Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Троицкая эконофизика

Архив
автор : Леонид Левкович-Маслюк   27.04.2005

Троицк расположен в двадцати километрах от Москвы по Калужскому шоссе. Это академический научный центр, там находятся отделения ведущих институтов Российской Академии наук — Института общей физики, Физического института, Курчатовского научного центра, ряд других солидных научных организаций.

Троицк расположен в двадцати километрах от Москвы по Калужскому шоссе. Это академический научный центр, там находятся отделения ведущих институтов Российской Академии наук — Института общей физики, Физического института, Курчатовского научного центра, ряд других солидных научных организаций.

В августе 2003 года подавляющим большинством голосов мэром Троицка был избран Виктор Сиднев, кандидат физико-математических наук, обладатель степени MBA (Master of business administration), полученной в Открытом университете Великобритании, председатель Троицкого отделения СПС, а также капитан одной из самых популярных команд за всю историю игры «Что? Где? Когда?».

Мы с Сергеем Леоновым расспрашивали Виктора Сиднева о реализации планов по созданию в Троицке инновационного кластера. Обстановка, в которой реализуются эти планы, типична для современной России.

Виктор Владимирович, вы пришли на этот пост, намереваясь создать в городе инновационную экономику. При поиске в Интернете всплеск информации об этих планах приходится на конец 2003 года — тогда вы триумфально выиграли выборы.
Затем — тишина. Что происходит сейчас?

— У нас есть три основных проекта по инновационной экономике: построить технопарк, бизнес-инкубатор и открыть университет. Под технопарк планируем выделить 65 гектар, в первую очередь будет создаваться ИТ-парк. Второй проект предполагает переезд в наш город факультета бизнес-информатики Высшей школы экономики. Кампус ВШЭ вместе с жилым микрорайоном будет занимать 90 гектар. Там же собираемся разместить кластер ИТ-компаний. Строительство офисного здания бизнес-инкубатора планируется на территории Института общей физики РАН. Это менее крупный объект, но он важен в первую очередь как попытка реализовать совместный проект с РАН. Для них это будет опыт разделения бюджетной и коммерческой линий работы, для нас — опыт вовлечения ресурсов РАН в развитие инновационного процесса.

Судя по молчанию СМИ, в реализации этих замыслов не все гладко?

— До сих пор не решен вопрос о выделении территории университету и технопарку. Дело в том, что подходящей муниципальной земли в Троицке просто нет. Земли, о которых я говорю, частью принадлежат РАН, частью — Сельскохозяйственной (Тимирязевской) академии. Их вывод под нужды наших проектов — очень непростая задача, которой мы и занимаемся с тех пор, как заявили о начале реализации этих проектов. В первом случае мы хотим реализовать ту же схему, что использовал МГУ при строительстве библиотеки на Воробьевых горах. Они передали часть своей территории под строительство жилья и благодаря этому смогли потратить 80 млн. долларов на библиотеку. У нас Сельхозакадемия должна передать землю Высшей школе экономики, а та откроет инвестиционный проект по строительству кампуса, отдав часть полученной площадки под коммерческое жилье. В случае технопарка (учхоз «Михайловское») Тимирязевка оформляет на себя землю в аренду, и потом будет уступка земли коммерческой структуре, которая по договоренности с правительством Московской области и администрацией города Троицка будет реализовывать коммерческий проект на этой земле.

На какой стадии находятся переговоры и согласования?

— Пока ни по одному проекту не пройдена «точка невозврата». Хотя затраты уже довольно велики.

Со стороны государства, которое сейчас взялось за создание технопарков и ИТ-парков, есть какая-нибудь помощь?

— На госинвестиции пока особой надежды нет. С Министерством информационных технологий и связи идут переговоры о том, чтобы в Троицке был реализован один из государственных проектов ИТ-парков. Готовится постановление правительства по ИТ-паркам в Дубне (проект компании IBS), Черноголовке (проект Cognitive Technologies ), и я думаю, что Троицк третьим войдет в рабочую группу по созданию ИТ-парков.

