Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Sun без перевода

Архив
автор : Владимир Гуриев   27.02.2004

Честно говоря, мы чувствовали себя слегка виноватыми перед Sun, поскольку приложили руку к созданию образа компании как антагониста Microsoft. На самом деле, мы ценим ее не только за это.

Честно говоря, мы чувствовали себя слегка виноватыми перед Sun, поскольку приложили руку к созданию образа компании как антагониста Microsoft. На самом деле, мы ценим ее не только за это. Sun - это Java, Solaris, тонкие клиенты, UltraSPARC и многое другое. Узнав, что в России происходит совещание руководства региона, мы решили задать несколько вопросов вице-президенту компании по Европе, Ближнему Востоку и Африке Дени Эро, ответственной за развитие продаж и маркетинг Элли Уорнер и главе российского представительства Sun Сергею Тарасову. И от волнения дали маху.

Беседуя с Крейгом Манди, мы пользовались услугами переводчика, что, разумеется, затянуло интервью. Половину вопросов мы тогда так и не задали. На сей раз мы решили поступить умнее и попросили менеджера по маркетинговым коммуникациям Екатерину Горон переводить только наши вопросы, поскольку пассивный английский у обоих вроде бы в порядке.

Это была ошибка. Оказалось, что пассивный английский у нас в порядке, только когда мы слушаем размеренного и неторопливого Манди. Элли Уорнер говорит очень быстро, Дени Эро - чуть медленнее, но с сильным французским акцентом.

Начал Дени с перечисления достижений Sun Microsystems в России и СНГ. По его словам, российский рынок очень важен для компании, и растет он гигантскими темпами, гораздо быстрее, чем предполагали в штаб-квартире…

- Мы правильно понимаем, что успехи компании в нашей стране больше касаются "железа", нежели программного обеспечения?

Д.Э.: Одно тянет за собой другое. Sun предлагает решения. И когда мы говорим о технике, это тянет за собой бизнес по ее обслуживанию и, разумеется, бизнес по продаже ПО.

- Для нашего читателя Sun не столько поставщик серверов, сколько "крестный отец Java" и компания, противостоящая Microsoft. А в прошлом году Sun удалось договориться с Китаем чуть ли не о государственном продвижении своей платформы на базе Linux. В отношении России у вас нет подобных планов?

Д.Э.: Совершенно верно. Контракт, подписанный китайским руководством и Sun, предусматривает приобретение на первом этапе нескольких сотен тысяч JDS (Java Desktop System). Вообще же, речь идет о миллионах лицензий. Подобные планы есть у Sun не только в отношении России или Китая, мы работаем по всему миру.

И речь не идет о том, что правительства и крупные государственные организации должны отказаться от использования ПО от Microsoft. Просто мы считаем, что этому рынку нужны альтернативные решения. Поэтому мы подписали соглашение с китайским правительством и делаем все возможное, чтобы добиться такого же успеха в других странах. В том числе и в России. Реализация подобных соглашений - дело не слишком быстрое, но мы верим, что российское правительство от появления этой альтернативы только выигрывает.

Элли Уорнер оживляется и начинает рассказывать о том, что выиграет сторона, подписавшая контракт с Sun. В ближайшее время, говорит она, будет объявлено еще о нескольких крупных сделках.

Д.Э.: Может, в качестве примера я расскажу, как это происходит в Великобритании? Мы только что подписали большой контракт с британским правительством, согласно которому старую инфраструктуру заменит новая: Sun Ray, StarOffice и т. д. Или взять Саудовскую Аравию: в прошлом квартале мы поставили туда тысячи станций Sun Ray и тысячи лицензий на StarOffice. Можно также вспомнить о проекте в Ростове, когда рабочими станциями Sun Ray был оборудован один из банков и его филиалы. Рынок реагирует на наши инициативы очень хорошо.

С.Т.: Буквально вчера был подписан сертификат на средства безопасности для российского правительства.

- Вопрос, который приходит в голову после перечисления всех этих успехов. Используются ли в самой Sun продукты Microsoft?

