Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Осознание

Архив
автор : Юрий Романов   17.05.2004

«Основное положение материализма гласит, что в мироздании не существует ничего, кроме материи и силы, и что все остальные природные явления можно объяснить, исходя из этих двух начал…

«Основное положение материализма гласит, что в мироздании не существует ничего, кроме материи и силы, и что все остальные природные явления можно объяснить, исходя из этих двух начал… Однако совершенно очевидно, что существует третье начало и объект познания во Вселенной — сознание, которое нельзя считать ни материей, ни силой, ни какой-либо производной от того или другого…»
Томас Гексли,
английский биолог и педагог

Не могу избавиться от ощущения, что трудности, с которыми сталкиваются ученые, изучающие человеческое сознание, проистекают не столько от необычности объекта исследования, сколько от подспудной боязни таки изучить его! Психологи знают этот синдром — страх разрушения иллюзий, составляющих «комплекс полноценности». Научное познание природы и законов функционирования сознания неизбежно приведет к выработке математически точных методик определения того, что каждый из нас представляет собой на самом деле. А жить, зная это, ой как непросто!
Понимание механизмов сознания поможет объективно судить о мотивации наших поступков. Правду о своих истинных побуждениях добыть трудно, еще труднее признаться в них самому себе, а уж открыться кому-то еще — и вовсе непосильная задача в абсолютном большинстве случаев. И вот представьте ситуацию, когда наши истинные побуждения известны всем! Знаете, ведь это конец политики как роду человеческой деятельности! И не только политики…

Рано или поздно исследователи сознания расскажут нам, как распознавать его состояния. Например, узнать, действуем ли мы по собственной воле или под влиянием извне. Долго ли продержатся тогда многочисленные культы, секты и разнообразные «духовные» направления, маскирующие собой тоталитарные объединения?

Через исследования феномена сознания однажды мы узнаем всю правду о себе. И как же нам жить тогда с этим знанием?

Да, все согласны, что построение теории человеческого сознания и создание его действующей модели ознаменует новый этап в эволюции человечества, положит начало новой исторической эпохе, откроет невероятные, трудновообразимые перспективы. Но…

Никто из серьезных исследователей, с которыми мне удалось пообщаться, так и не смог внятно ответить на простой вопрос: «Кому все это нужно?»
Многие1 представители точных наук, как мне показалось, боятся заниматься исследованиями феномена сознания, «сдав без боя» эту область гуманитариям. Кроме того, как выяснилось, в их среде жива и имеет много сторонников точка зрения на сознание, в свое время сформулированная Дж. Уотсоном, профессором Университета Джонса Хопкинса и одним из основателей бихевиоризма — одной из ведущих школ современной психологии. Он сказал о сознании просто: «Его нельзя увидеть, потрогать, понюхать, попробовать или передвинуть. Это — чистой воды допущение, такое же недоказуемое, как и устаревшее понятие души».

Представители военной науки выразились примерно следующим образом: «Искусственный интеллект в современных системах вооружения — да, это понятно. А искусственное сознание оружию ни к чему. В противном случае, вместо того чтобы отдать приказ, просто-напросто нажав кнопку, нам придется уговаривать и убеждать ракету, что ей непременно нужно полететь, что это ее долг и почетная обязанность…» Ясное дело, что финансировать работы по искусственному интеллекту военные будут, а вот с моделями сознания пока погодят. Им это не нужно. Но я благодарен собеседникам в погонах за столь образную формулировку различия сознания и интеллекта.

Тем не менее, смотря репортаж с места очередного теракта, осуществленного боевиком-смертником, я с горечью думал, что использование «сознательного оружия» уже, к несчастью, началось. Без всяких высоких технологий. Без какого-либо искусственного сознания…

Гуманитарии меня огорчили тем, что, по-видимому, сговорились вообще «снять с повестки дня» проблему рукотворного разума. Оно, впрочем, и понятно...

Психологи с головой ушли в вопросы прикладного психоанализа…

В какой-то момент подготовка темы номера стала напоминать перемещение по минному полю. Малейшее «неточное» движение — и в моем почтовом ящике оказывался ворох трактатов, для которых пришлось завести две папки — «лжепсихология» и «псевдорелигия». Признаюсь, я был потрясен этой лавиной агрессивного невежества и самоуверенности.

Еще немного, и я почувствовал бы себя в шкуре Мюнхгаузена из знаменитого Захаровского телефильма: «Ну что ж, — печально говорил барон, — раз еще один день весны никому не нужен…» Поговорить о сознании было интересно всем, но на что искусственный разум2 может сгодиться сегодня, похоже, не знал никто!

Дело в том, подумал я, что мы все — человечество в целом — несмотря на свою многотысячелетнюю историю, еще пребываем в детском возрасте. А детворе не свойственно задумываться о том, чтобы обзавестись детьми. Вот игрушки — это да! Куклы-роботы и машинки… Подраться, в войнушку поиграть, в «сыщики — разбойники»… Или попугать себя страшилками про привидения, заняться гаданиями или увлечься мистикой… Но вот дитятко вырастает, становится взрослым и в какой-то момент понимает, что ему нужен собственный ребенок. Тот, кто стал бы наследником его знаний и опыта, преемником его дел.

Мы — Человечество — просто пока не задумываемся о таких вещах. Рано еще. Молоды.

Тему номера открывает статья Виталия Хлебникова с обзором идей, положенных в основу математических моделей сознания. Владислав Тарасенко, продолжая разговор, выступает в «жанре» философского диалога.


1 К счастью, не все. И это внушает надежду.
2 Не искусственный интеллект, а именно — разум, сознание.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.