Архивы: по дате | по разделам | по авторам

«Помойные ямы тоже нужны…»

Архив
автор : Константин Курбатов   14.04.2005

Недавно я случайно наткнулся на книгу Михаила Веллера с категоричным названием «Все о жизни». Прочитав ее, я обнаружил, что почти все «вечные» вопросы в ней освещены и обрели свой ответ.

Недавно я случайно наткнулся на книгу Михаила Веллера с категоричным названием «Все о жизни». Прочитав ее, я обнаружил, что почти все «вечные» вопросы в ней освещены и обрели свой ответ. С этими ответами можно соглашаться или не соглашаться, но несомненно одно: крепко задуматься она вас заставит.

Мне же было интересно расспросить Михаила Иосифовича о том, что не относится к категории «вечное», — о сегодняшних проблемах и достижениях человечества, в том числе и в сфере информационных технологий.

Искусственный интеллект

В нашем журнале недавно было опубликовано короткое эссе Станислава Лема, в котором он отрицал возможность создания человеком искусственного интеллекта. А как, по-вашему, — это возможно?

— Во-первых, необходимо определить, что такое — разум, ум, интеллект: большинство споров на эту тему вызваны именно непониманием сущности. Надо заметить, что программисты весьма далеки от философии, а философы — от программирования… Итак, это понятие делится на два аспекта: первый аспект — ум аналитический, второй — ум производительный.

Разум — категория синергетическая, представляющая собой способность организовывать структуры из хаоса с минимальными затратами энергии или вообще без оных. Если рассматривать первый аспект, аналитический, — это способность, имея минимум информации, делать максимум заключений (при прочих равных), причем в минимальные сроки. Второй аспект — инструментально-позитивистский ум, — это то, посредством чего с минимальной энергией (собственной) максимально переструктурируется окружающая материя…

Но есть один тонкий момент: можно все понимать и ничего не хотеть, а можно своротить горы и при этом не казаться умным.

Совокупность психической, физической, социальной сущностей человека и предопределяет то, что он может изменить. Роль человека — «Великий Переделыватель». Разум — это орудие «ВП», он служит не тому, чтобы человеку было хорошо, а тому, чтобы человечество производило максимальное действие.

Перед искусственным же интеллектом всегда ставятся локальные задачи, он служит человеку для решения своих, человеческих целей. Если соотносить разум и искусственный интеллект, то это как инстинкт убийства и атомная бомба. ИИ — не более чем орудие в руках человека. Тут можно заметить, что «компьютерный талант» или «машинное творчество» — это утопия. Ведь творчество — нестандартно, а любая «думающая машина» — суть перебор стандартных вариантов.

Таким образом, попытка исключить человеческий интеллект из этой цепи — принципиально неверна. Искусственному интеллекту незачем стремиться к максимальному действию. Самое большее — он может быть взбесившимся слугой, но принципиально не может быть хозяином и не может обходиться без хозяина. В противном случае искусственный интеллект замкнется на себя и начнет плодить себе подобные материальные носители, потеряв связь с энергоэволюцией вселенной и уходя в тупик, где и исчезнет…

Интернет для литературы

В глобальной сети плодятся «литературные» ресурсы, где любой желающий может поместить свой шедевр. Подобная простота — это благо для мировой литературы, когда любой непризнанный поэт или писатель может получить известность, несмотря на цензуру. Или это зло, когда под мегабайтами графоманской чепухи может погибнуть действительно талантливое произведение?

— Интернет для литературы — прекрасно! Вот смотрите.

Первое: любой человек с творческим зудом и испытывающий потребность в контакте с читателем — получает читателей! Тем самым он избавляется от комплексов и других умственных проблем.

Второе: если его произведения не берут, его тематика кажется редакторам неинтересной или неактуальной, — он может быть опубликован и замечен, возможно, его прочитают и все-таки оценят по достоинству…

Третье: известная грязь в Интернете — это курилка, парк им. Горького в летний воскресный день. Помойные ямы тоже нужны (если кто-то так называет)… Это как бесплатный психоаналитик, который готов выслушать что угодно и не осудит за это.

Четвертое: есть разница между литературой и литературоподобием. В «литературоподобной» среде возникают свои «псевдочитатели», они объединяются, что-то обсуждают, но относиться серьезно к этому нельзя.

