Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Radio No-No: Рассказ о мирной финской компании

Архив
автор : Сергей Вильянов   14.04.2005

В конце марта компания Nokia собирала в Финляндии русскоязычную прессу, чтобы продемонстрировать свое производство, рассказать об успехах в 2004 году и поделиться планами на будущее.

В конце марта компания Nokia собирала в Финляндии русскоязычную прессу, чтобы продемонстрировать свое производство, рассказать об успехах в 2004 году и поделиться планами на будущее. Интересно, что, хотя в команде были представители Украины и Казахстана, гостеприимные хозяева встречали нас, как просто «русских», — по крайней мере, на табличках, которые держали в руках встречающие, и на лобовом стекле автобусов всегда красовалась надпись «Russian Media». Право же, приятно, что, несмотря на четырнадцать лет, прожитых порознь, граждан бывшего СССР продолжают воспринимать как представителей единой державы. И приятно вдвойне, учитывая недавние события в Украине.

На следующий день после прилета мы отправились на завод Nokia, расположенный в городке Сало, до которого от Хельсинки полтора часа езды на автобусе (к слову, ровно столько же занимает полет из Москвы в Хельсинки). Всего у Nokia девять заводов — по три в Европе, Азии и Америке. На каждом из них изготавливаются телефоны и смартфоны, пользующиеся наибольшим спросом в близлежащих странах. Например, европейские заводы Nokia расположены в Венгрии, Германии и Финляндии, и два последних нередко дублируют друг друга, производя самые сложные и дорогие модели, тогда как аппараты попроще обычно делают в Венгрии (Впрочем, и на заводе в Сало делают недорогую малютку Nokia 1100). В наших магазинах официально продаются только телефоны европейской сборки, и если вам попался экземпляр с надписью «Made in China», можете быть уверены — он из партии «серых». К сожалению, фотографирование на территории завода не поощрялось, но вы можете легко представить главное здание, взглянув на телефон Nokia 7280. Трудно судить, что вдохновило дизайнера последнего, но сходство получилось просто удивительное.

Северный завоз

На заводе в Сало сейчас собирается семнадцать моделей Nokia — от «игрофона» N-Gage до топовых коммуникаторов 9300 и 9500, а также пафосные мобильники под брэндом Vertu, которые стоят от четырех с половиной до тридцати двух тысяч евро (!) за один экземпляр (К телефону Vertu можно докупить дата-кабель на COM-порт за 250 евро и универсальный зарядник за 130 евро). В том цехе, который нам показали, десять линий, каждая из которых выпускает по одной модели телефона, но может быть в считанные минуты перенастроена на другие три-четыре. В секунду рождается семь новых аппаратов, то есть около 500 тысяч в сутки. Отметим, что в Сало изготавливают только печатную плату, а остальные компоненты — от дисплея и клавиатуры до батареи — делают другие фирмы по заказу и под контролем Nokia.

Сам производственный процесс выглядит весьма прозаично. Любой телефон начинается с четырех кусочков текстолита, соединенных между собой, на которые специально обученные машины постепенно устанавливают электронную начинку будущего мобильного друга. Так и плывет четверка по линии, пока на финальной стадии, когда все элементы стоят на своих местах, ее не разделят и не поместят уже порознь в специальную тестовую камеру, где каждую плату крутят и трясут, выясняя качество пайки. Если дефектов нет, платы едут дальше — прямо в ловкие руки сборщиков. Команда последних (по крайней мере, в той смене, которую мы застали) состоит в основном из молодых девушек, получающих 8–9 евро в час при восьмичасовой смене. Разумеется, в это время включены обеденный перерыв и несколько коротких кофе-брейков. При желании можно заработать дополнительную сумму, следя за чистотой своего и соседнего рабочих мест, потому что прибавка «за чистоту» полагается не одному сотруднику, а цеху в целом. Думаю, грязнули при таком подходе мгновенно перевоспитываются или переводятся на другую работу, устав от обилия дружеских шуток и зуботычин. Вообще, работа с персоналом — один из коньков Nokia, достойный отдельной статьи. Здесь скажу лишь, что непрерывные поощрение и мотивацию 55 тысяч своих сотрудников, работающих в ста двадцати странах мира, Nokia считает главным залогом удовольствия потребителя от использования мобильных устройств под своим брэндом.

