Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Базовый инстинкт

Архив
автор : Киви Берд   13.02.2007

Сколь важны базы данных в работе полиции и следователей-криминалистов, очевидно, наверное, для всех. Причем еще с первых десятилетий XX века, когда американское ФБР возглавил Эдгар Гувер, в сыскном деле начал доминировать нехитрый принцип "чем база больше, тем лучше".

Сколь важны базы данных в работе полиции и следователей-криминалистов, очевидно, наверное, для всех. Причем еще с первых десятилетий XX века, когда американское ФБР возглавил Эдгар Гувер, в сыскном деле начал доминировать нехитрый принцип "чем база больше, тем лучше". Мощь всеобъемлющих картотек впечатлила Гувера уже в ранней молодости, в годы работы клерком в библиотеке Конгресса. Правда, в отличие от библиотечных картотек, размеры полицейских баз данных долгое время естественным образом ограничивались недостаточными возможностями техники. Однако новейшие ИТ-технологии дают - или, по крайней мере, кажется, что дают, - полиции возможность "приглядывать" практически за всем населением.

Британская Служба криминологии (Forensic Science Service) запустила "первую в мире национальную базу данных отпечатков обуви", собираемых на местах преступлений и с арестованных подозреваемых. Полиция надеется, что она позволит быстрее увязывать следы нераскрытых преступлений с предполагаемыми преступниками, а также объединять разные дела, в которых участвуют одни и те же люди. По свидетельству криминалистов, отпечатки обуви на сегодняшний день являются вторым, после ДНК, наиболее распространенным типом улик, обнаруживаемых полицией. А уникальные особенности таких следов делают возможной привязку ко вполне конкретному образцу обуви - примерно так же, как отпечатки пальцев.

По аналогии с полицейской национальной базой данных ДНК, которая ныне содержит генетические образцы более чем 3 миллионов человек, "обувная" база данных Великобритании, официально именуемая Footwear Intelligence Tool, будет пополняться новыми следами ежедневно. Специальное программное обеспечение автоматически сверяет каждое новое поступление с уже накопленными образцами, а выявленные совпадения могут быть перепроверены экспертами-криминалистами. Если, конечно, хватит экспертов.
Ибо отпечатков ног будет в базе не просто много, а очень много. Следы обуви обнаруживаются примерно в 40% мест преступлений. Кроме того, по новому британскому закону, принятому в прошлом году, теперь полиция имеет право снимать отпечатки обуви не только с официально арестованных людей, но и просто с задержанных на том или ином основании. Так что база данных о подошвах британцев и не самых удачливых гостей Объединенного королевства наверняка будет расти очень быстро.

Еще быстрее, вне всяких сомнений, теперь будет расти федеральная база данных ДНК в США, где местное министерство юстиции завершило разработку новых правил о внесении образцов в эту базу. Если раньше принудительному снятию ДНК-информации о личности подвергались лишь осужденные преступники, то по новым законам "генетические отпечатки" для хранения в единой базе будут сниматься со всех людей, арестованных или задержанных федеральными властями. Интересно, что новые, куда более жесткие полицейские правила о заборе ДНК-образцов были одобрены американским Конгрессом открытым голосованием и практически без обсуждения - как "незначительная" поправка к закону о насилии против женщин. И лишь когда закон уже изменили, то выяснилось, что он дает центральной власти право на снятие ДНК-образцов практически со всех, кто задержан федеральными органами правопорядка по подозрению в уголовном преступлении. Причем в эту же категорию попали и нелегальные иммигранты, хотя иммиграция без надлежащих документов является не уголовным, а административным правонарушением.

Естественно, эта инициатива вызывает очень серьезные возражения у правозащитников. Прежде всего, по той причине, что отпечатки пальцев просто идентифицируют человека, а образцы ДНК потенциально могут раскрыть очень деликатную персональную информацию, например, о заболеваниях или психических расстройствах. Уже имеется достаточно примеров, когда к подобной информации проявляется повышенный интерес в целях, не имеющих ничего общего с антикриминальной борьбой. Например, известно, что банки и страховые компании пытаются по любым каналам добывать ДНК-анализы своих клиентов при оценках рисков сделок.

Сейчас криминалистическое снятие ДНК-образцов проводится либо в форме сдачи крови из пальца (этот метод предпочитает ФБР), либо с помощью тампона, помещаемого в ротовую полость. Все такие образцы отправляются в лабораторию ФБР, где анализируются и преобразуются в цифровой "профиль" для помещения в компьютерную базу данных, именуемую National DNA Index System. Процесс этот весьма небыстрый, и сейчас имеющемуся персоналу в год удается загружать в базу лишь около 100 тысяч образцов. Из-за чего уже скопилась очередь порядка 150 тысяч необработанных ДНК-сэмплов, взятых у осужденных и ожидающих помещения в базу. Поэтому пока в лаборатории ФБР понятия не имеют, кто и как будет обрабатывать потоки ДНК, снимаемой по новым правилам. Ибо лишь за прошлый год федеральные органы и пограничники задержали одних нелегальных иммигрантов 1,5 млн. человек.

Однако генеральная линия власти остается непреклонна - "чем база больше, тем лучше". Причем тенденция такова, что в чисто криминальные некогда базы данных ныне пытаются засунуть всех, до кого есть возможность дотянуться. Так, с нынешнего года все иностранные граждане, намеренные въехать в США, будут обязаны сдавать уже не два, а все десять отпечатков своих пальцев, ибо таков новый стандарт в базе данных ФБР. С подобными темпами прогресса, глядишь, скоро для получения визы будут требовать и сдачу ДНК.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.