Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Китай. Город

Архив
автор : Илья Хрупалов   21.12.2004

Если разобраться, в год проводится не так уж много достойных IT-выставок — CES (Consumer Electronics Show), PMA, CeBIT, Computex, Comdex (который, несмотря на отмену в этом году, обещают все-таки возродить).

Если разобраться, в год проводится не так уж много достойных IT-выставок — CES (Consumer Electronics Show), PMA, CeBIT, Computex, Comdex (который, несмотря на отмену в этом году, обещают все-таки возродить). Берлинская IFA и кельнская Photokina случаются и вовсе раз в два года. Нам, журналистам, этого вполне достаточно: например, ежемесячные издания могут посвятить таким событиям, по сути, четверть выходов в год. Впрочем, даже для пятидесяти тиражей еженедельника, если хорошенько потрудиться командой из двух-трех человек, один только CeBIT (как бы его ни пинали злопыхатели) дает предостаточно тем на репортажи в два-три номера и последующую регулярную аналитику.

Брэнд Samsung давно вырос настолько, что вопрос участия в выставках (см. специальную врезку на эту тему) не стоит: южнокорейский гигант не только не пропускает ни одну возможность лишний раз инсталлировать свой синий экспогородок, — назвать это стендом язык не поворачивается, — но и обязательно подгадывает что-нибудь свеженькое. А на случай обновления модельных рядов в выставочное межсезонье компания учредила собственный передвижной форум — Samsung Global Roadshow. В этом году с небольшим перерывом состоялось два его раунда, в Лондоне и Шанхае. География проведения «шоу с колес» определена основными рынками сбыта — Европа и Азия, хотя в Китай съехались деловые партнеры Samsung и журналисты со всего мира, даже, например, из Колумбии. В числе приглашенных был и ваш покорный слуга, а незадолго до того в близлежащий от Шанхая город Сучжоу в рамках десанта российской компьютерной прессы высадился Сергей Леонов, посетивший завод Samsung по выпуску ноутбуков.

По духу и формату шанхайское Samsung Global Roadshow 2004, честно говоря, не вышло на тот уровень новизны, которым отличаются разработки компании. Каюсь, нашего брата журналиста не удивишь архитектурой полупустого шанхайского музея науки и техники или национальными нарядами китайских фотомоделей. Однако, к счастью, организаторы, при явной склонности корейцев к самолюбованию и присущей любому аналогичному мероприятию (=IDF, =HPLabs) театральности, имели в рукаве и дюжину реальных козырей — мощную квинтэссенцию промышленных и исследовательских ресурсов, развернутых по всему миру. Нередко приходится сталкиваться с завистническим недовольством объемами навязчивой рекламы Samsung: дескать, бухают деньги в маркетинг, а продукты на самом деле по-прежнему слабые (чего греха таить — лет пять-семь назад корейская техника действительно воспринималась как второй сорт после японской и американской). Рекламу эту, особенно имиджевую (хотя от страны к стране подход разнится), я и сам не люблю, но о качестве продукции и разработок могу поспорить. По пунктам.

Пока еще предпочитаю телефоны от Nokia, но сомневаюсь, что Samsung смог бы выйти на второе место в мире вслед за финнами, имея второсортные модели. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что для рынков Северной Америки, Европы и Азии корейцы выпускают подчас очень разные телефоны (так, например, почти все смартфоны — достоверно i500, i600, i700 — доступны преимущественно в Штатах). Из представленных компанией в Шанхае новых телефонов для приземленной GSM-части человечества уготовлены, увы, не самые вкусные куски пирога. По лондонским презентациям нашим читателям, наверное, уже известен бескомпромиссный слайдер SGH-D500 [см. фото 6] с 1,3-мегапиксельной камерой и, долгожданно-впервые от Samsung, встроенным модулем Bluetooth (сам производитель именует D500 не иначе как «Digital Integrator»: GSM-модуль 900/1800/1900 МГц со встроенной антенной, 262K TFT LCD, 80 Мбайт памяти, запись/воспроизведение MPEG4-видео, MP3/AAC-плейер, E-Mail/vCard/vCalendar, 99 грамм). Китайцы, которым была в первую очередь адресована презентация, а также в первую очередь британцы уже могут готовить сбережения на очередную UMTS-модель — SGH-Z107 [фото 7], способную работать в сетях как второго (E-GSM/GPRS 900/1800 МГц), так и третьего поколения (W-CDMA 2,1 ГГц). В остальном телефон мало чем примечателен: раскладушка с VGA-камерой в шарнире, типичные для 3G мультмедиа-возможности («туда-сюда видео»), основной 262К-цветный TFT-дисплей 176x192 точек и вспомогательный OLED 96х96 на крышке, 64-голосная полифония (если вдуматься, звуковые контроллеры, например, ноутбуков давно отдыхают, потому что полифония у них софтверная).

