Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Уроки астрономии

Архив
автор : Александр Бумагин   07.09.2006

Однажды отец моего одноклассника, военный, сильно удивил меня тем, что попросил супругу переместить две звезды на его погонах на пять миллиметров.

Однажды отец моего одноклассника, военный, сильно удивил меня тем, что попросил супругу переместить две звезды на его погонах на пять миллиметров. Зачем, спрашиваю? Что-то изменилось? Нет, говорит, но теперь так надо по уставу. И мне представилось огромное здание, в котором сотни людей восемь часов в день, пять дней в неделю размышляют о позициях звездочек на погонах и ширине лампасов на брюках. Не знаю, есть ли НИИ военной формы, но наверняка есть люди, перед которыми высокое командование ставит такие вопросы и которые получают за это деньги. Наши с вами.

От разговора о звездах на погонах перейдем к небесным светилам, а точнее, к планетам. Еще точнее, к уже "не планетам". Как обмолвилась "Компьютерра" в прошлом номере, Плутон официально решено разжаловать. Вот вкратце основное положение, окончательно принятое XXVIII ассамблеей Международного астрономического союза (МАС) 24 августа.

Отныне планетой считается небесное тело, которое удовлетворяет трем условиям. Первое: объект должен двигаться вокруг звезды. Этот критерий не дает стать планетами Луне или, скажем, большим спутникам Юпитера.

Второе: объект должен быть достаточно массивен для того, чтобы находиться в гидростатическом равновесии. Несмотря на, возможно, неожиданное для читателя обращение к гидростатике, она упоминается здесь не случайно. Даже планеты земной группы, обладающие твердой поверхностью, не способны уравновесить силами упругости собственную же гравитацию. Под действием сил притяжения огромные твердые массы "текут", принимая обычную для жидкости в невесомости форму - сферу. Этот пункт определения не дает пробиться в планеты астероидам и другим "угловатым" малым телам.

Наконец, третье: в данном месте пространства объект должен доминировать, то есть быть способным изгнать или захватить все прочие тела в окрестностях своей орбиты. Последнее условие тоже зависит от массы небесного тела, и пороговое значение этой величины изменяется в зависимости от расстояния до звезды. Очевидно, что чем дальше от звезды, тем большее пространство должна "контролировать" планета (это наглядно подтверждается возрастающими интервалами между орбитами планет в Солнечной системе).
Более точных формулировок последнего пункта в резолюции МАС нет, но Плутон, по мнению большинства участников ассамблеи, порог перейти не сумел и остался за стенами элитного дома. Теперь он карликовая планета (не путать с астероидами). Чтобы стать карликовой планетой, нужно всего лишь вращаться вокруг звезды и находиться в гидростатическом равновесии. Одновременно Харон получил "повышение" и перестал считаться спутником Плутона, так как общий центр тяжести этих объектов находится вне самих тел. Плутон и Харон отныне - двойная карликовая планета.

Спору нет: четкое определение порядку только способствует. Но так ли уж нужно было менять устоявшийся порядок и низвергать Плутон? Скажем, давно ли вы слышали в новостях о последних политически значимых распоряжениях английской королевы? По сути, в Великобритании политику вершат совсем другие лица, однако никто не мешает существовать и королеве, и королевству, ибо - традиции. Стоило ли рушить научные традиции и иначе классифицировать объект, о котором не узнали ровным счетом ничего нового? Нельзя ли было, наконец, просто сделать для Плутона исключение, раз уж мировое научное сообщество не хочет расширять перечень планет за счет открываемых на окраинах Солнечной системы объектов? В Интернете появилась масса высказываний на эту тему, и что самое интересное, даже люди далекие от науки не остались в стороне.

Директор центра малых планет МАС Брайан Марсден (Brian Marsden) считает, что будет гораздо проще, если планет станет восемь, а малых планет - множество. Впрочем, странно было бы слышать что-то другое от человека, "отвечающего" именно за малые планеты. Теперь в числе его подопечных окажутся и Плутон, и Харон, и Зена и все прочие карлики, которые наверняка найдутся во множестве в скором будущем. Впрочем, дело, наверное, не столько в заинтересованности группы лиц, а в том, что итог ассамблеи - самый сенсационный из всех возможных. Про открытия планет все слышали, а вот про закрытия - никто. Судьба Плутона встает в один ряд с такими громкими темами, как жизнь на Марсе, столкновение с кометами, падение астероидов и поиск внеземного разума. Астрономы сумели привлечь к себе внимание, ничего, собственно, не открыв, при этом далеко не все оказались сторонниками разжалования Плутона.