Что дает этот статус — налоговые льготы, еще что-нибудь?

— О специальных налоговых зонах говорит в основном Минэкономразвития, а Минсвязи, по-моему, прохладно относится к этой идее. Пока в этом деле полная каша, под ИТ-парком каждый понимает что-то свое. Мы в Троицке не видим нужды в специальном налоговом режиме. Заметьте, ни в американских, ни в английских, ни в индийских ИТ-парках такого режима нет. Поэтому наш главный расчет — на инвестиции от ИТ-компаний, которые мы получим при наличии четко определенных отношений собственности. Московские компании много платят за аренду собственности (в зданиях РАН, например). Мы рассчитываем, что у земли будет частный собственник, который предложит этим компаниям построить свои здания. Расчеты показывают, что благодаря экономии на аренде они за четыре-пять лет окупят затраты на строительство.

Все это, по сути, девелоперские проекты, создание недвижимости. Откуда уверенность, что в этой недвижимости появится активная инновационная жизнь?

— Конечно, недвижимость не гарантирует возникновения той среды, которая может привести к инновационной активности. Для этого нужны три компонента: наука, образование, инновационный бизнес. Пока в наличии только один — наука у нас в Троицке (несмотря на все проблемы) есть. Есть даже избыток научных кадров. Из 12 тысяч человек, работавших в науке к моменту начала перестройки, сегодня осталось 4 тысячи (а всего в Троицке работают 10 тысяч). Но, по нашей оценке, примерно 10 тысяч человек из Троицка работает в Москве. Совершенно точно, больше половины из них с высшим образованием, и многие работают в ИТ-секторе.

Двух других компонентов нет. Нет образовательных центров — отсюда и проект кампуса ВШЭ. Нет инновационного бизнеса — но мы надеемся, что он будет возникать и в технопарке, и вокруг университета. Факультет, который сюда собирается переезжать, задуман как некий аналог Физтеха, только вместо работы студентов старших курсов на «базах»-институтах РАН предполагается их работа в компаниях ИТ-кластера.

Если уж стали подсчитывать, чего не хватает… Мы публиковали интервью с одним из основателей Кембриджского инновационного кластера Германом Хаузером, который говорил о пяти необходимых компонентах («КТ» #552). Три из них совпадают с вашими, а еще один — присутствие крупных международных корпораций.

— По-моему, это из категории, что было раньше — яйцо или курица. На Западе крупные компании пришли в уже существовавшие ИТ-парки, однако я согласен, что после этого возник мощный подъем иннобизнеса. Не буду раскрывать всех планов, но мы обсуждаем и тему крупных компаний, включая китов бизнеса. В Троицке сегодня нет такого явного лидера, как в Дубне, где IBS активно двигает проект ИТ-парка. С другой стороны, российские компании, с которыми мы подписывали протоколы о намерениях, сразу сказали: мы не хотим, чтобы с самого начала присутствовал западный бизнес; пусть образуется российский кластер, а потом мы сами будем решать, кого звать, кого нет. Ну, а какое же пятое условие?

По Хаузеру, это «антрепренёрский дух». Здесь он существует?

— Как известно, этого духа вообще в нашей стране немного, и это проблема всей страны.

Нет ли противоречия в том, что вы хотите развивать ИТ-бизнес, а планируете построить школу экономики, а не вуз для подготовки ИТ-специалистов?

