогда как само устройство работает по назначению несколько секунд в день, а то и меньше. В то же время делать отдельный выключатель питания, скажем, для электронного замка бессмысленно. Зато можно использовать механическую энергию вполне привычного действия - например, вставления в замок ключа или пластиковой карточки. В конструкции Нунупарова эта энергия преобразуется пьезоэлементом в электрическую, которая расходуется на кратковременное питание электроники замка. За считанные секунды микроконтроллер проверяет электронный код ключа, а электромеханика открывает замок. Для того же, чтобы находиться в открытом или закрытом состоянии, энергия не требуется. Патент на электростатический замок был получен ученым в 1993 году, а впоследствии были запатентованы и пьезоэлектрические схемы питания.

Вскоре стало понятно, что и другие электронные и электромеханические устройства могут обойтись без батарей.
"Нам помогло то, что микроэлектроника к середине 90-х годов стала очень экономичной, - говорит Мартын Сергеевич. - Это расширило сферу возможного применения технологий. Мы заменили электромоторы и соленоиды на электростатические устройства. От очень маленького заряда (микрокулон), но при большой разности потенциалов (10 тысяч вольт) мы можем обеспечить питание таких приборов в течение срока, необходимого для совершения полезного действия. Все просто: механическая энергия, преобразуемая пьезоэлементом, заряжает конденсатор, который и питает рабочую схему".

Так на свет появились опытные образцы автономных радиовыключателей, термометры, электромеханические датчики, всевозможные замки и даже калькуляторы. Однако если калькуляторы - лишь лабораторный пример[После включения калькулятор может проработать несколько секунд. Этого хватит на простое вычисление, но в большинстве случаев придется снова и снова нажимать на кнопку включения, чтобы продолжить работу], то остальные устройства аналогам не уступают. Радиовыключатели и кнопки экстренного оповещения, не связанные проводами, могут быть размещены где угодно и, если нужно, загерметизированы [Вмонтированный намертво прибор, в котором испортилась механика, - не подарок для ремонтника. Батарейки или проводка от этой беды тоже не спасут, но механика в "традиционных" приборах заведомо проще]. Использование этих устройств ничем или почти ничем не отличается от использования устройств, к которым питание подведено. Чтобы "включить" замок магнитной картой-ключом, достаточно вставить ее в устройство считывания. А чтобы зажечь свет или увидеть показания термометра, надо нажать на кнопку выключателя.

Наконец, избавление от батареек - это шаг, который высоко ценят экологи. И если у нас в стране об утилизации элементов питания пока не слишком задумываются, то на том же IBTEC судьи-инвесторы отдали должное этому компоненту технологии.

Ни одного устройства в серийном производстве нет.

От теоретика до изобретателяя

БИОГРАФИЯ

Мартын Нунупаров закончил Московский институт электронной техники в Зеленограде, поступил в аспирантуру и был прикомандирован к Физическому институту РАН, где занимался физикой твердого тела. После защиты диссертации Нунупаров получил степень кандидата физ.-мат. наук по теоретической физике. В 1981 г. вернулся в Зеленоград на НИИМЭ при заводе "Микрон", где за пять лет работы дослужился до старшего научного сотрудника. В 1989 г. академик Прохоров пригласил Нунупарова в Институт общей физики РАН для создания там технологической линии микроэлектронных процессов. В итоге была основана лаборатория "Микроэлектронной технологии", которую Нунупаров возглавляет до сих пор.

Когда в 1981 году Мартын Нунупаров пришел на работу в НИИМЭ, заниматься любимой теоретической физикой там было негде. Ученый увлекся микроэлектронными технологиями и в начале восьмидесятых спроектировал несколько электронных схем, но к изобретательству быстро охладел, узнав, что одна из придуманных им технологий уже несколько лет как запатентована германским физиком.

- Расстроившись, я решил с патентами завязать, - объясняет Мартын Сергеевич.

К изобретательству Нунупаров вернулся десять лет спустя, возглавив лабораторию в ИОФ АН. Но с распадом СССР на экспериментах в области микроэлектроники можно было ставить крест.