Изюминкой шанхайской экспозиции была, конечно, модель SCH-S250 (а не мегапиксельная раскладушка SPH-V5400 со встроенным 1,5-гигабайтным жестким диском, которая тоже была объявлена осенью, — я не против конвергенции, но, по-моему, лучше бы инженеры Samsung, раз уж выкроили место, снабдили телефон слотом CompactFlash, куда при желании можно вставить и недорогую флэш-память, и Microdrive) — первая в мире, без оговорок, трубка с пятимегапиксельной камерой на CCD-матрице [2]. В отличие от другой, уже успевшей нашуметь и также представленной в Шанхае модели SPH-S2300 [3], которая скорее все-таки напоминает полноценную 3,2-мегапиксельную компактную камеру (каких сейчас хоть пруд пруди, — но, впрочем, почти наверняка известно, что Samsung использует конструктив от Casio) с пришитым белыми нитками телефоном, SCH-S250 задумывался прежде всего как реминисценция концепт-терминалов из кинотрилогии «Матрица». Раздвижная конструкция напоминает трубку Nokia 8910, тоже с изобилием металла, однако чуть крупнее и с другими акцентами — клавиатура всегда открыта полностью, а дисплей полуприкрыт. Оптического трансфокатора и автофокусировки, как у SPH-S2300, здесь нет (могут фиксироваться три положения — макро, средняя зона портрета и бесконечность), но объектив выглядит достаточно сложным, присутствует даже настоящий механический затвор, позволяющий делать снимки с выдержкой до 1/1000 секунды. То есть просто форсированием разрешения матрицы дело не обошлось, и по этому направлению, надо признать, Nokia пока отстает даже в самых смелых своих прототипах. Но корейцам и этого показалось мало: SCH-S250 впервые в отрасли оборудован двухдюймовым TFT-дисплеем [8] с разрешением QVGA (320x240), способным отображать 16 млн. оттенков цвета (что ж там за видеочип такой…) против обычных 262 или 65 тысяч, то есть, по сути, превосходит многие карманные компьютеры. Теоретически можно даже цветокоррекцией заниматься, памяти — 88 мегабайт встроено (входит до полутора часов видео!) плюс 32 на прилагаемой RS-MMC-карте. И, наконец, еще один невиданный в мобильном телекоме плюс — не просто голосовое управление, а голосовое воспроизведение текста, например, SMS (даже жаль, что лишний раз не придется смотреть в этот чудо-дисплей — телефон может что угодно прочесть вслух). Остается добавить, что S250 корейцы в первую очередь выпустят для себя любимых, в стандарте CDMA2000 1x, — возможно, поэтому трубка пока обделена модулем Bluetooth, который на родине Samsung по странной причине не пользуется популярностью. Напомню, что SPH-S2300 пока существует тоже только в этом стандарте и нигде более кроме как фотоаппаратом работать не сможет.

Пресс-анонс «телетелефона» SCH-B100 [1] напоминает, что в 1999 году Samsung впервые продемонстрировала мобильник со встроенным аналоговым ТВ-тюнером, а два года назад — трубку стандарта CDMA2000 1x EVDO, способную принимать телевизионные трансляции по сотовой сети. Их рыночная судьба мне не известна, но за SCH-B100 компания видит большое будущее как за максимально универсальным гаджетом. Наряду с непритязательной поддержкой корейского CDMA2000 1x EVDO (800 МГц) этот аппарат способен принимать телеканалы невзирая на государственные границы — через систему спутникового цифрового вещания (Digital Multimedia Broadcast, диапазон 2,4 ГГц), оборудован 2-мегапиксельной камерой и пишет MPEG4-видео (надо думать, не только с камеры, но и с эфира). В общем, отличник боевой и политической конвергенции. Основной TFT-дисплей — 2,2 дюйма, «ножничная» конструкция удачно определена встраиванием спутниковой антенны (есть разъем и для внешней) и горизонтально-привычным расположением экрана; угадываются также, хотя это и глупо, стереодинамики. В числе скупых технических подробностей упоминаются 230 часов в режиме телефонного ожидания или два с половиной — «у голубого экрана».