На лицах собеседников легкое изумление. Сергей Тарасов, показывая на свой рабочий стол, предлагает осмотреть его компьютер и убедиться в том, что никаких программ от Microsoft на нем не запущено. При этом Сергей выглядит как фокусник, демонстрирующий зрителям цилиндр, прежде чем вынуть из него кролика. "Нет, - говорит Элли Уорнер, - мы подаем пример нашим клиентам и работаем только на собственном программном обеспечении".

Д.Э.: Я много путешествую, и для меня инфраструктура Sun очень удобна. Я могу приехать в любую страну, подойти к любому компьютеру в офисе, вставить свою карточку и сразу же оказываюсь в своем рабочем окружении…

С.Т.: Я покажу.

Он подходит к компьютеру и начинает набирать текст письма в Netscape.

С.Т.: Запомните, где мигает курсор. А теперь давайте пройдем в другую комнату.

Сергей вынимает карточку из слота. Компьютер моментально выключается. Мы выходим из кабинета и попадаем в "аквариум", разделенный перегородками. Сергей подходит к первому свободному компьютеру и вставляет карточку.

С.Т.: Компьютер включается моментально. Тут, по большому счету, монитор разогревается дольше…

На экране появляется тот же рабочий стол, который мы видели в кабинете. Открытое окно с недописанным письмом...

С.Т.: Видите, где курсор? На том же месте. Кроме того, когда я подключаюсь, система автоматически определяет, за какой станцией я нахожусь. Так что я всегда знаю, где сейчас мои коллеги. Ну, допустим...

В этот момент мимо нас проходит загорелый бородатый мужчина слегка растерянного вида. Сергей кивает ему и загружает в браузере страничку внутреннего сайта со списком сотрудников.

С.Т.: Здесь видно, что он сегодня прилетел из Йоханнесбурга, а теперь полетит в Мюнхен.

Теперь понятно, почему мужчина растерян. Для человека, которого по пути из Йоханнесбурга в Мюнхен занесло в Москву, он еще хорошо держится.
Покончив с фокусами, мы возвращаемся в кабинет.

Д.Э.: Думаю, неплохим доказательством эффективности нашего ПО является то, что Sun (следует подробное перечисление финансовых достижений компании. - "КТ") сама полностью полагается на него.

- А что мешает операционным системам на базе Linux - необязательно от Sun - в комплекте со StarOffice завоевать популярность? Почему люди тратят сотни долларов на Microsoft Office, если тот же StarOffice для личного использования вообще бесплатен?

StarOffice, правда, давно не бесплатен даже для некоммерческого использования. Тем, кто не хочет платить за офисный пакет, Sun предлагает установить OpenOffice. Но наша маленькая хитрость не помогла. Профессиональный топ-менеджер отвечает не на тот вопрос, который был задан, а на тот, который ему хочется раскрыть...

Э.У.: Наверное, определенное значение имеет наличие локализованных версий пакета. Но многие компании и государственные предприятия уже сделали выбор в пользу StarOffice, так как это сулит им значительную экономию, особенно на этапе сопровождения. Поэтому я думаю, что крупных сделок по поставкам StarOffice будет все больше и больше.

Д.Э.: Нужно отметить, что в отличие от Microsoft мы не фокусируемся на потребительском рынке. Наши клиенты - государственные организации и крупные компании. Кроме того, вы прекрасно знаете, как много Microsoft тратит на маркетинг. Это работает на потребительском рынке, но у корпоративных клиентов иная психология. И в Китае, например, нам удалось добиться желаемого. Мы успешно работаем в России, и когда банки, телекоммуникационные компании или правительственные институты переходят на наши пакеты, они зачастую делают это, чтобы уменьшить стоимость владения ПО. Мы предлагаем конкурентоспособное альтернативное решение.

Не уверены, что вопрос по адресу, но что происходит с проектом Looking Glass? Определены ли примерные сроки его завершения? Известно ли, в каком виде он будет поставляться на рынок?