- Появились новые, неосвоенные схемы получения денег (например, гранты), и нам, научным работникам, нужно было учиться зарабатывать деньги на содержание своих лабораторий, - вспоминает Нунупаров, - а дух предпринимательства и склонность к "выбиванию" денег ученому, как правило, не свойственны. Лаборатория стала терять великолепных специалистов - это грустная, но скучная история. Подобное происходило по всей стране.

Лаборатория не распалась, но работа над новыми проектами прекратилась до лучших времен. В условиях дефицита людей и денег пришлось срочно придумывать продукты с очевидным практическим применением, которые можно легко продать. В 1992 году впервые появилась мысль об использовании электростатических явлений для создания электромеханических устройств. Например, для электронных замков.

Вынужденный долгострой

Несколько лет Нунупаров ездил по международным выставкам и искал производителей, согласных на единовременные выплаты и проценты от продаж. Эта деятельность результатов не принесла, во многом из-за неопытности изобретателя, которому пришлось оставить научную работу и заняться бизнесом. Сегодня Нунупаров с улыбкой рассказывает, как на вопрос норвежских инвесторов "и сколько вы хотите?" он выпалил: "Миллион!"

Норвежцы, возможно, тоже посмеялись, но переговоры этим и завершились.

- То, что к покупателю нужно относиться, как к партнеру, мне стало ясно лишь много месяцев спустя, - говорит Нунупаров.

Сегодня он понимает, что выход на рынок требует взаимных усилий и затрат.

- Неверно учитывать только ту часть бизнеса, которая касается только твоей изюминки, - подчеркивает ученый. - Нужно просчитывать весь цикл от производства до продаж. Когда все в целом принимается во внимание, то иногда невыгодно покупать им, иногда - невыгодно продавать мне.

Порой общение с потенциальным покупателем доходило даже до обсуждения юридических деталей лицензионных соглашений. Но здесь возникали новые препятствия. При прочтении присланного партнером договора Нунупарову казалось, что идеи хотят купить за бесценок. Обосновать свои требования на понятном инвестору языке Нунупарову трудно. Найти толкового помощника, способного взять на себя юридическую и экономическую составляющие, тоже оказалось делом не простым.

- У нашего рынка труда свои особенности. Иногда за работу, которая стоит доллар, просят десять. Я искал и ищу специалистов - в частности, конструкторов. Звонят. Только начинаем разговор - "сколько будете платить?" А что вы умеете, то есть платить-то за что? Маркетологи и руководители хотят прийти на готовое. А организовывать все с нуля - не берутся.

Зачастую суть разговоров с инвесторами сводится к тому, чтобы изобретателя просили письменно подтвердить передачу всех патентов "благодетелю", не обещая взамен ничего конкретного. Производственники тоже большого интереса не проявляют, даже на уровне выполнения подрядов.

- Мне нужно было сделать для замка вот такую муфту, - показывает Нунупаров небольшую деталь. - Это силуминовое изделие, и я месяца четыре пытался в Москве и области найти завод, где бы мне могли изготовить литформу для того, чтобы отливать такие детали. Нашел, наконец. Сделали и отправили чертежи, после чего много недель у них не находилось времени все это даже просмотреть. В итоге договорились-таки о деньгах - 5000 долларов за литформу. А они так ничего и не сделали!

Вскоре по совету знакомого изобретателя Нунупаров оставляет заявку на литформу на сайте mfg.com, где можно выложить чертеж и спросить у всего мира: кто может сделать это быстро и недорого. Уже через несколько часов в почтовом ящике Мартына Сергеевича лежало несколько предложений. Через пару дней счет пошел на десятки. Еще через две недели, с Нунупаровым связалась китайская компания, готовая сделать литформу за полторы тысячи долларов в течение тридцати дней. Через месяц литформа была в Москве.

- С тех пор у меня нет мыслей о том, чтобы бегать по Подмосковью или странам СНГ, искать кого-то неизвестно где и уговаривать людей, которые никак не могут понять, что уже нет того СССР, в котором хозяином положения был продавец.

