Архивы: по дате | по разделам | по авторам

История одного предложения

Архив
автор : Александр Карпов   23.03.2004

24 февраля организация Electronic Frontier Foundation от имени всех "пиратов" предложила звукозаписывающими компаниями мировую. В EFF считают, что мира можно достичь за скромную сумму в три миллиарда долларов. Если выплачивать ее каждый год.

24 февраля организация Electronic Frontier Foundation (EFF) от имени всех "пиратов" предложила RIAA (Recording Industry Association of America) мировую. По мнению экспертов EFF, мира между слушателями и звукозаписывающими лэйблами можно достичь за скромную сумму в три миллиарда долларов. Если выплачивать ее каждый год.

Мы, слава богу, далеки от цивилизации и о гримасах развитого капитализма знаем только понаслышке. Однако в США и Европе правоохранительные органы перестали смотреть сквозь пальцы на обмен пиратскими MP3 в Сети. Старожилы Интернета, наверное, помнят, что в конце 1990-х, еще до появления Napster, особых трений с законом у пиратов не было, и даже в американской части Сети преспокойно существовали ftp-сайты с богатейшими залежами музыки. Сейчас их практически нет, потому что владельца ftp легко отследить и наказать (хотя бы путем лишения хостинга и уничтожения всего, что лежит на сайте). Хозяева MP3-библиотек переключились на пиринговые сети (благо их сегодня в изобилии) и IRC.

Пиринговые сети, в которые мигрировали пираты, оказались на удивление живучими. После того как музыкальная индустрия расправилась с Napster, возникло несколько десятков его последователей. До сегодняшнего дня дожили немногие, но тем, кто выжил, практически ничего не угрожает - их создатели сделали все, чтобы обезопасить себя от длинных рук американской Фемиды.

Вы хотите арестовать наши серверы? Извините, они вне пределов вашей юрисдикции. Вы хотите арестовать нас? Господи, за что? Мы просто позволяем людям обмениваться файлами. И, разумеется, не знаем - в отличие от владельцев Napster, - чем они там обмениваются. Мы им верим! Больше того: те пользователи, которые выкладывают зараженные вирусами файлы или звуковые пустышки или неправильно называют свои файлы, получают в системе плохой рейтинг. Ах, именно это вам и не нравится? Так это вы подкинули нам в сеть фальшивые MP3 с последнего альбома Мадонны? Ну, извините. Серверы… (см. начало абзаца).

В отличие от владельцев подобных сервисов пользователи защищены гораздо хуже. Случаи, когда за пиратство приходится отдуваться одному из случайно выбранных юзеров, - не редкость. Клиентам P2Р-сетей уже предъявлено больше тысячи исков, штрафы доходят до 150 тысяч долларов при условии уничтожения всей коллекции. Впав в охотничий раж, RIAA даже пыталась засудить двенадцатилетнюю девочку и 71-летнего техасского пенсионера. Тем не менее, ощутимых результатов стратегия устрашения пока не принесла (как и закрытие Napster). Десятки миллионов людей по всему миру продолжают обмениваться файлами, а RIAA продолжает считать их преступниками.

Может быть, что-то в консерватории?

Логика у морализаторов простая. Музыка стоит столько, сколько она стоит. Дорого - не слушай. Музыкальное пиратство - по сути своей обыкновенное воровство. А вор, как говорил Глеб Жеглов, должен сидеть в тюрьме.

Если вы споткнулись на каком-то из звеньев этой логической цепочки, можете сей подраздел пропустить. Если же нет, то вот вам история.