Российские ученые в основном соглашаются с тем, что существовавшее определение планеты слишком широко и что оно требует уточнения. В то же время статус самого Плутона вряд ли стоило официально менять. Кроме того, что теперь в одно мгновенье устарели астрономические книги и справочники, 24 августа был создан опасный прецедент. А вдруг в один прекрасный день кому-то придет в голову мысль, что планета, к примеру, должна быть твердой и, следовательно, все наши газовые гиганты, допустим, "недоразвитые звезды-карлики"? Опять же Сатурну можно "показать красную карточку" за его кольца, а Урану - за хамское вращение на боку. Было бы желание. А еще "палату" планет можно сделать выборной. Вполне соотносится с демократическим духом нашего времени. У каждой планеты - свой избирательный блок, своя реклама, в общем, целый бизнес. К сожалению, это не так утопично, как кажется. Люди давно научились делать деньги из воздуха, лишь бы этот воздух сотрясался скандалами, и дело тут не только в журналистах.

Нынешняя история с Плутоном породила целое движение в защиту его планетного статуса. В течение суток с момента объявления итогов голосования о новом определении планеты на известном ресурсе Cafepress.com в продаже появились сотни различных товаров с изображениями по горячей тематике (ну чем не предвыборная кампания?). Энергичные лозунги на футболках "Остановите планетную дискриминацию" и "Спасите Плутон" оттеняются эпитафиями вроде "Плутон. 1930–2006". Жив ли пациент, мертв ли? Одно из решений этого вопроса за четверть часа создал программист Крис Спарджон (Chris Spurgeon) из Лос-Анжелеса. В ближайшие дни состоятельность Плутона можно будет оценить по шуму на дорогах Города Ангелов. Крис нарисовал наклейку на бампер, призывающую гудеть всем автолюбителям, буквально отдавая свой голос за ущемленную в правах планету. И все-таки, в своем ли праве был Плутон?

Начнем издалека. Наши предки назвали планетами "блуждающие светила", движение которых среди звезд удавалось заметить. Таких планет в "дотелескопическую" эпоху знали всего пять. Коперник в XVI веке приравнял Землю к остальным планетам, доведя их количество до шести. Впрочем, Уран тоже можно рассмотреть на пределе возможности глаза, но только Вильям Гершель в XVIII веке с помощью телескопа сумел заметить его движение по небу. Планет стало семь. В первую же ночь следующего века итальянец Пиацци открыл Цереру - первый астероид. Надо сказать, что астероид - понятие, которое прижилось позже, а Пиацци был уверен, что открыл именно планету, хотя он ее и не искал, а найдя, принял сперва за комету. Но в следующие годы подобных открытий было столько, что для всех тел, обнаруженных между Юпитером и Марсом, придумали термин "малая планета" или "астероид" (подобный звезде). Так ученые впервые "испугались" слишком большого числа планет. Тем временем отклонения Урана от его расчетной орбиты спровоцировали долгие поиски причины - восьмой планеты. В середине девятнадцатого века Джон Адамс и Урбен Леверье сумели рассчитать путь возмущающего светила и, несмотря на то что оба в расчетах слегка ошиблись, Нептун в указанной области неба разыскали. Поисками девятой планеты тоже занимались целенаправленно, поскольку отклонения в движении Урана и Нептуна нельзя было объяснить влиянием известных тел. С этими расчетами, правда, также вышла путаница, и Клайд Томбо в 1930 году обнаружил виновника нынешнего скандала совершенно случайно.

Вот мы и добрались до Плутона. Отчего же его назвали девятой планетой, а не астероидом? Беглый просмотр старых астрономических книг убедит вас в том, что даже через тридцать лет после открытия диаметр Плутона оценивали в 5500 км, а это больше диаметра Меркурия! Что же тогда Плутон, если не планета?! Вот она истина: Плутон никого не вводил в заблуждение. Астрономы сами сделали ошибочные выводы из своих наблюдений, а простые люди привыкли к тому, что Плутон - планета.

История привычкам не внимает, техника развивалась, а точность измерений росла. Был открыт спутник Плутона, измерены массы, благодаря взаимным затмениям в этой двойной системе определены все размеры. Плутон оказался неплотным и маленьким - всего 2300 км в диаметре. Ну а дальше, на рубеже нынешнего и прошлого веков за орбитой Плутона стали один за другим обнаруживать новые объекты, в том числе и "убийцу" 2003 UB313, который оказался больше Плутона… Снова, как живая, предстала угроза "засорения" Солнечной системы множеством планет, и консервативное научное сообщество пошло на крайние (но, как мы увидели, не оригинальные) меры - придумало новый термин "карликовые планеты". Плутон отнесли к ним, а заодно и Церера перестала быть астероидом, хотя сей факт и прошел почти незамеченным средствами массовой информации (не так сильно сотрясает воздух).

Вот кому все как с гуся вода, так это астрологам. Они успешно и неимоверно правдиво вычисляли судьбы как в эпоху Коперника, так и пятьсот лет спустя. Думается, что та мелкая неприятность, которая постигла научный и околонаучный мир в конце августа, никак не скажется на точности наших с вами гороскопов. Жизнь показывает, что земные дела мало зависят от количества планет.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.