Архивы: по дате | по разделам | по авторам

А мужики-то не знают!

Архив
автор : Владимир Гуриев   22.12.2004

Я полагал, что это будет интервью. Георгий Пачиков — что по результатам нашего разговора, я напишу статью.

Я полагал, что это будет интервью. Георгий Пачиков — что по результатам нашего разговора, я напишу статью. В конце концов получилось нечто среднее: Георгий рассказывает, чем сегодня занимается компания ParallelGraphics, а когда он делает паузу, вступаю я и уточняю какие-то моменты. Или наоборот — я пишу статью, а Георгий объясняет, что я понимаю не так. А понимаю «не так» я довольно много, поскольку сегодня ParallelGraphics «далека от народа» и занимается PLM.

Вместо предисловия

К аббревиатурам и звучным названиям многие относятся с осторожностью. Чем красивее название у технологии, чем больше аббревиатур содержится в ее описании, тем больше шанс, что за технологией стоят не столько разработчики, сколько маркетологи. Поэтому PLM (product lifecycle management) может рассчитывать на самое предвзятое отношение. Мало того что аббревиатура вполне благозвучна (сравните, например, с вызывающими доверие «дабл-ю-дабл-ю-дабл-ю», «ай-и-и-ти-эф» и «эй-эс-си-ай-ай»), так еще и расшифровка допускает несколько толкований и обретает точный смысл только в контексте. Потому что «управление жизненным циклом продукта» может относиться к чему угодно. И относится — те же маркетологи и пиарщики давно уже присвоили красивое словосочетание, имея при этом в виду, что вполне способны тянуть с производителя деньги, начиная с появления идеи нового продукта.

(Дальше будет очень много аббревиатур, но таковы, уж извините, правила игры. Глоссарий — на следующей странице.)
PLM, которым сегодня занимается ParallelGraphics, является дальним родственником CAD и CAM. Но точного определения этому понятию не существует. Точнее, у каждой компании, поставляющей PLM-решения на рынок, есть свое определение, которое — сюрприз! сюрприз! — идеально подходит как раз к ее продуктам. Хорошо об этом сказал Тони Эффьюзо (Tony Affuso), президент и CEO UGS PLM Solutions: «чем популярнее становится аббревиатура PLM, тем больше приложений, затрагивающих на самом деле отдельные сегменты жизненного цикла, претендует на роль универсальных PLM-решений. Однако для реализации всего заложенного в PLM потенциала необходимо понимать, что PLM в первую очередь является бизнес-концепцией, а не отдельным приложением или даже набором программных продуктов»(Tony Affuso, PLM — A Strategy, Not an App).

Вышесказанное вовсе не означает, что в основе PLM — очередной набор модных слов, за которыми нет реальных технологий. Напротив — проблема в том, что технологий слишком много, а необходимая степень их интеграции неясна и, очевидно, варьируется от предприятия к предприятию (а также от поставщика к поставщику). В простейшем случае ( На самом деле, по этому вопросу — как и в случае с определением PLM — в товарищах согласья нет. К примеру, Джефф Роу (Jeffrey Rowe) в своей заметке «Is PLM software the real deal?» (www.advancedmanufacturing.com/May04/colDesignInsight.htm) приводит куда более обширный список, упоминая о том, что в идеале PLM должна быть увязана с SCM (supply chain management; в нашем списке функциональность SCM возложена на CRM-системы, что не совсем корректно) и ERP (enterprise resource planning). Внедрение любой из этих систем — весьма нетривиальное дело, связанное не только с выбранным ПО, но и с оптимизацией бизнес-процессов компании, поэтому эффективное внедрение PLM, даже в щадящей постановке, — задача, мягко говоря, сложная) PLM включает в себя:

  • CRM (взаимоотношения с потребителями, как во время начальной разработки товара, так и после выхода продукта на рынок, включая логистику);
  • CAD/CAM/CAE (автоматизация проектирования и производства);
  • PDM (управление данными об изделии; здесь хранится вся информация об изделии, которая может потребоваться другим приложениям).
    PLM — относительно новое поветрие. Еще два года назад опрос (www.caddigest.com/subjects/research/select/cadspaghetti_plm.htm), проведенный компанией Business Advantage Group, показал, что
  • 87% конструкторов новых продуктов вообще никогда не слышали такого термина;
  • 13% термин слышали, однако только треть из них (или 5% от общего числа опрошенных) сумели дать правильную расшифровку аббревиатуры;
  • 40% опрошенных были знакомы с концепцией (несмотря на то, что сам термин PLM был им неизвестен), однако назвать хотя бы одного поставщика PLM-решений сумели лишь 3%.

