Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Два слова о ТМС

Архив
автор : Дина Рамендик   08.12.2004

С точки зрения физики, мозг — это объемный проводник, внутри которого имеется множество активных генераторов тока различных частот, и пассивный генератор, содержащий токопроводящие жидкости (кровь и др.), которые постоянно движутся в магнитном поле Земли. Кроме того, мозг пронизан миллионами неподвижных проводников — нервными волокнами. Внутри и вблизи мозга имеется электромагнитное поле сложной конфигурации, изменение которого действует на мозг приблизительно так же, как помехи на сложный электронный прибор. Конечно, существует определенная защита от помех природного происхождения. Например, пока человек здоров, он не чувствует влияния магнитных бурь. Если же его адаптационные возможности ослаблены какой-либо болезнью, он реагирует на магнитные бури общим ухудшением самочувствия. Люди создали огромное количество магнитных полей, против которых природная защита бессильна. Многие экологи говорят об электромагнитном загрязнении окружающей среды.

Транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) состоит в том, что на мозг через череп подается магнитное поле, по мощности близкое к естественному. Оно действует не глобально, а относительно избирательно. Воздействие ТМС на мозг можно сравнить с воздействием на радиоприемники глушилок, которые в недавние времена избирательно забивали «вражеские голоса». Локальная ТМС может подавить или усилить активность того или иного участка мозга.

Любая функция мозга выполняется не одним участком, а сложными ансамблями. Можно даже сказать, что в выполнении любой функции задействован весь мозг, но связи и иерархические отношения между областями строятся каждый раз по-разному, причем в зависимости не только от функции (восприятия, воспоминания, запоминания, принятия решения и т. п.), но и от эмоционального фона и других условий. Имеют значение и индивидуальные особенности человека.

Локальные изменения в магнитном поле неизбежно сказываются на работе всего мозга. Мозг устроен так, что угнетение одного его участка неизбежно приводит к активации другого (каждому человеку из собственного опыта известно, что в темноте обостряется слух и осязание). Все это позволяет использовать ТМС для регуляции некоторых функций мозга.

Так, можно подавить некоторые воспоминания и активизировать другие, можно сделать человека более чувствительным к одним проблемам и нечувствительным к другим и т. п. Но ввести в мозг какую-либо новую информацию с помощью ТМС нельзя. Нет ничего удивительного в подавлении «голосов» в голове у шизофреников или снижении тревоги при депрессии. Сложнее обстоит дело с мотивацией. Ринат Гимранов высказывается вполне корректно, хотя кое-что и недоговаривает. Создать мотивацию с помощью ТМС нельзя, но можно усилить стремление к «победе любой ценой» и приглушить страх.

Что касается фосфенов, о которых упоминает Ангелина Федорова, это вовсе не галлюцинация. Просто любое возбуждение зрительной коры, находящейся в затылочной области мозга, ощущается как вспышка света. Ее можно наблюдать, если слегка нажать пальцем на веко закрытого глаза. Точно так же «сыплются искры из глаз» при резком ударе по затылку. ТМС в затылочных областях тоже может вызвать фосфены, но и только. Создать информативное изображение из фосфенов пытались многократно — в надежде, что так можно будет «протезировать зрение». Однако успехов на этом пути пока нет.

Дина Рамендик — кандидат психологических наук, работает в МГУ на кафедре высшей нервной деятельности.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.