В 2000 году группа потребителей подала в суд на крупнейшие музыкальные лэйблы. Все они обвинялись в завышении цен на CD и кассеты. И после четырехлетнего разбирательства потребители выиграли дело - с 20 февраля началась рассылка чеков с компенсацией. И хотя сумма одного чека мизерна, меньше 14 долларов, - сейчас за эти деньги даже новый компакт не купишь, - общий размер компенсаций наличными составил 67 млн. долларов (плюс еще 75 миллионов ответчики обязаны потратить на печать бесплатных CD, которые будут розданы общественным и некоммерческим организациям). Причем решение суда относится только к гражданам США, покупавшим диски и кассеты с начала 1995 по конец 2000 года. Всем остальным, увы, досталось только моральное удовлетворение.

Возвращаясь к логической цепочке о воре и тюрьме. Получается, что музыкальные издатели грабили потребителей по всему миру, а отделались, в общем-то, легким испугом.

Явка с повинной

Не отвлекаясь на вопрос, кто больше украл и кто первый начал - лэйблы или меломаны, - эксперты EFF предложили следующий вариант перемирия. Исходили они из того, что звукоиздателям, не получающим сейчас от пиринговых сетей почти ничего, и меломанам, которых RIAA считает преступниками, сложившаяся патовая ситуация одинаково невыгодна. Почти одинаково. Музыкантам и издателям нужны деньги, а слушатели, привыкшие скачивать любимые композиции из Интернета, так просто от дармового источника не откажутся. Несколько месяцев назад казалось, что панацеей станет iTunes, однако многим этот сервис не нравится - из-за лицензионных ограничений на использование файлов (к примеру, переслать купленный файл товарищу весьма и весьма проблематично), а также потому, что каталоги iTunes хоть и внушительны - порядка 500 тысяч песен, но все же заметно уступают спонтанно составленным каталогам KaZaA, eDonkey и прочих Р2Р-сетей.

Так почему же не воспользоваться этими готовыми каталогами? Почему бы музыкальной индустрии не легитимизировать их? Разумеется, не за просто так: каждый любитель музыки будет платить, допустим, пять долларов в месяц за право пользоваться пиринговыми сетями. Собранные деньги делятся между правообладателями "по справедливости": кого больше скачали, тот больше и заработал. Существуют компании, отслеживающие активность в пиринговых сетях, поэтому со статистикой трудностей не будет. Техническое решение этой проблемы тривиально.

Предложенную схему назвали добровольным коллективным лицензированием. И ничего нового в ней нет - по схожему сценарию уже десятки лет работают радиостанции. Они крутят что угодно и делают небольшие отчисления специальным агентствам - типа ASCAP. За год эти ручейки превращаются в миллионодолларовую реку, откуда и в итоге правообладатели и черпают живительную влагу. Схема не лишена недостатков, зато позволяет примирить волков и овец, не изменяя закона об авторском праве.

Почем индульгенции?

Остается вопрос: сколько денег нужно музыкальной индустрии? В предложении EFF фигурирует цифра 5 долларов ежемесячно, что дает больше 3 миллиардов в год, если считать, что файлами обменивается 60 млн. американцев. Три миллиарда чистой прибыли - ни на маркетинг, ни на производство компакт-дисков тратиться не придется. Даже оцифровку пользователи вполне могут сделать самостоятельно - в этом они за последние несколько лет поднаторели. Сумма более чем серьезная, если вспомнить, что ежегодный оборот музыкальной индустрии - "всего" 11 млрд. долларов.

Имеет ли смысл вводить больший сбор? В EFF полагают, что вряд ли: если пять долларов с человека - цифра поистине символическая и тех, кто откажется платить, будет немного, то уже на десяти долларах "хозяйственная жилка" может пересилить. Кроме того, против большей наценки наверняка выступят производители оборудования и провайдеры, на которых и будет возложена почетная обязанность собирать эти деньги. Сам процесс сбора в EFF представляют следующим образом: человек может платить за безлимитный высокоскоростной доступ в Интернет, допустим, 30 долларов в месяц, а за точно такое же подключение, но "с отпущением грехов", - 35 долларов. Лишнюю пятерку провайдер перечисляет гипотетическому агентству по охране авторских прав.