Взятие IBTEC

Путь на конкурс IBTEC начался с немецкой компании EnOcean, которая вышла на рынок со своими безбатареечными выключателями. Нунупарову, годом раньше консультировавшему "конкурентов", стало обидно. Он пошел в Министерство промышленности за поддержкой, но вместо поддержки получил совет либо найти финансируемую правительством программу, либо поучаствовать в Конкурсе русских инноваций. Победа [АФК "Система", главный спонсор мероприятия, передала в пользование команды Нунупарова несколько ноутбуков "Ситроникс", а вот о реальной поддержке технологий стороны так и не сумели договориться] на конкурсе в 2005 году позволила ученому и его технологиям засветиться в прессе, благодаря чему было получено приглашение на конкурсе BIT, который в том же 2005 году был… проигран. Но в 2007 году студенческая команда, которой помогал Нунупаров, с теми же технологиями заняла на BIT 2007 второе место, дающее право участвовать в международном конкурсе IBTEC.

Команда, отправившаяся в Беркли, называлась Qmodule. Так же называется американская компания, продвигающая патенты Нунупарова на территории Соединенных Штатов. Однако сам изобретатель подчеркивает, что в команду входят люди из разных стран, которые делом, советом или деньгами помогают воплотить в жизнь российские разработки.

- Если мы говорим о финансировании, - улыбается Нунупаров [Мартын Сергеевич вообще много шутил и улыбался во время разговора, что располагало к долгой беседе. Возможно, поэтому проговорили мы пять часов кряду], - то я сейчас нахожусь на стадии FFF-финансирования: family, friends and fools. Меня поддерживают частные инвесторы, "ангелы", которые верят в нас как в команду и восхищаются нашей технологией.

Нунупаров по опыту знал, что одними техническими деталями инвесторов не проймешь, поэтому потратил немало времени и сил на подготовку буклетов, плакатов и составление плана выступления на конкурсе.

- Судьи смотрели, как мы себя ведем, как подготовили презентацию, как говорим по-английски. Деньги вкладывают не в пластмассу, а в человека или команду, - объясняет Нунупаров.

Важным козырем Qmodule на всех конкурсах были работающие прототипы устройств. Судьи отметили хорошую подготовку к презентации и экологический аспект инноваций. Но в тройку лучших Qmodule не вошла, а приз зрительских симпатий - это даже не четвертое место, это как бы вне категорий.

- Конечно, все заметили, что технология не нова, - продолжает Нунупаров. - Для инвестора это плохой признак - он понимает, что есть какая-то причина. Кроме того, в нашем бизнес-плане был слабый анализ рынка, так как на это исследование не хватило собственных средств. Наш бизнес-план требует доработок, и судьи конкурса IBTEC конкретно указали, каких именно. Это был очень полезный урок. В то же время мы теперь стали гораздо сильнее: на Конкурсе русских инноваций мы победили как изобретатели, а на IBTЕС мы приехали как бизнесмены, и тоже не остались без приза.

Обоснованные надежды

Сегодня Мартын Нунупаров полагает, что лучший путь для него - организация пусть небольшого, но собственного производства.

- Qmodule будет холдинговой компанией, - рассуждает Нунупаров. - В ближайшем будущем мы планируем создать нескольких фирм, занимающихся разными рынками. А я бы с удовольствием занялся наукой.

Изобретатель не скрывает, что кадровый вопрос пока не решен. Qmodule нуждается и в маркетологах, и в юристах, и в управленцах, но первостепенная задача заключается не столько в поиске этих специалистов, сколько в их объединении. Однако Нунупаров уверен, что и этот барьер ему по силам, так как за плечами у него богатый опыт в виде набитых шишек, обойденных тупиков и одержанных побед.

Нунупаров о взаимоотношениях с инвесторами

Венчурный рынок у нас лишь иногда напоминает цивилизованный. Впрочем, это и не мудрено - он ведь в России едва возник. Здесь от меня, как от держателя интеллектуальной собственности, часто скрывают карты, и само собой разумеется, что действовать втемную большого желания не возникает.

За границей в предложении инвестора все расписано. Я вижу свою незаменимость в схеме, которая прописана на бумаге. Я могу соглашаться или нет на предлагаемую мне роль, но я хотя бы ее знаю.

А вот чтобы улучшить свои позиции в переговорах, нужно четко знать себе цену. Есть у них такой показатель, который можно назвать ценностью компании (value proposition). Нам трудно его определить, так как у нас здесь никто не знает, как это корректно сделать. Брать цифры с потолка тоже бесперспективно, так как каждый доллар придется обосновывать.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.