…Разноцветные пляски

Компании-производители относятся к участию во всемирных выставочных мероприятиях по-разному. Этой весной по завершению CeBIT 2004 мы пытались выяснить у представителей ведущих компаний, как они, мастера бизнес-администрирования, оценивают или рассчитывают экономический эффект от своих экспозиций, в чем измеряют — в контрактах, в посетителях, в публикациях в прессе. Внятных ответов было очень мало, из чего можно сделать вывод, что алгеброй тут не ограничиться. Зачастую жизненные циклы товаров не совпадают с графиком проведения выставок, и тогда даже брэнды первой величины, случается, пропускают их (например, в этом году на CeBIT не было стендов Canon и Hewlett-Packard). Дожидаться очередного по календарю слета и вообще медлить в условиях жесткой конкуренции, разумеется, смерти подобно, и в последние годы становится заметно, что крупные законодатели информационно-технологических мод придают куда большее значение собственным конференциям и специально приуроченным показам коллекций. Наиболее, пожалуй, яркий пример — форумы для разработчиков корпорации Intel. На раунды IDF, особенно американские, ключевые, приглашаются сотни журналистов, а выставочная часть (showcase) насыщена уникальными разработками. Иными словами, помимо практической пользы для инженеров, это могучая пиар-трибуна для демонстрации силы и авторитета, причем огромная заслуга маркетологов в том, что сила демонстрируется не тупо, а так, что потом специализированная (и даже не очень) пресса взахлеб пересказывает. Не беда, что половина из прототипов, названных моделей и технологий через полгода забудется — компании на ходу корректируют планы. Объем шоу настолько велик, что даже трети из объявленного хватает на то, чтобы встряхивать и преображать отрасль раз в два года (кстати, громкие отказы от тех или иных направлений — тоже результат, результат кропотливой работы и чуткого маркетинга).
Заговорив об Intel, открою также небольшой секрет Hewlett-Packard, еще одной фирмы, которая сильна не только продуктами, но и отточенно-изысканным маркетингом. Чтобы проложить кратчайший путь к кошелькам потребителей, компания, помимо региональных презентаций, ежегодно летом проводит яркий форум HP Labs, куда приглашаются сотни журналистов со всего света (чтобы вам был понятен размах акции, упомяну, что повстречал на одном из съездов представителей новозеландского телевидения) и где им в комфортной обстановке представляют линейки продукции на год вперед, тщательно разжевывая конкурентные и технологические преимущества. При этом рядом не сверкает глянцем плоти стенд, скажем, Epson или Xerox, и вечером на огонек зовет не мюнхенский пивной павильон, а гала-угощение в чутком кругу инженеров и высшего менеджмента HP.

 

Обычно я консервативен и настроен скептически, но подкупает, что это всё не муляжи, как, например, часто бывает на выставке «Computex» (там стартапы без зазрения совести выставляют «новинки» буквально в виде рассыпающегося в руках папье-маше), а реально работающие образцы. То есть вполне подвластная микроэлектронике продукция. Заканчивая с телефонами, хочу также обратить внимание читателей на GSM-модели SGH-D428 и SGH-D488 [фото 5 и 4] с распознаванием рукописного ввода. Первая — слайдер с сенсорным экраном и поворотным зрачком камеры (в Азии уже продается CDMA-аналог), вторая — раскладушка с дополнительной сенсорной панелью. Характерно, что они работают не на Palm OS (хотя интерфейс SGH-D428 на нее очень смахивает), как смартфоны серии «i», а просто сдобрены специальным кодом для удобства набора текста. Очень правильный подход: не все понимают, к чему нужны многочисленные навороты коммуникаторов, — куда чаще требуется всего лишь быстро набрать короткое сообщение или от руки подписать фотоснимок.