Что же произойдет с iTunes, Napster 2.0 и другими подобными сервисами? В предложении EFF оптимистично предполагается, что с появлением легальных конкурентов они станут только лучше.

Правила меняются?

С точки зрения нормального бизнеса, EFF - это сборище технократических экстремистов. Однако звукозаписывающие компании в своей борьбе за копирайт неожиданно оказались в меньшинстве. В этом смысле очень показательна недавняя реплика Крэйга Барретта из Intel: "пока правило copy-once остается в силе, о полной реализации концепции цифрового дома можно и не помышлять; необходимо освободить цифровой контент от любых ограничений на копирование в пределах дома". И Барретт в своем мнении не одинок. То, что правила игры изменились, понимают многие.

Опубликованный первого марта отчет Комитета по экономическому развитию "Содействие инновациям и экономический рост: ключевая проблема цифровой интеллектуальной собственности" местами так вольнодумен, что под некоторыми его положениями могли бы стоять подписи Лоренса Лессига и Джона Перри Барлоу. Отчет, однако, подготовлен довольно консервативной организацией, которая стояла у истоков плана Маршалла и непосредственно участвовала в создании МВФ. Масштаб, думаю, понятен. Руководил подготовкой документа вице-президент IBM Пол Хорн, которого вряд ли можно заподозрить в симпатиях к eDonkey или KaZaA.

Что же такого в этом отчете, что упомянутый Лоренс Лессиг назвал его "замечательным", упомянув, что "выводы, сделанные авторами, абсолютно верны, и единственный способ сделать их еще более убедительными - это вложить в уста таких надежных организаций, как Комитет". Вкратце заключения экспертов сводятся к следующему:

- Торопиться не надо. Поспешные поправки к закону о копирайте могут только усугубить и без того непростые отношения между потребителями и производителями цифрового контента. Ближайшие два года следует посвятить поиску компромисса между интересами потребителей и производителей.

- Необходимо сосредоточить усилия не на придумывании новых ограничений, а на создании бизнес-моделей, при которых воровать будет невыгодно. Хорошая бизнес-модель не нуждается в защите.

- Нужно как можно дольше не подпускать к этому вопросу государство. Вопросы взаимоотношений потребителей и владельцев копирайта лучше решить мирными, рыночными методами.

- Кроме того, должны быть рассмотрены рыночные механизмы, при которых правообладателям было бы выгодно отдавать свои работы в свободный доступ до истечения формального срока действия копирайта.

Авторов отчета мало интересовали трудности тех, кто скачивает файлы. Одной из главных тем стали проблемы так называемых "последователей" - людей, которые создают новый контент, частично базируясь на материалах, защищенных авторским правом. Собственно, последний пункт как раз об этом.

Уже известна и реакция MPAA (Motion Picture Association of America, Американская Ассоциация кинопроизводителей) и RIAA. Джек Валенти (Jack Valenti), президент MPAA, заявил, что отчета еще не видел, но к высказываниям о защите потребителей в контексте копирайта относится критически: "если весь цифровой контент будет доступен бесплатно, то кто решится инвестировать 50–60 миллионов долларов в съемки фильма?" Кэри Шерман (Cary Sherman), президент RIAA, отозвался об отчете неожиданно мягко, заметив, что в нем "мало с чем можно не согласиться". В частности, Шерман тоже считает, что государство к решению проблем музыкальной индустрии привлекать пока не следует. Однако "никто не должен думать, что мы будем ждать вечно". Судя по последней цитате, сами звукоиздатели решить свои проблемы не то чтобы не могут, а просто не хотят. Действительно, куда проще чуть-чуть подождать - вдруг кто согласится платить по 21 доллару за каждый гигабайт на жестком диске (такое предложение делалось производителям винчестеров, но те, слава богу, сумели отбиться).

А вот о предложении EFF вице-президент RIAA Дэвид Сатфен (David Sutphen) отозвался так: "не умно и не логично".

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.