    То есть получается, что каких-то два года назад о PLM толком ничего не могли сказать даже те, кто кровно заинтересован в таких продуктах. А размытость концепции PLM оставляет столько возможностей для спекуляций, что кажется, будто PLM не более чем красивая упаковка для продажи старых и проверенных программ. Просто в какой-то момент компании, поставляющие пакеты CAD, спохватились и придумали новое звучное слово.

    Георгий Пачиков:

    — Одно не без другого, конечно же. Но PLM вовсе не замена CAD. Это средство для решения совсем другой задачи. Вот смотрите, раньше даже автомобили вручную проектировали, потом придумали CAD. Теперь даже испытания на прочность можно проводить программно, что, конечно, не отменяет крэш-тестов. А потом компании-производители видят, что рынок насытился, продажи пошли на спад, и, естественно, они озабочены увеличением продаж. И смотрят, что еще можно автоматизировать. С проектированием покончили, что дальше? Дальше сборка. Давайте еще и сборку автоматизируем и т. д. Разумеется, маркетинговые соображения присутствуют, от них никуда не деться, но сама концепция PLM вполне реальна, и потребность в ней тоже вполне реальна.

    Если нарисовать цикл развития продукта, то видно, что сначала у нас идут затраты, вот вы начинаете выпрямляться, вернули затраты, пошел рост, и — по крайней мере, в нефтяной отрасли есть такое понятие — вам нужно выйти на «планку». «Планка» — это момент максимальной финансовой отдачи (или — если вернуться к вышкам — момент, когда вы можете добывать максимальное количество нефти). А потом все начинает умирать. Продукт еще может приносить прибыль, но уже не так эффективно, как раньше, а затраты на поддержку инфраструктуры возрастают: вам нужно вкладываться в ремонт, накапливается амортизация и т. п. Однако на этом этапе можно не только не потерять, но и заработать.

    Простейший пример. Купил я себе недавно автомобиль. Сегодня мне нужно поменять то, это, заменить стекло — хорошо, что есть страховка. Но я же вкладываю в это деньги. А товарищи из Volvo продолжают на мне зарабатывать, хотя за саму машину я давно расплатился. Однако прежде чем зарабатывать таким образом, необходимо вложить солидные средства в инфраструктуру, подготовку сотрудников и прочее.

    С самолетами еще сложнее. Про гражданские я не знаю, хотя думаю, что у них примерно такая же ситуация, а с торговлей военными самолетами немного знаком. Допустим, КБ Сухова поставляет самолеты в Индию. Индийцы покупают не самолет. Их эта летающая штука интересует в последнюю очередь. Им важно обслуживание: когда делать ТО, где брать детали, где будут находиться склады и т. п. И КБ поставляет покупателям целую софтверную систему, которая должна обеспечить новому владельцу самолета максимально удобное решение всех этих проблем. Для меня PLM — это то, что должна сделать компания, чтобы покупатель был доволен. То есть средство, сопровождающее продукт на всех стадиях его развития: идея, дизайн, производство, сборка, поддержка, тренинг персонала.

    И какое место в этом занимает ParallelGraphics?

    — А мы придумали вот какую штуку. Все началось с того, что мы показывали Boeing наши технологии. Потом выполнили несколько пилотных проектов для них. И в рамках одного из проектов — AMM (aircraft maintenance manual) — мы сделали виртуальные руководства пользователей. То есть в какой-то момент мы поняли, что данные из CAD-приложений, которые используются на этапе проектирования и производства, можно использовать на стадии создания документации.

    Мы экспортируем необходимые данные из CAD в формат VRML, а потом на их основе делаем интерактивную трехмерную анимацию.

    Глоссарий

    CAM — Computer-Aided Manufacturing (автоматизированное производство).
    CAD — Computer-Aided Design (автоматизированное проектирование).
    CAE — Computer-Aided Engineering (автоматизированное конструирование).
    PLM — Product Lifecycle Management (управление жизненным циклом продукта).
    PDM — Product Data Management (управление данными об изделии).
    CRM — Customer Relationship Management (управление взаимодействием с заказчиками).
    SCM — Supply Chain Management (управление цепочками поставок).
    VRML — Virtual Reality Modeling Language (дословно: язык формирования виртуальной реальности).

