Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Вакцина послушания

Архив
автор : Василий Щепетнев   27.09.2006

Итак, мечта поборников копирайта сбылась: ни одна программа не используется нелегально, ни один рубль, доллар или юань не минует кармана софтопродавца, каждый винчестер заполнен исключительно лицензионным содержимым.

Итак, мечта поборников копирайта сбылась: ни одна программа не используется нелегально, ни один рубль, доллар или юань не минует кармана софтопродавца, каждый винчестер заполнен исключительно лицензионным содержимым. Сбылась эта мечта только в моем воображении, но что с того? Посмотрим, как процесс идет в одной отдельно взятой голове, а там и решим, стоит ли распространять его в мировом масштабе.

Как удалось достичь копирайтного благолепия - не знаю. Может быть, века нравственного совершенствования человечества принесли долгожданные плоды. Или применили вакцину послушания: первая прививка в роддоме, ревакцинация перед каждыми выборами. Нарушить закон человек просто не в силах, да ему это и на ум не приходит. Не важен способ, важен результат: теперь, если вы устанавливаете на своем компьютере коммерческую программу, вы делаете это строго по закону.

В законопослушной реальности внутри головы сейчас, в 2006 году, на моем столе стоит старенький компьютер с процессором Cyrix 386 DX40, винчестером на 420 мегабайт (наполовину пустым), ОЗУ в 4 мегабайта и мегабайтной видюшкой. Зачем мне больше? Потратившись однажды на комбинацию DOS 6.22 и Windows 3.1, я далее не пошел. Чего деньгами-то сорить? Программы либо летают, либо резвехонько бегают. Их, сторонних программ, у меня - не нужно даже снимать ботинки, хватит пальцев рук. Текстовый редактор "Слово и дело" - раз. ДОС-навигатор - два. Пакет для работы в Интернете или даже только в ФИДО - три. Ну и игрушки, каюсь, транжира: Doom 2, Civilization, Warcraft, Jagged Alliance и Kasparov’s Gambit. Итого восемь программ, два пальца остались свободными. Встречаются люди, которые обходятся содержимым пакетов ДОС и Win3.1, но есть и живущие побогаче, с дюжиной программ, а то и больше. Преобладающим стал крестьянский подход. Крестьянин не купит новый трактор, если у него старый в порядке, не станет менять борону или сеялку по велению моды, даже если модная борона насвистывает "Марш Энтузиастов", а прежняя ничего не насвистывает. Доллар счет любит, полюбили счет и мы. Как девушка, у которой в гардеробе негусто, мы украшаем то, что есть, вышивкой или аппликацией: сами редактируем поля сражений Warcraft’a и Doom’a, обмениваемся удачными поделками, создаем кружки по интересам словно кактусоводы или филателисты. Есть и маргинальные кружки, где злопыхатели рисуют в Warcraft’e Кремль, сажают туда злобного колдуна, испускающего каждые пять минут по демону-закону, а толку-то, толку? Только себе вредят. Вакцина послушания напрочь отучила людей от кукишей в кармане, политических анекдотов и неразумного фрондерства.

Компьютеры в массы пробиваются с трудом. Ученые, литераторы, инженеры на них работают, а играть народ предпочитает в домино, карты или - передовой отряд молодежи - с игровыми приставками. Если стодолларовая игра намертво привязана к одному компьютеру и копированию не поддается принципиально, лучше "денди" взять - она и дешевле, и места меньше занимает. Компьютер остался помесью пишущей машинки с калькулятором. Помесь удалась на славу, но число интеллектуалов невелико.

Зато писать и считать, если не отвлекает новая игрушка, куда легче, нежели когда игрушек дюжина дюжин. Пресловутые сто долларов за программу стоят на страже творческого труда. И сколько ненаписанных в некопирайтной реальности романов оказались написанными внутри головы, как они обогатили мировую культуру!

Получилось, что при необоримом копирайте всем большая польза вышла. Разве что производители железа пострадали, программистов поубавилось, да и Биллу Гейтсу до Абрамовича дальше, чем мне до Чукотки, но народ в целом стал румянее и свежее. А как я поднаторел в шахматах! Вместо того чтобы забивать винчестер третьей сотней программ, я с одной-единственной бился десять зим и набил руку изрядно, без пяти минут мастер. Ну, без пятнадцати. Кстати, возвращаясь из воображаемой реальности в нашу, единственную. Чемпиона мира по версии ФИДЕ Топалова обвиняют в тайном использовании шахматных программ. Не своими-де мозгами он других побивает, а заемным умом. Обвиняют не старушки на лавках, а гроссмейстеры. И в доказательство приводят анализированные программой партии Топалова. Действительно, и пять, и шесть ходов Топалова совпадают с программными, порой больше. Решил проверить и я. И сделал открытие, по сравнению с которым все обвинения - сущее ничто.

Я дал анализировать программам две партии из далекого 1904 года. Турнир в Кембридж-Спрингсе, Карл Шлехтер против Эммануила Ласкера. Шлехтер блестяще побеждает чемпиона мира, Ласкер капитулирует на 37-м ходу. После выхода из дебюта лишь один ход Шлехтер сделал самостоятельно, все остальные ему подсказал "Шреддер-10" (глубина - двенадцать полуходов).

А в партии с Нейпиром Шлехтер вовсе не сделал ни одного самостоятельного хода, слепо доверившись программе "Фриц-9" (глубина - та же дюжина полуходов), и потому выиграл уже на 21-м ходу. В 1904 году не было ни радио, ни компьютеров с программами. Зато была Машина Времени!

Или совпадения встречаются куда чаще, чем мы себе представляем…

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.