Собранное устройство попадает к специалисту, который проверяет его внешний вид и способность включаться и выключаться, а затем отправляет на упаковку. «И все?! — спросите вы. — А как же многочасовое тестирование в термокамерах и пытка клавиатуры миллионом нажатий на каждую кнопочку?» Оказывается, эти и десятки других издевательств выпадают на долю прототипов и пробных партий, а их абсолютно точные копии (те же материалы, те же поставщики, те же производственные линии) попадают к вам практически в первозданном виде. Что, впрочем, логично — ведь не будете же вы требовать, чтобы каждый новенький автомобиль размазывали по стенке на скорости 160 километров в час, а потом восстанавливали с помощью молотка с напильником и предлагали покупателям. Мы видели эти самые тестовые мобилы. После всех экспериментов они продолжают работать, но выглядят так, что вряд ли вы захотите их купить. Кстати, повторяемость результата на заводе в Сало столь высока, что для финальной проверки комплектации каждой коробки ее не вскрывают, а просто взвешивают. Любой недовес или перевес говорят о том, что будущему пользователю либо чего-то недовложили, либо, наоборот, пытаются дать больше за те же деньги.

За время визита мы с коллегами стали свидетелями появления на свет нескольких десятков Nokia 6170, которые собирались на ближайшей к гостевому балкону производственной линии. Поэтому, если вы купили экземпляр этой модели, изготовленный 21 марта 2005 года, можете смело говорить, что сделали его под пристальным присмотром «Компьютерры».

Тенденции к конвергенции

Следующий день мы провели в главном офисе Nokia, который находится в городке Espoo, граничащем с Хельсинки. Докладчики мгновенно сменяли один другого, новые презентации начинались едва ли не раньше, чем заканчивалась предыдущая, но по итогам этого информационного марафона сложилась довольно четкая картина того, куда движется индустрия мобильной связи, а также стала яснее роль компании Nokia в этом движении.

Итак, на сегодняшний день, по данным ООН, 24 процента населения планеты имеет мобильные телефоны, и по всему миру используется порядка 1,7 млрд. аппаратов (Разумеется, речь идет о количестве мобильных телефонных номеров, и если у человека их несколько, статистика это не учитывает). Среди них 500–600 миллионов несут на себе брэнд Nokia, которая, начав в 1865 году с производства бумаги, со временем сменила род занятий и сегодня контролирует треть мирового рынка мобильных телефонов и коммуникаторов, занимая первое место в мире по объемам продаж. Больше всего телефонов Nokia покупают в США, Китае, Германии и Индии, а Россия находится на седьмом месте в списке главных клиентов(Есть ощущение, что к российским продажам относят все рынки стран бывшего СССР).

К 2010 году, по оценкам Nokia, число пользователей мобильной связи возрастет до трех миллиардов, и поэтому сегодня все компании работают над тем, чтобы встретить неофитов во всеоружии. При этом важно понимать, что передача голоса перестает быть главной приманкой: в минувшем году этот сегмент рынка подрос всего на 5 процентов, тогда как услуг передачи данных стали потреблять на 30 процентов больше. Очевидно, для снятия сливок с новой тенденции имеет смысл выпускать большое количество мультимедийных комбайнов, которые позволят слушать музыку, смотреть видео, запускать 3D-игры, редактировать графику, путешествовать по Интернету и время от времени, совсем нечасто, разговаривать с друзьями и родственниками. В связи с этим аппараты Nokia в массовом порядке начинают снабжаться продвинутыми цифровыми камерами (по заявлениям фирмы, к концу года она выпустит линейку 2-мегапиксельных камерафонов, а представители агентства IDC намекают, что Nokia, вслед за Samsung, до наступления 2006 года явит миру аппарат с оптическим зумом), радио, цифровыми телеприемниками и другими пришельцами из смежных рынков.

Radio, someone still loves you!