— Во-первых, это школа не просто экономики, а экономики, связанной с ИТ. Во-вторых, проблема менеджмента при создании ИТ-компаний сегодня ключевая. А в-третьих, есть и более глубокие, неожиданные пересечения между физикой, экономикой и инфотехом. Например, мой студенческий товарищ много лет занимался физикой плазмы. Он давно работал в Техасе, и однажды написал там статью, где поведение игроков на бирже описывалось по аналогии с псевдослучайными процессами в плазме. Когда статья вышла, он сразу получил пять предложений от брокерских компаний, и вот уже пять или шесть лет работает на Нью-Йоркской бирже, прогнозирует динамику цен на основе своей теории. Теперь там появилась целая группа выпускников МФТИ, и сегодня они уже управляют таким пакетом акций (не своих, конечно), который влияет на поведение всей биржи. Они даже не хотят больше расти, потому что боятся исказить за счет своих прогнозов поведение биржи в целом. Так вот, у нас в Троицке тоже идут похожие исследования. Здесь живет замечательный, очень интересный человек — академик Виктор Павлович Маслов, крупнейший математик. Недавно он написал серию работ по так называемой эконофизике. Поэтому сегодня я бы не стал отделять одно от другого. Вообще создание такого кластера — это, я бы сказал, не наука. В любом случае — не физика. Может быть, химия.

Или алхимия.

— Да. То есть можно взять и смешать все, что нужно, и все равно ничего не получится. Никто не знает, что надо сделать, чтобы с гарантией — получилось.

При вас в Троицке уже возникали технологические стартапы?

— Сейчас идет очень интересный эксперимент: администрация города выступает одной из сторон в контракте по программе CRDF (US Civilian Research & Development Foundation). Задумка такая: американское Министерство энергетики дает деньги российской научной организации, осуществляющей разработку, а результаты должны быть реализованы в российской коммерческой компании, которая будет партнером американской компании. Наша роль в контракте — создание организационной основы (регистрация компании, разработка бизнес-плана). А продуктом будут многодиапазонные лазеры для медицинских применений. В проекте участвуют троицкие фирмы, которые уже делают и продают по всему миру лазерные перфораторы для взятия крови из пальца. Мы их сегодня вовлекаем в разработку лазеров, которые могут быть использованы при операциях на сердечной мышце. Такие операции делаются в Бакулевском центре, а лазеры для них изготавливают в одном из троицких институтов. Если удастся создать лазер, чье излучение можно будет доставлять по волокну до сердечной мышцы, это позволит делать неинвазивные операции на сердце, заменяющие аорто-коронарное шунтирование. Все соглашения подписаны, и 16 мая мы летим в Sandia National Lab (Альбукерк, штат Нью-Мексико) обсуждать первые результаты сотрудничества. Сумма контракта со стороны Sandia — 1 млн. долларов, зато в проекте есть американский партнер, который уже ввез в Россию оборудования на 10 млн. долларов (это установки для изготовления экспериментальных типов оптоволокна).

Как в таких случаях делится интеллектуальная собственность?

— Вот это один из больных вопросов, и наша задача все аккуратно прописать в бизнес-плане. Пока американцы — на словах — согласились, что ИС будет передана российской компании, аффилированной с американским партнером.

На встрече в «НейрОКе» шла речь об информационной инфраструктуре для инновационной экономики. Вы планируете нечто подобное создавать в городе?

— На уровне Московской области хотят создать электронную биржу интеллектуальной собственности. Но я, честно говоря, считаю, что этим должен заниматься бизнес. Это не дело муниципальной власти и госструктур. Меньше всего в такой помощи нуждается ИТ-бизнес. Наша задача сегодня — использовать инфотехнологии при реформе коммунального хозяйства в Троицке. Речь идет о создании единой диспетчерской службы — по существу городского колл-центра, который бы позволял в условиях реформы ЖКХ отслеживать не только аварии, но и качество и количество услуг, контролировать денежные потоки, которые возникнут, когда услуги в этом секторе начнут предоставлять частные компании. Еще одна задача этой службы — обеспечение безопасности, вплоть до видеонаблюдения и контроля за миграционными потоками на территории города. То есть потребность в ИТ на уровне муниципального хозяйства очень велика. Мы рассчитываем, что если город станет айтишными «Нью-Васюками», это поможет всем отраслям нашего хозяйства. Сейчас есть государственное требование о создании единой диспетчерской службы (милиция, скорая помощь, пожарная охрана), есть госпрограмма по этой задаче. Мы должны вписать в нее свои муниципальные нужды, крепко увязав их с реформой ЖКХ. Для нас основной вопрос этой реформы — опасности от потери контроля и управляемости. Чтобы жители не пострадали, когда все будет отдано частному бизнесу. Учет и контроль (как учил товарищ Ленин) на базе ИТ позволят сохранить управляемость.