    Левая посадочная нога

    — И получилась совершенно необычная штука. В каком-то смысле мы очень благодарны Boeing, потому что российские технологические компании — и ParallelGraphics не исключение — страдают одним недугом. Мы умеем делать технологии, но не знаем, куда их применить. В нашем случае мы имели отличную технологию. Мы могли брать VRML и сильно его сжимать, но что с этим делать дальше?

    А когда мы стали работать с Boeing и потихонечку прониклись их потребностями, стало понятно, кому и зачем это нужно. Сейчас мы работаем с разными подразделениями, и наша деятельность AMM не ограничивается. Вот, смотрите…

    Георгий запускает демонстрацию. На экране появляется изображение самолета (рис. 1).

    — В этой демонстрации три разных приложения работают с одними и теми же данными. Первое — руководство пользователя. Выбираем, допустим, левую посадочную ногу и переходим в режим AMM. Перед нами — обыкновенный документ в стандарте S1000D (www.s1000d.org). Вернее, почти обыкновенный, потому что в нем есть ссылка на трехмерную анимацию, которая точно соответствует тексту. И когда мы в 3D-окошке просматриваем эту анимацию, параллельно подсвечиваются соответствующие строчки в руководстве. Таким образом, у нас два канала подачи информации вместо одного (рис. 2).

    Пачиков закрывает окно и возвращается в единый интерфейс демо.

    — Второе приложение — иллюстрированный каталог. Мы берем ту же ногу (честно говоря, у нас в демонстрации только она работает — на остальные детали не стали забивать данные) и смотрим, из чего она состоит. Мы можем разобрать ее в трехмерной симуляции до последнего болта, увидев при этом спецификации каждой детали. Вплоть до того, есть ли деталь сейчас на складе и, если да, в каком количестве.

    И третье приложение — пакет для тренинга. Слегка напоминает AMM, но здесь система подсвечивает пункты инструкции и ожидает действий пользователя. Можно потренироваться, можно проверить свои знания. В нормальном режиме работник вводит свое имя, чтобы руководство могло контролировать уровень его знаний.

    И самое главное, что все это можно делать в Интернете. Все, что мы делаем, рассчитано на Интернет, поскольку размеры анимационных файлов очень маленькие.

    Минутку, а откуда взялся скрипт и как он связан с текстом в руководстве?

    — Здесь нам повезло. Потому что есть такое понятие, как Simplified English. На Boeing «упрощенный английский» ввели давно. Он представляет собой словарь, который вы можете использовать при описании производственных процессов. Так что нам не пришлось делать вид, будто мы создаем ИИ, — с десятком глаголов мы прекрасно справляемся и так.

    Скрипт пишет, скажем, дизайнер. В общем, неважно кто, — человек, который знает, как это должно работать. Вопрос в другом: как он описывает последовательность действий. Ведь что самое противное в написании программ? Правильно, написание комментариев. Ты закончил программу, проверил, все работает на ура, а тут вызывает начальник и требует, чтобы к каждому оператору был написан комментарий в соответствии с ГОСТом.

    И понятно, что если дизайнеру забабахать трехмерную штуку только в удовольствие, то описывать ее словами — не его дело. Поэтому мы постарались максимально упростить этот процесс: дизайнер выбирает необходимые составляющие в трехмерной модели и присваивает им действия из предложенного ему списка. Так создается скрипт трехмерной анимации, который потом конвертируется в привычный формат S1000D, где техническому писателю остается лишь подправить текст, чтобы он выглядел более или менее по-человечески.

    «Лет десять назад, — говорит Георгий, — я видел очень интересную технологию, которая почему-то «не пошла». На одной французской выставке английская компания показывала любопытную штуку — диск с компьютерным фильмом «Batman». Но это было не видео и не отрендеренное 3D — они описали трехмерные объекты и создали сценарии. Меняешь сценарий — меняется фильм. Выглядит это как фильм, но вам передается не последовательность кадров (25 кадров в секунду), а последовательность действий, которые в отличие от графики легко сжимаются и транслируются по сетям. То есть вы вставляете диск с почти всеми данными в компьютер, а сценарий получаете, скажем, по Интернету».

    Храповик и золотое сечение

    То есть вы взяли маленький кусочек PLM и автоматизировали его?

    — Да, но это не просто кусочек. Это важная стадия, которой до сих пор никто всерьез не занимался. Я бы не стал все сводить просто к «виртуальным руководствам»; мы рассматриваем это как важную составляющую PLM, без которой сама концепция не полна.