Благодаря упомянутому вами сетевому феномену каждый может получить то, что хочет. Но одновременно он способствует социальному и эстетическому расслоению общества. Сообществу графоманов нет необходимости улучшать качество своих произведений, их и так оценят внутри этой группы. Всегда будет положительная критика. Графоман со своей графоманской нишей. Зачем хорошо писать, если и так сойдет…

То есть положительная сторона «литературных» ресурсов — свобода, а отрицательная — фекалии, всплывающие наверх. «Легкие фракции» — самые изголодавшиеся по пугликациям…

Почему именно «легкие фракции» сразу видны, почему именно они «всплывают»?

— Абсолютная свобода хороша для самых сильных, самых энергичных. Они забирают самое лучшее. Остальным девяноста процентам — конец. Именно так было в начале девяностых в России. Когда почти абсолютная свобода привела к абсолютному же бесправию большинства.

В Интернете «самое лучшее» — это внимание. Не получив, по их мнению, должного в обычной литературе, графоманы и эстетствующие бездарности начинают с удвоенной силой привлекать к себе внимание в литературе «виртуальной», не стесняясь в средствах. Поэтому они сразу и видны.

Постиндустриальное общество

Сейчас весьма популярны выражения «постиндустриальное общество», «информационное общество». А вы как считаете, в каком обществе мы живем?

— Термины «информационное», «постиндустриальное» и т. п. — надуманные. Их придумали социологи, чтобы получать гранты, собираться на свои конференции, тратить деньги и писать труды и исследования…

Основа цивилизации (любой), основа любой цивилизационной структуры есть энергетика и формы энергетического преобразования. Информатика сегодня — элемент синергетический. Благодаря знанию можно с минимальными затратами добиться максимальных результатов. Общество «более информированное» способно добиться больших результатов при тех же затратах энергии. «Знание — сила», — говорил Френсис Бэкон. Человек всегда отличался более высоким информационным уровнем, более высоким качеством преобразования информации. И никаких принципиальных изменений не произошло. Дикарю не нужны нефть, уголь, газ. Нужна информация, чтобы из природного состояния превратить их в энергию.

Сейчас можно услышать о том, что количество информации удваивается ежегодно. При этом под информацией подразумеваются все буквы, появляющиеся на свет в мире. А принципиальной-то информации — мало. Основной информационный бум был вовсе не в двадцатом веке. Он пришелся на век девятнадцатый. Скажем, с 1820 до 1914–18 годов. Эти чуть менее ста лет принесли больше изменений, чем все двадцатое столетие: появились телефон, паровоз, самолет, электричество, были заложены основы ядерной энергии… Основные изменения в двадцатом веке — количественные.

Интернет — «новый информационный носитель» — лишь развитие глиняных табличек. Принципиально он ничего не меняет. Уже в середине двадцатого века, когда Интернета вовсе не было, любая информация была доступна. В начале прошлого века любые, даже самые бедные дети, уже могли стать великими учеными или политиками.

Опасность (о которой не принято говорить) — все увеличивающаяся часть человечества, особенно молодежь, выключается из активных действий. Когда все больше и больше людей «живут в компьютере», то для масс — их просто нет. Это удовлетворение потребностей без «внешнего» результата. Они «выныривают» только поесть и поспать. Такая «компьютеризация» снижает энергопотенциал общества. Человек не настроен на то, чтобы делать карьеру или пользу приносить. Он старается больше быть в виртуальном сообществе, где и «развивается», бессмысленно рассеивая свой энергопотенциал.

Генетика

Сейчас довольно много материалов в научной прессе посвящено генетике и клонированию. Как вы считаете, генетика и клонирование привнесут что-то новое в нашу жизнь или же это просто модная тема для «научных» сплетен?

— Зачем нужна классификация земляных блох? И энтомолог не знает, что ответить… Но человек делает не то, что полезно, а то, что интересно — по всей сфере своих возможностей. Из всех этих действий выделяется какая-то часть, которая имеет прикладное значение, — это закон природы. Но заранее предугадать какая — невозможно. Поэтому, для пользы дела, человечеству надо заниматься всем.

Многие научные открытия раньше или позже оказывали огромное влияние на человечество. И плавление металла, и когда начали ездить на паре, и когда открыли электричество. Но поначалу, когда идея только рождалась, человек не думал — зачем это нужно, он просто делал то, что ему интересно. И тысячи других людей делали что-то интересное для них, но в истории, в памяти оставалось только самое нужное, самое полезное. Если бы этого простого любопытства не было, то не было бы и развития человечества.