Кремниевые мастерские Samsung официально в Шанхае отчитались 8-гигабитными кристаллами флэш-памяти NAND [10] и 2-гигабитными чипами DDR2 SDRAM [9], которые стало возможным изготовить благодаря переходу на технологические нормы 60 и 80 нм соответственно. Напомню, что NAND, продвигаемый главным образом компаниями Samsung и Toshiba, это как раз тот тип флэш-памяти, который используется во всевозможных носителях и накопителях, преимущественно в картах памяти, — в частности, корейские чипы используют Apacer и Lexar, ведущие производители скоростных карт CompactFlash. NAND-память отличается малым размером ячеек, то есть большими объемами, а также быстрой перезаписью и высокой блочной скоростью чтения (страничная организация) — в отличие от NOR, которая имеет ячейки побольше, плохо масштабируется, дороже, но характеризуется чрезвычайно малым временем случайного доступа, что определяет ее широкое применение для хранения исполняемого программного кода (за подробностями интересующимся рекомендую сходить, например, на сайт компании «АК-Цент Микросистемс» — www.ak-cent.ru). Samsung давно использует технологию многоуровневых ячеек (Multi Level Cell — MLC), и похоже, что ей удается хранить в одной ячейке уже как минимум четыре бита. А иными словами, из 8-гигабитных кристаллов может быть собран компактный 16-гигабайтный накопитель, например, карта памяти CompactFlash. NAND-памяти предсказывают большое будущее в мобильных терминалах (телефонах и коммуникаторах) и гаджетах, поэтому даже странно, что Samsung выкатила телефон с механическим жестким диском на 1,5 Гбайт, а не с флэш-памятью вчетверо большего объема. Впрочем, твердотельными, по идее корейских разработчиков, должны определенно стать компактные видеогаджеты, такие как Miniket VP-M105 [11], предоставляющий свои 512 Мбайт флэш-памяти для записи видео, простеньких снимков, голоса, воспроизведения MP3 или банальной транспортировки файлов, — только опять же, ну почему так мало? Тут даже размеры не мешают утолкать несколько гигабайт микросхем…

В Шанхае высший менеджмент Samsung, пожалуй, впервые неоднократно подчеркивал, что продукция компании не только снимает (Capture), показывает (Display) и хранит (Store), но и обрабатывает (Process) данные: ARM-процессор S3C2440 [фото 12] находит все более широкое применение в карманных компьютерах (если не ошибаюсь, изначально он создавался в сотрудничестве с Sony для ее наладонников) и ныне составляет сильную конкуренцию интеловским XScale-чипам PXA260 и PXA270, — в частности, Hewlett-Packard перевела на S3C2440 едва ли не половину семейства iPAQ.

Среди ста тридцати продуктов Samsung (в численном выражении, как мне показалось, многократно расширивших экспозицию шанхайского политехнического музея) был, кстати, и мультимедиа-плейер YH-999 [13], впервые представленный весной в Ганновере. До нашей огромной части суши он пока не добрался, но в мире, кажется, уже продается. Напомню, что его единственная особенность, вызвавшая некогда всплеск интереса, — платформа Microsoft Portable Media Center (аналогичные машинки на базе жесткого диска пока также представили только Creative и iRiver). Пошарив спустя полгода по ее сусекам, кроме громкого имени я не нашел ничего необычного: именно плейер и ни грамма больше. Конкуренты на проприетарных платформах добились куда большего — и видео пишут, и фотографии списывают с флэш-карточек, и на принтерах печатают, и с PIM-программами синхронизируются, и сенсорный ввод поддерживают… Будьте в курсе.