Ленин? Кстати, вы по-прежнему член СПС?

— Я приостановил свое членство после выборов, но я по-прежнему человек либеральных взглядов, я принимаю участие в работе съездов и органов СПС. Но как глава муниципального образования — я прежде всего хозяйственник. Вот сейчас заходил мой заместитель, он коммунист, член горкома КПРФ. На уровне управления муниципальным хозяйством идеологических разногласий у нас нет.

Ваш предшественник на этой должности был убит. Можно сказать, что в городе тогда был разгул уголовщины. Вы с этим уже справились?

— Укрепление правопорядка — дело правоохранительных органов, мы этим впрямую не занимаемся. Вы говорите «разгул уголовщины», а я бы сказал (и следствие думает так же), что наши драматические истории связаны с вакханалией коммерческого строительства в городе. С большими деньгами, которые сюда пришли. И вот навести порядок со строительством — это наша задача. Ни одной новой площадки под коммерческое строительство новая администрация не предоставила. Тем не менее некоторые стройки, решения по которым были приняты три-четыре года назад, продолжаются, и только через несколько лет этот процесс придет в цивилизованное русло. Мы приняли много решений по остановке строительства, но сегодня главная задача — завершить уже начатое. Когда оно закончится, в город приедут пять-десять тысяч человек. Наши планы должны учитывать эту социальную проблему. Уже сегодня мы видим, что никакими технопарками и университетами проблему рабочих мест не решить. Мы, с учетом реалий, пытаемся сформулировать вторую стратегию развития Троицка — как сервисного центра для территории. Мы единственный город на Калужском шоссе. У нас уже тридцать процентов детей в школах не жители города. Значит, есть потребность в образовательных услугах, медицинских услугах, в торговле, в развлечениях. Мы даже получили грант правительства Московской области на разработку этой стратегии.

А где взять деньги на ее реализацию?

— Потребуются инвестиции, а значит, и нормальный инвестиционный климат. Когда Троицк раз в неделю показывают по телевизору, и в этих сюжетах то двойные продажи жилья, то убитые инвесторы, это не способствует повышению инвестиционной привлекательности. Раньше в городе была очень хорошая социальная среда. Теперь она сокращается, люди уходят из науки, стареют, а одновременно возникают миграционные потоки, связанные со строительством. К сожалению, в самом городе нет единого понимания, куда он движется, а без этого ничего хорошего не получится. Основное препятствие сегодня не в экономике, не в политике, оно в головах у людей. В желании или нежелании создавать свой наукоемкий бизнес. В желании или нежелании видеть свой город развивающимся.

Что-нибудь известно о тех тысячах людей, которые скупили квартиры и скоро приедут сюда?

— Практически ничего. Пока приехала лишь малая часть, мы можем выяснить, кто эти люди. Но значительная часть жилья куплена на продажу. Мы заказали исследования, но понимания ситуации пока нет.

Живя в Троицке, вы работали в науке, занимались бизнесом — словом, окунулись в жизнь всерьез. А став мэром, вы что-то новое для себя обнаружили? Что-то такое, чего не знали до этого, — и что вот оно-то как раз и корень всех зол?

— Нет, пожалуй. Про себя много нового узнал во время выборной кампании. Жена много нового узнала про меня (общий смех). Но не более того.

Не показалось, что жизнь устроена принципиально не так, как до этого предполагали?

— Нет. Разве что понял, что жизнь устроена еще хуже, чем я предполагал.

То есть ваше отношение к будущему можно назвать «уверенный пессимизм»?

— Пожалуй, все-таки — умеренный оптимизм.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.