Роджер Тэйлор, написавший двадцать с лишним лет назад грустную песню «Radio Ga-Ga», несколько недооценил своего старого друга. Несмотря на конкуренцию со стороны телевидения и — в последнее время — Интернета, радиостанции по всему миру живы и неплохо себя чувствуют. Однако их изначально «аналоговая» сущность не позволяет, к примеру, точно отслеживать изменение числа слушателей в зависимости от диджея, находящегося в эфире, или звучащей композиции. Кроме того, в формат большинства радиостанций не вписываются серьезные аналитические передачи: даже солидные люди, их главные потребители, настолько «развращены» телевидением, что просто отвыкли воспринимать большой объем информации на слух. Наконец, за свою вековую историю на радио изобрели и воплотили в жизнь все приманки для рекламодателей, так что никакого действительно необычного конкурентного преимущества (за исключением популярности отдельных диджеев, собирающих большую аудиторию) ни одна радиостанция «продать» сегодня не может.

Nokia уже давно выпускает мобильные телефоны со встроенными FM-приемниками (всего доступно двадцать моделей, большинство из которых работает на платформе Series 60), а теперь, совместно с Hewlett-Packard, решила вдохнуть немного цифры в аналоговый формат. Суть технологии такова: радиостанция покупает специальный сервер Hewlett-Packard с предустановленным набором программного обеспечения (по заверениям Nokia, очень простым для освоения), договаривается с провайдерами мобильной связи и в дополнение к обычной трансляции начинает синхронно передавать некие визуальные данные — портрет певца или диджея, текст песни, анонсы передач, табличку с результатами спортивных соревнований, интерактивные опросы и, конечно же, рекламу. Причем, если в телефоне или коммуникаторе имеется встроенный браузер, нажатием одной кнопки слушатель-зритель сможет перейти на сайт рекламодателя и воспользоваться его услугами. Работает это довольно просто: владелец аппарата с поддержкой Visual Radio (сегодня их существует всего три, и все от Nokia: модели 7710, 6230i и 3230) запускает одноименное приложение, которое проверяет каждую радиостанцию на наличие визуальной составляющей и присваивает избранным особую иконку. Все визуальные данные передаются по стандартным GPRS-каналам. По статистике, собранной в ходе тестовых трансляций в Хельсинки, Лондоне и Сингапуре, нагрузка на канал относительно невелика — около 250 килобайт в час. Конечно, если «смотреть радио» с утра до вечера, это влетит в копеечку, но, ограничившись новостями и программами из серии «Закажи песню», можно сделать затраты совсем необременительными. Замечу, что данные закачиваются с небольшим опережением, чтобы картинка всегда была синхронна со звуком, а при закрытии приложения Visual Radio передача данных мгновенно прекращается. Сохранять картинки и таблицы технология не позволяет, поэтому, появившись на экране на определенный срок, все графические данные исчезают без следа.

Как быстро Visual Radio заменит обыкновенное, и заменит ли вообще, сказать трудно. С одной стороны, технология выглядит довольно заманчиво и для радиостанций, и для пользователей, а Nokia обещает открыть ее для использования другими компаниями. Осталось только радиостанциям договориться с операторами связи, чтобы сделать трафик Visual Radio дешевым или вовсе бесплатным, взяв часть затрат на себя, а фирмам — наделать достаточно устройств с поддержкой «радио с картинками», и дело в шляпе. С другой стороны, не факт, что владельцы радиостанций действительно захотят вкладываться в это странное подобие телевизора, добавляющее вместе с призрачными поначалу прибылями от дополнительной рекламы информацию о реальном размере аудитории, которая для многих может оказаться весьма неприятным сюрпризом. Кроме того, потребуется где-то найти специалистов, постоянно придумывающих, как использовать новые возможности на полную катушку — иначе пользователю быстро надоест скучная игрушка, и он снова уткнется в телевизор. Наконец, сегодня Visual Radio можно послушать и посмотреть всего на трех (замечу, очень недешевых) аппаратах одного производителя и всего в одном городе мира — столице Финляндии. Даже на официальном сайте www.visualradio.com висит лишь один анонс о подключении новой радиостанции — и тоже финской. Но лично мне хотелось бы верить, что технология заработает. Ведь представители влиятельной исследовательской ассоциации David Sarnoff в 1920 году говорили, что радио — это музыкальная коробка без проводов, которая не может иметь никакой коммерческой ценности. Однако курилка жив и по сей день, тогда как о David Sarnoff большинство людей знает лишь по этой забавной цитате. Nokia между тем заверяет, что к концу 2006 года в мире будет продано не менее 100 млн. устройств с поддержкой Visual Radio. Что ж, до проверки теории практикой остается совсем немного.

