Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Верить власти или науке?

Архив
автор : Киви Берд   19.10.2006

Как-то так получается, что естественный процесс привлечения компьютерных систем к организации выборов в органы власти сопровождается неуклонным сокращением контроля общества за правильностью подсчета голосов.

Как-то так получается, что естественный процесс привлечения компьютерных систем к организации выборов в органы власти сопровождается неуклонным сокращением контроля общества за правильностью подсчета голосов. Хотя электронные системы голосования можно легко оснастить средствами проверки и помощи в ручном пересчете - на случай возникновения сомнений в правильности работы техники и персонала, - организаторы выборов прибегают к самым разным ухищрениям, дабы подобных средств не существовало. И в США, и в России, и во множестве других стран публику который год пытаются заверить, что чисто электронные системы голосования без "бумажного следа" - это вершина избирательных технологий, замечательная, надежная, всесторонне проверенная специалистами и не нуждающаяся в ручном пересчете голосов.

Самое занятное, что именно специалисты по компьютерной безопасности, профессионально занимающиеся проблемами защиты информации, наиболее последовательно и громко выступают против чисто электронных систем голосования, поскольку с их помощью очень просто манипулировать данными. В США, например, где выборы автоматизированы почти во всех штатах, целый ряд авторитетных криптографов и компьютерщиков выступает за возврат к бумажным избирательным бюллетеням - так как ничего более эффективного с точки зрения контроля человечество не придумало.

Ярчайшей иллюстрацией этой необычной, надо признать, позиции стала только что опубликованная работа знаменитого криптографа Рональда Райвеста, посвященная новой системе голосования на основе необычного бумажного бюллетеня [theory.csail.mit.edu/~rivest/Rivest-TheThreeBallotVotingSystem.pdf]. Кто такой Райвест, в компьютерном мире пояснять обычно не надо, но если кому-то вдруг невдомек, это "буква R" в самом популярном алгоритме с открытым ключом RSA, автор хеш-функции MD5, шифров RC4 и RC5, не говоря уже о других криптографических протоколах и технологиях, широко применяемых по всей планете. Выдающимся отличием новой системы, придуманной ныне Райвестом для организации честных выборов, является то, что в ней вообще нет никакой криптографии или замысловатой математики.

Упоминание математической криптографии, конечно, не случайно, поскольку за последние десятилетия было разработано немало интересных протоколов для безопасных и проверяемых голосований, но все они опираются на криптографические операции, подразумевают те или иные формы управления ключами, сложноваты в эксплуатации, короче говоря - распространения не получили. В системе голосования по Райвесту используется только бумажный бюллетень. Правда, не традиционный, а состоящий из трех практически одинаковых частей, разделенных перфорацией для легкого отрывания. Каждую часть отличает от соседних (и всех остальных в прочих бюллетенях) уникальный случайно выбираемый номер-идентификатор, напечатанный по нижнему краю.

Главная хитрость нового бюллетеня в том, как он заполняется. Если "за", то в строке соответствующего кандидата ставится "птичка" в любых двух из трех частей, чтобы третья осталась незаполненной. А если голосуют "против" кандидата, то "птичка" проставляется в любой из колонок, чтобы две остальные остались пустыми. В качестве квитанции избиратель получает копию любой из трех частей по своему выбору, бюллетень же разделяется на три части, и все они опускаются в избирательную урну.

Благодаря такой форме бюллетеня и выдаваемой избирателю "квитанции", удается с высокой степенью достоверности удовлетворить противоречивые требования к демократическим выборам - анонимность голосующих и проверяемость верности учета голосов. Каждый голосующий может лично удостовериться, что его/ее голос зарегистрирован именно за тех, кому был отдан, и что он включен в итоговый протокол. При этом квитанция с единственной "птичкой" не раскрывает, кем и за кого был отдан голос, то есть не может быть использована в скупке голосов избирателей.

Журнальная площадь не позволяет рассказать обо всех нюансах, изложенных в пятнадцатистраничной работе ученого. Важно, что суть новой системы достаточно проста, поскольку после сканирования бюллетеней, изъятых из урн, полные результаты подсчетов открыто публикуются на веб-сайте. Именно тут передовые инфотехнологии очень полезны, поскольку в сводных таблицах сайта каждый избиратель может по своей квитанции убедиться в правильности учета своего волеизъявления.

Предложенная система, конечно, не идеальна, у нее есть недостатки, охотно признаваемые автором. Но хотя Райвест призывает все заинтересованные стороны к обсуждению и усовершенствованию его модели, крайне маловероятно, что на приглашение откликнутся, скажем, власти США. Или, к примеру, России, где Центризбирком явно движется по проторенной американцами дороге и тоже пытается внедрять безбумажные технологии голосования. Если кто не в курсе, то от продвигавшихся ранее ЦИКом устройств-сканеров КОИБ решено отказаться в пользу устройств КЭГ, построенных на основе сенсорного экрана и не имеющих бумажных распечаток для ручного пересчета.

Именно такие безбумажные сенсорные КЭГи в экспериментальном порядке только что использовались на пяти участках в Великом Новгороде в ходе октябрьских выборов в местные органы власти. Как и в аналогичных американских аппаратах, использующий такую машину избиратель просто получает на экране бодрый сигнал, что отданный им голос учтен, а проверить это нет никакой возможности. Ни у избирателя, ни у наблюдателей, следящих за обеспечением честных выборов. Власть заверяет, что это нормально. Но есть ли у народа основания верить власти, если наука свидетельствует об обратном?

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.