Предмет особой гордости корейского гиганта — ураганные плазменные и жидкокристаллические телевизоры (большому кораблю — большие иллюминаторы), однако его же диагональные рекорды, 80 и 57 дюймов соответственно, пока устояли. В дизайне я, несмотря на очередные завоеванные регалии, никаких откровений не усмотрел: так уж устроена эта техника, что чем больше экран, тем меньше замечаешь что-либо вокруг него, прирастая к пульту дистанционного управления. Спускаясь к 30 дюймам, начинаешь различать, например, в домашней ЖК-модели LS32A33W, встроенные колонки от JBL, датчик яркости, динамическую подстройку контрастности, интерфейс HDMI, — но, находясь в наркотической зависимости от конвергенции, понимаешь, что тут ее все-таки остро недостает. Реализации звукового сопровождения вроде SRS TruSurround XT, сводящиеся так или иначе к двум аудиоканалам, и вовсе выглядят регрессом, но это, пожалуй, простительно, поскольку к любому дисплею можно прикупить устремленный ввысь театр HT-DS1100 [18], у которого с конвергенцией все в порядке — от MP3 до HDMI, включая RDS, DCDi, фирменные Anynet и sDSM [17]. Я бы только для полного счастья добавил к DVD-Audio поддержку SACD, тем более что Samsung и Sony, вроде бы, давно уже не просто соседи. Эту модель производитель рекомендует сочетать с проекционным 50-дюймовым телевизором SP50L7HR [тоже фото 18], который выводится на китайский рынок и к Новому году ожидается в России (впервые был объявлен на CeBIT 2004). Он оригинально задуман с точки зрения проекционного тракта (если не ошибаюсь, используется объем стойки) и получился на редкость компактным по глубине против привычных проекционных телевизоров, но, на мой взгляд, страдает известными недостатками DLP-проекторов и меркнет рядом с превосходными LCD-панелями. Впрочем, и цены на такой диагонали несоизмеримы, а DLP-технология постоянно совершенствуется.

Наряду с такими шедеврами, как HT-DS1100, мне кажется, совсем не зазорно гнуть линию окружающего звука без лишних проводов — Rear Reflecting Surround [14, 15], когда-то предложенную компанией Altec Lansing в мультимедийной компьютерной акустике (увы, сама Altec свернула такие легендарные модели, как ADA-890). О первых подобных разработках Samsung мы упоминали в репортаже c IFA 2003, в Шанхае же показали еще две: 43-дюймовый LCD-телевизор SP43H3HT для воссоздания шестиканального звука хит-ро обвешан тринадцатью стационарными динамическими головками, а театральный акустический 5.1-комплект HT-DS960 в точности повторяет идею Altec ADA-890 — башни левого и правого канала, если провода одолели, могут быть надстроены развернутыми башенками окружающих сателлитов окружающего звука.


Делай с нами, делай, как мы…

Из Лондона в Шанхай организаторы прочертили вектор под лозунгом «Создавая будущее вместе» (Creating the Future Together). Призыв адресован, если разобраться, скорее к партнерам, к коим компания относит и журналистов, нежели к потребителю. По мысли визионеров компании, которую озвучил в приветственной речи вице-президент ее совета директоров и исполнительный директор г-н Джонг Ян Юн, наступает «эра двухканальных видеокоммуникаций» (Two-way Video Communication Age). Любой дословный перевод в данном случае изначально ущербен, потому что сама компания вкладывает в это понятие очень широкие пласты продуктов и технологий — возможна сколь угодно гибкая трактовка. Общий смысл примерно в том, что до недавних пор по каналам связи передавались преимущественно данные и голос, а в будущем, по причине вездесущей конвергенции (Samsung, подобно Intel, погоняет этим словом многие направления своей деятельности, но, как и в случае с «цифровым домом», вкладывает в него немного другой смысл…), неотъемлемой частью общения станет и видеоряд. «Two-way» можно понимать и как двусторонний обмен: если раньше мы преимущественно потребляли информационные потоки (голос плюс видео), то сейчас начинаем интенсивно генерировать их сами.

Маркетинговая стройность миссии Samsung подчеркивается функциональной цепью «Capture — Display — Store — Process — Connection», включающей основные направления деятельности компании. Capture — это, несомненно, новейшие камерафоны и видеокамеры, Display — очевидно, весь спектр плазменных и жидкокристаллических дисплеев. Store — передовые технологии динамической и флэш-памяти, а также жесткие диски (сюда можно добавить и совместное предприятие с Toshiba по производству оптических приводов). Process — набирающие популярность процессоры для карманных компьютеров, а также фирменная технология DNIe. Connection — снова возвращаемся к мобильным терминалам, то есть, грубо говоря, 3G-телефонам. В некоторых презентациях всплывало и шестое звено — Print, еще один конек компании, который к двухканально/двухсторонним коммуникациям привязать довольно трудно, но, как будет рассказано ниже, и над этим ведется работа.