Прорыв в клонировании — колосс в научной революции. Это трудно, невозможно переоценить. Это сродни открытию технологии металлов, сродни ядерной энергии! Поэтому споры о клонировании — «нужно это», «не нужно», «надо запретить», «разрешить», «контролировать» — пустое, борьба с восходом солнца. Когда-то на автомобильных заводах Форда висели плакаты «Господь сконструировал человека, но не сделал для него запасных частей», — чтобы люди не совали руки-ноги в конвейер. Теперь у человечества есть путь к созданию таких «запасных частей». Это неизбежно, это развитие, которое идет помимо желания отдельно взятого существа.

Сейчас идет отрицательный генетический отбор. Люди ценятся не за здоровье. То, как выживает белая раса, — это путь к деградации, к ухудшению здоровья. Но благодаря генетике можно будет избавиться от некоторых болезней, можно будет стать чуточку умнее, чуточку надежнее, менее агрессивным. И человек получает возможность влиять на себя посредством ума…

Это инструмент выживания всего человечества. Путь очень длинный. Мы в самом начале его. Мы даже не представляем, каков он будет и что из того, что сейчас разрабатывается в тиши лабораторий, станет достоянием всего общества, а что будет забыто или отброшено как бесперспективное. Но этот путь абсолютно неизбежен, как неистребимо человеческое любопытство.

При текущей тенденции человечеству умереть очень легко. И это направление науки может дать нам второй шанс. Ведь человечество можно будет восстановить после катаклизма или перенести его на другую планету почти в полном составе.

И это всё о ней…

Книга вышла в серии Modern Philosophy (Современная философия). Тем не менее, она написана далеко не философским языком. Читать ее не только легко, но и весело. Вот, например, что пишет автор об эпиграфе: «Год за годом долгими ночами я лежал и придумывал Мою Книжку… И когда я ее придумал, я стал придумывать к ней эпиграфы. Эпиграфов было много… Выкидывать их было жалко — уж очень они подходили. В конце концов я оставил их штук семь: пусть себе стоят…» — и дальше идут именно семь эпиграфов. В этой полушутливой-полусерьзной форме выдержано все ответы на Вопросы: «Что такое Счастье, где оно?», «Если ты такой умный, то почему такой бедный?», «Что такое Закон?», «Что такое Табу?» и другие…

Вообще, забавно было себя поймать на игре: ага, очередной «вечный» вопрос… как же он на него ответит? И автор отвечает, попутно цитируя серьезных философов (Юнг, Шопенгауэр), а иногда и известных беллетристов (Бальзак, Толстой).

«Но человечество отнюдь не стремится просто к коллективному самоубийству… А вот когда — в конце Времени — потомки грохнут таким примерно образом всю Вселенную — вот это будет вовсе да… и человек даст толчок рождению новой, активной Вселенной — вот это совершеннейший, абсолютный максимум того, что мы можем сделать».

«Чем меньше внешних вещей человеку нужно для счастья — тем легче ему быть счастливым. Ни зависти, ни конкуренции, ни изматывающей гонки в борьбе за жизнь. Счастье-то — это твое внутреннее состояние, а не барахло и портреты в газетах». Такие — простые — ответы чередуются с серьезными размышлениями о науке и технике, о политических и социальных свободах.

В книге затронуты и вполне насущные проблемы, такие как наркомания. Размышляя над ней, Веллер приходит к выводу, что наркомания и снижение рождаемости — процессы одной природы: производительность труда европейской цивилизации превысила потребности населения, а значит, отпала необходимость в работе для выживания отдельной личности.

«Гуманизм» приводит к дезориентации молодежи, к отсутствию потребности в саморазвитии. «Что делать?» — спрашивает человек не слишком развитый, имея излишек досуга, — и падает в объятья наркомафии, губит себя. «…Словно включается некий механизм, встроенный Природой в зарвавшееся человечество… подобно тормозному парашюту — чтобы разогнавшийся автомобиль не слетел с дороги…»

Не во всем можно согласиться с автором. Что-то вызывает активное неприятие, а что-то принимаешь безоговорочно. Иногда читаешь и думаешь: ну конечно! Именно так! Как же я не смог сформулировать это раньше?!? А иной пассаж вызывает протест… Но читать книгу безусловно интересно. Пусть некоторые утверждения покажутся вам неоднозначными, — тем не менее, парой «железобетонных» доводов для спора о смысле жизни вы свой арсенал обязательно пополните.
Язык, резкий, ироничный, с тонким юмором, интереснейшее содержание, зачастую заставляющее пересмотреть свои собственные умозаключения, не позволят отложить книжку, не дочитав ее до конца.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.