    Вот простой пример. Я закончил очень хороший вуз — Московский государственный университет. То есть я не самый последний дурак в этой стране. Причем я с детства занимался во всяких кружках, планеры пускал, модели самолетов мастерил… руками умею работать. И у меня лет двадцать назад были «Жигули». Там есть такой храповик, куда заводилку вставляешь. И оттуда текло масло — видимо, какой-то сальник накрылся. Нужно было храповик открутить, но как? Он же прокручивается вместе с двигателем. И вот мы с братом — а брат тоже закончил московский вуз, диссертацию написал — целый день провозились с этим храповиком, в конце концов открутили и были очень горды собой. А вскоре масло опять потекло, и я, вспомнив наши мучения, поехал в сервис. Так и так, объясняю слесарю, как положено бутылку поставил, и у слесаря операция по откручиванию храповика заняла ровно пятнадцать секунд . Мы же — два человека с высшим образованием — потратили на это целый день. Что он сделал? Он воткнул лом туда, где заводилка, и повернул ключ зажигания… Но это нужно было знать. Своим же умом до таких вещей доходить дорого.

    Я в своем авто вроде разбираюсь. И мог бы кучу мелочей починить самостоятельно. Нет, не из жадности, просто гнать машину в техцентр, в другой конец Москвы — весь день долой! Ну, например, окно не закрывается, вода попала в пульт управления окнами. Я понимаю, что нужно просто протереть контакты. Но понятия не имею, как туда подлезть. А в сервисе контакты никто не протирает. Они меняют весь пульт и берут за это 300–400 долларов. Я бы мог бесплатно со всем разобраться, но я блок не могу вытащить. Не знаю как. Но речь в данном случае даже не обо мне, а о рабочих в сервисе. Ведь их надо обучить. Им надо написать инструкции по всем операциям, и такие инструкции, чтобы они по ним смогли разобраться в поломке! Но это автомашина. А самолет — куда более сложная штука. И для того, чтобы Вася Пупкин в «Аэрофлоте» мог обслуживать самолеты, Васе нужна понятная инструкция. Вот ты, Вася, должен взять ключ номер 14, сунуть его сюда, открутить эту хреновину, потом эту и лишь затем ту… Описать все эти процедуры — очень непростая задача. Это огромные затраты. На Boeing 777 одних только сервис-бюллетеней тысячи!

    А если приходит куча документации, причем часть не на русском, а на английском? Нужно искать переводчика, платить ему деньги. При этом неизбежны ошибки перевода. А если переводчик так ошибется, что Вася Пупкин не тот болт открутит?..

    Вы читали «Код да Винчи» Дэна Брауна? Там в русском переводе есть такое замечательное место: главный герой говорит, что если взять расстояние от макушки до земли и разделить на рост человека, то получится золотое сечение. Абсурд. Что, у Дэна Брауна с головой плохо? Да нет, просто так перевели! А в оригинале-то все написано верно.

    Но здесь-то в детективе ошибки перевода не так страшны. А в самолете, автомобиле, атомной станции?..

    Ну, ваша система перевод не отменяет…

    — Не отменяет, но она дополняет текст трехмерной анимацией, на которой весь процесс показан. В переводе могут быть ошибки, но анимацию переводчик, слава богу, не трогает.

    Да дело даже не в переводчиках. Это просто нагляднее. Вы в IKEA мебель покупали? Вы пробовали ее собрать?! Есть инструкция, все написано — а без бутылки не разберешься.

    Но самое главное, что проект, который вы уже сделали в трехмерном варианте, используют помимо сборки и проектирования и другие службы: обучения, логистики, документации и другие. Вопрос: зачем платить несколько раз?

    Процесс перевода данных из CAD на платформу Virtual Manuals автоматизирован?

    — Мы завязаны на VRML, а все приложения CAD умеют экспортировать данные в этот формат. И это очень хорошо, потому что заказчики не могут предоставить данные в CAD — это их интеллектуальная собственность. А в экспортном VRML-файле данные уже «испорчены» — для трехмерной симуляции их достаточно, а для обратного инжиниринга — нет. А что касается цепочки после получения VRML -данных из CAD, то здесь все шаги автоматизированы.

    Вы видите платформу Virtual Manuals как неотъемлемую часть PLM. А сами поставщики PLM-решений с этим согласны? Это вписывается в их представления?