Новые монополисты

С марта 1983 года, когда миру был явлен первый сотовый телефон Motorola DynaTAC 8000X весом 850 г и ценой 4 тысячи долларов, ситуация на рынке услуг связи существенно изменилась. Сегодня на долю мобильников приходится 30 процентов разговоров, причем к 2007 году, по прогнозам Nokia, эта цифра вырастет до 50 процентов. По крайней мере, в Корее, Португалии и Финляндии паритет уже достигнут, и скоро их примеру последуют Дания, Великобритания и густонаселенный Китай. Впрочем, не надо ходить так далеко: в России, где цены на услуги мобильной связи не самые низкие, количество проданных мобильных контрактов превысило число стационарных линий еще в 2003-м. К 2008-му число пользователей мобильной связи в нашей стране возрастет до 117 миллионов, и тогда же будет достигнут паритет по объему разговоров между обычными и мобильными телефонами. В дальнейшем, видимо, «обычными» будет правильнее называть мобильники, а проводные помаленьку вымрут, как динозавры. Поэтому не удивляйтесь мощным потокам рекламы мобильных операторов, которая лезет со всех сторон: подобно «тампаксу» и «сникерсу», отечественные брэнды спешат застолбить участок в вашем сознании, чтобы потом разрабатывать его до появления принципиально новых видов связи. Другой вопрос, что на это потребуется куда меньше времени, чем было на возделывание своего садика у «стационарных» монополистов, но в любом случае речь идет о колоссальной прибыли на протяжении многих лет.

И вот еще что. В благополучной Европе телефон из средства связи окончательно превратился в элемент lifestyle, наравне с дорогим галстуком, «породистой» дамской сумочкой, красивым флаконом духов или солидными наручными часами. И ключевые посылы при выборе нового аппарата — «стильно» или просто «прикольно», но уж никак не любимое российское «чтобы говорить». Их даже продают не как у нас — с витрин, где телефоны стоят друг на друге, а информация о каждом ограничивается названием модели и ценой. Нет, в Европе телефонами, как правило, торгует сам оператор связи, и в его салоне вы найдете не больше двух десятков моделей. И салон этот больше напоминает небольшую выставку: каждый аппарат красуется на отдельном стенде, снабжен яркими брошюрками, а для топовых моделей предусмотрены большие экраны с рекламными фильмами. Пообещаете быть клиентом несколько лет (как правило, три или пять) — получите телефон либо в подарок, либо по очень гуманной цене, разбитой на множество платежей. Доплатите еще пяток евро в месяц и получите право на апгрейд аппарата по истечении определенного периода (Кстати, цифры на ценниках мобильных телефонов в Финляндии точно такие же, как у нас, только цены указаны в евро). И если вы ежедневно меняете галстуки по 20–30 евро, то почему бы раз в год не поменять мобильник за 200–300?

Превращением мобильников из средств связи в игрушки для взрослых детей во многом и объясняется ускорение смены модельных рядов и появление в них множества нелепых на первый взгляд функций, вроде счетчика биоритмов или стереофонических рингтонов. До нас, в силу экономических причин, эта тенденция пока не дошла, и потому даже простенькая камера в телефоне воспринимается многими, как наглая попытка производителя содрать лишнюю десятку с трудового человека. Но наш рынок, несмотря на внушительные географические размеры, всего лишь седьмой по объему даже для европейской Nokia (В США многие до сих пор считают Nokia корейской или японской компанией. А что? Если KIA — это корейцы, то почему NOKIA должна иметь другие корни?), так что уже к концу текущего года количество анонсов новинок, лишенных камер, снизится практически до нуля, а в 2006-м, по прогнозам IDC, только в Западной Европе будет продано больше 35 млн. камерафонов с мегапикселом на борту и миллионов пятнадцать — с двумя. И другие «ненужности» не подкачают, уж будьте уверены. А главным применением для старых добрых принтеров, еще не выкинутых с рынка каннибалами-МФУ, останется прямая печать фотографий с камерафонов по технологии PictBridge…

Как сказал в своем недавнем выступлении Дмитрий Фешин, один из ведущих аналитиков российского филиала IDC, все тенденции из Западной Европы рано или поздно приходят в Россию. Вы куда-то спешите? Я в данном случае — нет.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.