Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Куда ушла Уэнди

Архив
автор : Василий Щепетнев   17.11.2004

В моем представлении Интернет не сеть, а море, сетью же я ловлю в нем рыбку — если не золотую, то хотя бы позолоченную.

Теперь земли в Таврический  и Херсонской губерниях отдаются даром, только заселяй. Туда я их всех и переселю! в Херсонскую их! пусть их там и живут!

Н. В. Гоголь. «Мертвые души»


В моем представлении Интернет не сеть, а море, сетью же я ловлю в нем рыбку — если не золотую, то хотя бы позолоченную. С меня и такой довольно. Суденышко утлое, мотор слабый, и потому китов и белуг ждать не приходится. С завистью смотрю на гигантские траулеры, набивающие трюмы DVD-фильмами, гигабайтными игрушками и прочими вкусностями, но понимаю: зависть — штука ненасытная.

Смотрю и начинаю гадать: кто упрятал в глубины моря эти бесценные сокровища, а главное, зачем? В голову приходит поговорка про бесплатный сыр, а рыбацкая натура твердит о прикормленном месте. Повадился карась дармовщину ясть, тут ему и крючок в пасть. Глядишь, он уже в сметане…

Порой на горизонте появляются тени — низкие, обтекаемые, хищные. Я спешу выбрать сеть, а с соседнего баркаса кричат:

— Ты что! Не бойся!

— А вдруг пираты!

В ответ дружный, на все море, хохот:

— Какие пираты? Это мы — пираты.

— Вы — пираты?

— А то как же! Самые настоящие! Ты думаешь, то добро, что в море, чудом сюда свалилось? Ну вот хотя бы седьмая книга «Темной Башни» Стивена Кинга, что ты давеча вытащил, взяла да и прыгнула добровольно? Нет! Это мы ее туда поместили.

— Господа, господа, — втягиваю я голову в плечи, — неужели вы будете меня бить? Я ведь не знал, что это ваша добыча…

— Это теперь общее! Твое, мое… приплывет пацан из соседней деревни — пусть и пацан пользуется, не жалко! Мы, пираты, специально разбрасываем по морю сыр, то есть, тьфу, не сыр, а сокровища. Чтобы всяк мог приобщиться, а не только богачи.

— Но позвольте…. Пираты — они занимаются совершенно другим! Грабят, режут и творят прочие бесчинства исключительно ради личной корысти.

Какая ж корысть человеку, который сначала купил книгу, а потом полдня ее переводил в цифровой вид?

— Мы пираты бескорыстные, уяснил? Ну и рыбачь дальше!

— Можно вопрос? Если вы — пираты, то те, на горизонте, они — кто?

— Королевский флот!

— Он за вами охотится?

— Нужно ему, как же. Он флаг показывает, обозначает присутствие. Разве кто слишком нагличать будет против флага — скажем, бомбу на царя станет мастерить, тогда, конечно… из всех калибров!

— На царя? Но у нас, кажется, нет царя?

— Эх, деревня… — И странный пират начал тащить из воды что-то большое, тяжелое и в щупальцах.

Я поспешил к берегу.

Мой виртуальный собеседник прав — взял я Кинга, взял! Стыдился, слово давал — выйдет книга, я и книгу куплю, вспоминал «про Вьетнам, про Хиросиму и про ихнего жука», а все равно чувствовал себя неуютно. Мелким воришкой. Даже и не знаю: неуют потому, что воришка, или — что мелкий? Укради я миллиард, или лучше двадцать, тогда, пожалуй, гордился бы, детишек поучал. А с другой стороны, воистину «несчастным я не сделал никого: я не ограбил вдову, я никого не пустил по миру, брал там, где всякий брал…»

Но не в этом дело. Чувство вины, замаранности, сопричастности к круговерти воровства — эффект побочный, хоть и полезный. Важнее другое: нас приучают — и уже приучили — жить вне нашего мира. Люди удачливые, пробивные, «пассионарные» мечтают о новом заводе, новом универмаге или даже губернаторстве. Люди же робкие, деликатные, те, кого обманули раз-другой, а то и просто ногами выпихнули из дела, вместо того чтобы отряхнуться, чихнуть и снова ринуться в кучу-малу, мечтают о дешевом (а лучше бесплатном) широкополосном нелимитированном доступе в Интернет! Интернет для них — что Дон для беглых крестьян: с Дону выдачи нет!

И они его получат!

А вместе со слабыми в Интернет вытеснят и сильных, но не вписывающихся в Систему людей. Так в Сибирь ссылали и декабристов, и несчастного Достоевского, и безобиднейшего Чернышевского. В Австралию вместе с каторжниками ехали в поисках лучшей доли тысячи и тысячи английских безработных. Младшие сыновья лордов, обреченные майоратом на прозябание, отправлялись в Индию.

Индия теперь самостоятельна и чересчур уж населена, Австралия процветает и чужих не жалует, о Сибири умолчу. Но вот мягкий вариант Сибири, Интернет, есть идеальный клапан для снижения давления в котле, которым является цивилизация XXI века. Если человек на несколько часов уходит в плавание по волнам Интернета — рубится в Doom’е, играет в шахматы, разглядывает пикантные картинки, просто болтает или скачивает фильм, на просмотр которого у него тоже уйдет время, значит, на эти часы он попросту выпадает из реальности. Не организуется в профсоюзы, не ходит на демонстрации, не борется за место под солнцем — ему в тени даже лучше. Идеальный обыватель! О таких обывателях мечтает любой наполеончик. Потому и разрешает беспошлинно ловить в водах всякую мелочь, пусть. В лагерях на корм собакам тратили больше…

Делайте со мной что хотите — только чтоб не больно и достоинства не унижало. Но не верю я в сказочки про пиратов. Пираты эти, как тот казачок, засланные. Они, поди, и сами не знают, что засланные, но они нужны. Нужны государству. Этакие Питеры Пэны XXI века…

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.