    — Еще как. Все понимают, что этот участок не разработан и без него говорить об управлении жизненным циклом продукта немного нечестно. До последнего времени в PLM это не включалось, но поставщики решений развиваются постепенно. Сначала у них был CAD, потом CAM, потом PDM… Теперь пришло время автоматизировать и этот этап.

    Пачиков берет в руки iPAQ и показывает, как 3D viewer Cortona работает на КПК.
    — Не торопится, конечно — тут четыреста мегагерц всего. Мы вот найти в Москве не можем новые, в которых процессор 600 МГц, Wi-Fi, все дела. Но работает. Чистая трехмерная графика, без дураков, крутится.
    Забавно, кстати. Тут наша система распознавания стоит, которую мы еще для Newton писали. Вот, смотрите.
    Георгий вводит слово.
  • Система послушно определяет: pachikov.
    — Видите? Хотя тут все буквы написаны слитно, а в этом случае распознавание прихрамывает. Вот, смотрите еще раз.
    «Ivanor» — читаю я на экране.
    — А знаете, почему Пачикова система всегда распознает? Потому что мы определенные слова в нее забили еще тогда. И вот она, выплыла. Правда, они даже в реестре кое-что не подчистили. Остались наши метки.
    А еще я недавно игрушку написал. Хотите посмотреть?..
    И на ближайшие пять минут проблемы рынка PLM вообще и компании ParallelGraphics в частности кажутся очень далекими. Потому что самое главное в эти минуты — правильно расставить барьеры на пути хаотично появляющихся шариков.

    А мужики-то не знают!

    Есть ли у вас конкуренты?

    — Есть… Японская компания Lattice Technology, например. Они занимаются примерно тем же, чем и мы, но у них свой, закрытый формат. Есть еще новозеландская компания Right Hemisphere, классные ребята, но они делают упор как раз на конвертацию данных непосредственно из CAD. Я им даже предлагал объединить усилия и захватить весь рынок. Встретился с их президентом, говорю, Майкл, давайте вы будете делать первую часть, мы — вторую. Вместе такой классный продукт выкатим на рынок… Но ребята из Новой Зеландии что-то не очень торопятся сотрудничать! Есть еще парочка неплохих компаний — но все они работают со своими 3D-форматами, а мы — с открытым стандартом. И в этом принципиальная разница!

    О’кей. У рынка есть потребность, у вас — технология. Почему же тогда так мало крупных заказов — только Boeing и Европейское космическое агентство?

    — Что такое «у рынка есть потребность»? Это мы знаем, что завтра за этими технологиями будут в очереди стоять! А сегодня картина пока другая. Таких компаний, как Boeing, которые смотрят на много лет вперед и готовы внедрять самые передовые технологии, — единицы! А с другими мы работаем лишь на уровне небольших пилотных проектов.

    Что касается проникновения на рынок, тут играет роль несколько факторов.

    Во-первых, важно, на кого попадешь. Бизнес — очень сложная штука. Вот ты попал на какого-нибудь сотрудника, через которого не можешь перепрыгнуть. А ему уже под шестьдесят, и он думает не о ваших технологиях, а о том, как бы без проблем до пенсии дожить. Чтобы протолкнуть технологию, нужен кто-то молодой, честолюбивый. Тот, кто на твоей технологии сделает карьеру. Вот в Европейском космическом агентстве ребята молодые, лет по тридцать пять, им это интересно, и с ними вроде все получается.

    Во-вторых — мало кто знает о наличии таких технологий. Проблема курицы и яйца: чтобы заработать деньги, я должен кучу денег вбухать в маркетинг. А чтобы у меня была куча денег на маркетинг, я должен где-то заработать кучу денег. Вон наши нефтяники наверняка сидят и пытаются по бумажкам понять, что да как. И знать не знают о том, что можно сильно сократить затраты, по-новому взглянув на жизненный цикл продукта. А где, как не в прессе, такой как ваша «Компьютерра», обо всем этом можно прочитать?..

    Вряд ли имеет смысл подробно рассказывать читателям «КТ» о Георгии Пачикове. Это давний друг нашего журнала, и у нас на страницах Георгий появлялся неоднократно. И в качестве вице-президента компании ParaGraph International, и как директор московского центра разработок SGI. На сей раз — как генеральный директор ParallelGraphics — одной из ведущих фирм, занимающихся трехмерной графикой для веба.
    © ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
    При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.