Вовсе не собираюсь расписывать на страницах нашего журнала success story одной отдельно взятой компании (тем более что Samsung в этом абсолютно не нуждается и, например, на российском рынке чувствует себя значительно лучше, чем об этом принято говорить за его спиной, выбирая японскую технику), однако пятерня этих направлений собрана в кулак, если вдуматься, не случайно «для красного словца». Напомню, что вообще-то корейский гигант выпускает куда более разнообразный перечень продукции (включая лифты, грузовики и, говорят, даже танки). В рамках этой публикации не суть детальная иерархия и специализация его подразделений, важно другое: компания необычайно сильна как минимум в шести сегментах IT-индустрии. Возможно, я ошибаюсь, но раньше (по крайней мере, на российском рынке) казалось, что подразделение Samsung Semiconductor сильно дистанцированно от головной компании и даже полностью независимо. В последние годы, наоборот, этот калибр в обойме брэнда — напоказ. Можно недолюбливать пылесосы или холодильники Samsung, однако и школьнику известно, что полупроводниковая продукция с корейского полуострова незыблемо лидирует на рынке жидкокристаллических панелей (с образованием стратегического альянса с Sony — S-LCD — этот бизнес выведен в отдельное направление), динамической, а также флэш-памяти. На рынке плазменных панелей компания долго лидировала и лишь недавно уступила Matsushita; по числу проданных в мире телефонов она тоже на втором месте, но поднялась туда буквально недавно с третьего, потеснив Motorola, и уступает только Nokia. В принципе даже этих золотоносных жил достаточно, чтобы объяснить высочайшую чистую прибыль Samsung (свыше 5 млрд. миллиардов долларов в 2003 году — второй или третий показатель среди IT-компаний) и способность тратить на НИОКР (25 исследовательских центров по всему миру) до трех миллиардов долларов ежегодно: в 2002-м — $2,5 млрд., в 2003-м — $2,9 млрд. Формат обязывает, и приведу еще несколько цифр: за три квартала 2004 года продажи составили 38,1 млрд. долларов (против 36,4 млрд. за весь 2003 год); компания имеет полторы тысячи патентов, зарегистрированных в США, и почти вдвое больше — в Корее (по некоторым оценкам, пятое место в мире по числу патентов). По весу брэнда корейский гигант занимает уже 21-е место согласно рейтингу Interbrand (в ряду таких монстров, как Coca-Cola и прочие).

По курсу конвергенции в Шанхае получили зачет также 5-мегапиксельная miniDV-камера DuoCam2 (модель VP-D6050i с раздельными фото- и видеообъективами [16], впервые увидела свет на CeBIT 2004, но до России пока еще не доехала) и два DVD-видеомагнитофона — DVD-HR700E и DVD-VR300 [фото 19] оба пишут DVD-RAM/-R/RW, но у первого встроенный жесткий диск, а у второго четырехголовочная VHS-дека. Я бы, впрочем, заставил видеомагнитофоны выучить еще стандарты DVD+R/RW, воспроизведение DVD-Audio и SACD плюс возможность писать видео с телефонов, через ИК-порт или Bluetooth.

Наведите справки, я не падок на сенсации, предпочитаю эпитетам критику и даже англо-китайскую премьеру нового сверхтонкого ноутбука Q30 [20] воспринял сощурившись: да, мне по душе широкоформатные 12-дюймовые машинки, могу только приветствовать толщину 18 мм и вес 1,08 кг, однако для одношпиндельной Centrino-платформы это не рекорд (Sony X505 пока недосягаем), да и штатная батарея опять маловата… Тем не менее, красная лакированная отделка — очень правильный ход, хорошо отработанный на дамских телефонах… Ну, а стразы от Сваровски можно прилагать в виде самоклеек. Сенсацией для меня стала другая модель — X25 [21]. Конструктивно она не сильно отличается от нынешних X10/X15, а потому из сотен журналистов и партнеров Samsung только единицы, кажется, осознали, что в конце октября 2004 года пред ними невозмутимо работал ноутбук на грядущей платформе Intel Sonoma: 2,1-гигагерцовый Pentium M на чипсете i915PM (Alviso) c двухканальной памятью DDR2 SDRAM (разумеется, от Samsung — достоверно сообщила программа Everest), видеоускорителем ATI Mobility Radeon X600 (M24) на шине PCI-Express x16 и трехстандартным беспроводным адаптером Intel Pro/Wireless 2915ABG. Даже на IDF Fall 2004 в Сан-Хосе, по словам побывавшего там Александра Карабутова, новая платформа выставлялась лишь в виде стенда. Гонять тесты на прототипе и тем более обсуждать результаты было бы глупо, но, с другой стороны, никто этому особо не препятствовал, и от машины не разило глюками. Иными словами, Samsung однозначно показала, что имеет «доступ к телу» и держит руку на пульсе.

Формат Global Roadshow со стороны журналистов подразумевает обязательное интервью с высшими чинами Samsung, представляющими все направления бизнеса компании. Нарасхват были, разумеется, вожди телекоммуникационного и компьютерного бизнеса. У вас есть к ним вопросы? Присылайте, в следующий раз обязательно задам. А перед этой поездкой ваш покорный представитель «Компьютерры» выбрал г-на Джанга Дже Ли [на фото 22], занимающего пост вице-президента направления цифровой печати департамента цифровых медиа-систем (извините, протокол, — по-английски эту звучит лучше). И не пожалел: слово за слово — прояснилось и вовлеклось много интересного и нового, упрочившего мое уважение к компании.

Уверен, не многим, известно, что Samsung разрабатывает принтеры с 1983 года. Последние лет десять, которые помнит себя компьютерная индустрия, корейцы выступали OEM/ODM-партнером для таких брэндов, как Lexmark и Xerox, а c 2000 года решили выйти на рынок под собственной маркой. Сейчас Samsung является вторым по величине в мире производителем лазерных печатающих механизмов (я постеснялся спросить, кто первый). На прямой и жесткий, как мне казалось, вопрос о взаимоотношении Samsung и Xerox г-н Джанг Дже Ли ответил невозмутимо и детально: все монохромные принтеры серии ML и цветные CLP-500/510/550 изначально были разработаны в Корее. Не без участия Xerox как главного потенциального заказчика, но преимущественно силами Samsung (разборчивые знают, что несмотря на идентичность механики и внешнюю схожесть соответствующие модели этих брэндов все-таки различаются). В этом нет ничего зазорного для Xerox, которая как настоящий лидер покупает и заказывает механизмы там, где считает нужным (например, в старших цветных машинах используется начинка Fuji-Xerox), и такое взаимодействие тем более позитивно для Samsung, потому что загружает ее фабрики, пока выстраиваются собственные каналы распространения.

Серьезность намерений Samsung на рынке лазерной печати г-н Ли подчеркнул тем, что в июне 2005 года компания собирается представить собственный однопроходный цветной принтер дотысячедолларового уровня (напомню, что CLP-500/510 — многопроходные машины, в цвете печатающие заметно медленнее, чем черным по белому). По мнению вице-президента направления цифровой печати, будущее все-таки за однопроходными машинами, потому что они и производительнее, и теоретически надежнее, но пока попросту дороги. Он не подтвердил, что новинка от Samsung сможет конкурировать, например, с Phaser 6250 от Xerox, но это, пожалуй, и не требуется — американскому брэнду, как мне кажется, как раз недостает промежуточной модели для ниши между Phaser 6100 и 6250. Джанг Дже Ли высоко оценивает твердочернильную технологию Xerox, но считает, что ей еще не время на равных бороться с традиционной лазерной. Я попутно поинтересовался, какие виды у Samsung на быстрорастущий рынок фотопечати, и был ошеломлен скромной утечкой информации, что исследовательские центры компании крошат карандаши над радикально новой технологией фотореалистичного вывода, — иначе игра с отверждением света и тени не стоит свечей. То есть это будет не струйная (Canon, Epson и HP уже недосягаемы), не лазерная, не сублимационная, а… нет, г-н Ли обаятельно дал понять, что болшего не выведать. Думаете, пустая интрижка? По ночам теперь не сплю, штурмую мозг в надежде угадать решение.

Банальный вопрос о перспективах традиционной лазерной технологии привел меня к фундаментальному пониманию того, что предела разрешению и скорости со стороны лазеров и протяга бумаги нет (уже разрабатываются многолучевые механизмы), а препятствием к повсеместным 2400 dpi служит несовершенство тонера. Над его формулами Samsung бьется сам, а вот OPC-барабаны покупает на стороне, — Джанг Дже Ли не делает из этого секрета.

Под занавес я решил взбодрить беседу дозой конвергенции. Нынешние МФУ, даже рекордно компактные, как новейшая самсунговская модель SCX-4100 [23] (422x400x239 мм), — это слишком очевидный и неизящный путь. Таких коней, как планшетный сканер или лазерный принтер, с любой, сколь бы трепетной она ни была, ланью пока можно впрячь буквально только в тележку. Создание компактных и недорогих печатающих механизмов — дело не очень близкого будущего, однако г-н Ли полагает, что твердая копия будет нужна человеку всегда, что даже будучи увешаны дисплеями с рукописным вводом и не испытывая недостатка в хранилищах данных, мы не скоро изменим привычке читать с бумаги и хранить важные документы в несгораемом шкафу. Ну, а тем временем для листа А4 дизайнеры Samsung уже нашли смелое нетрадиционное решение — подача согнутой бумаги и поперечное движение печатающей головки (скорее всего, струйной — детали пока не разглашаются) по окружности [фото 24]. Насколько это позволило уменьшить конструкцию — судите по фотографии. К телефону это, конечно, не пристроишь, но интегрировать в телевизор вполне можно.

Впечатления от Поднебесной и особенно от Шанхая, крупнейшего в стране семнадцатимиллионного мегаполиса, остались противоречивые. С одной стороны, после поездок в Корею и тем более Тайвань невооруженным глазом видно, какой урон коммунисты нанесли культурному наследию и вообще человеческому облику китайцев. В Шанхае нет ни одного большого храма, почти не осталось их и в древнем Сучжоу, что неподалеку. Красная жара не коснулась разве что традиционных китайских садов, которые служат основной достопримечательностью этого края. С другой стороны, в экономику Китая вкладываются огромные деньги, корейскими, японскими, американскими (ну как же так, IBM?) компаниями.


Samsung имеет в Китае несколько фабрик по выпуску самой разнообразной продукции, расположенных в Тяньджине, Шанхае и Сучжоу. В технопарке Сучжоу (через четыре года здесь будет город-сад), где развернуто четыре завода, российским журналистам показали производство ноутбуков. Для скептиков: Samsung производит там не только собственные марки, но и модели для некоторых крупных вендоров (кто это — догадайтесь сами). Фоторепортировать эту экскурсию не имеет большого смысла — все сборочные линии примерно одинаковы и гибки настолько, что сегодня они производят одно, а завтра могут быть перенастроены на другое. Куда интереснее оказалось взглянуть собственными глазами на живых и мертвых гусениц тутового шелкопряда, на то, как добывается натуральный шелк и как им вышиваются неземной красоты пейзажи и натюрморты.

Десятки миллиардов долларов, десятками компаний. Развертываются производства, открываются тысячи рабочих мест, Китай преображается. Ну а за продажами в стране с полуторамиллиардным населением дело не станет, даже если покупательской способности достигнет только двадцатая его часть. Шанхай местами полностью выглядит как нарицательный «шанхай», по парку автомобилей и велосипедов угадывается все еще не очень высокий уровень жизни, но чувствуется, что свежая струя стекло-металлической архитектуры скоро смоет все эти пережитки. Тайпей и Тайвань мне нравятся больше, и я понимаю, почему китайцы хотят во что бы то ни стало вернуть мятежный остров — он на зависть хорош. Однако верится, что и без этой дозы развитого капитализма Китай через пять-семь лет займет в регионе экономическое положение, точно отражающее его территориальное превосходство.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.