Looking Glass - это новая операционная среда от Sun с трехмерным пользовательским интерфейсом (см. подробности и скриншоты). Осенью ее показывали на Comdex, но когда выйдет бета-версия, неизвестно. Наши собеседники о Looking Glass не знают, что, впрочем, неудивительно: держать в голове все проекты такой большой компании, как Sun, трудно. А Looking Glass пока вообще исследовательский проект. Впрочем, Сергей Тарасов заходит на один из внутренних сайтов Sun и после недолгого изучения сообщает, что бета, скорее всего, будет доступна через несколько месяцев. С некоторой неохотой мы возвращаемся к земным делам.

- В последние несколько лет мощность процессоров, предназначенных для потребительского рынка, существенно выросла. Не кажется ли вам, что они уже конкурируют с высокопроизводительными процессорами? Например, с UltraSPARC? Sun пока не собирается полностью переключиться на продукцию от Intel и AMD?

Д.Э.: Sun разрабатывает процессоры UltraSPARC, и в феврале этого года появятся "спарки" четвертого поколения. Они предназначены для систем класса hi-end, которым критически важна высокая производительность, например, для базы данных Oracle. C другой стороны, мы подписали соглашение с AMD, о чем было объявлено на Comdex, и выпускаем серверы на базе процессоров от AMD. Причем покупатели могут выбирать операционную систему, чтобы можно было легко интегрировать серверы в уже имеющуюся инфраструктуру - Red Hat, SuSE или Solaris. Мы, конечно, продвигаем Solaris, но если покупателю нужна Red Hat, он получит Red Hat.

Дени вспоминает, что ему давно пора в аэропорт, и быстро рассказывает о сотрудничестве с Intel: в принципе, Sun предлагала х86-версию Solaris уже давно, но сама стала продавать серверы на базе интеловских процессоров около полутора лет назад.

Поэтому, - подытоживает Эро, - можно сказать, что мы поддерживаем все платформы - и AMD, и Intel, и SPARC. И никакого противоречия здесь нет, все это части общей стратегии компании.

Хотя Дени не говорит об этом, но очевидно, что под стратегией Sun подразумевается наиболее полное удовлетворение потребностей клиента. Разумеется, в рамках линейки продуктов Sun. На вопрос о внутренней конкуренции разных чипов вице-президент, тем не менее, не ответил, но переспрашивать уже нет времени. Дени Эро действительно очень торопится, и мы остаемся с Сергеем Тарасовым, Екатериной Горон и Элли Уорнер.

- Не были ли в Sun разочарованы тем, как продвигается Linux? Частично мы уже затронули эту тему, но на рынке серверов, который больше всего интересует Sun, у Linux как раз все более или менее в порядке. Чего нельзя сказать о рынке домашних или корпоративных систем для десктопа. Не было ли завышенных ожиданий и, как следствие, разочарования?

С.Т.: Для каждой операционной системы существует своя ниша. И мы рассматриваем Linux как операционную систему для...

- Серверов?

С.Т.: ...серверов нижнего уровня! Наши большие системы мы не собираемся переводить на Linux. Там мы используем Solaris по той простой причине, что он лучше работает.

- Мы спрашиваем немного о другом. Несколько лет назад многие верили, что пройдет год-два и Linux ощутимо потеснит Windows на рынке настольных систем. И, скажем, покупка компанией Sun пакета StarOffice выглядела отчасти продиктованной этими соображениями. Однако ничего подобного не произошло. Нет ли у Sun разочарования?

Элли Уорнер долго рассказывает о достоинствах StarOffice, но, в конце концов, возвращается к вопросу.

Э.У.: Я абсолютно уверена, что главный фактор при выборе офисного ПО - наличие локализованной версии с полной поддержкой языка. Если этого нет, то и лучшая цена, и лучшие возможности отходят на второй план.

Нужно сказать, что русский вариант StarOffice существует. Правда, седьмая версия еще не локализована.

Хотя в некоторых странах нам удалось добиться больших успехов и с английской версией StarOffice.

С.Т.: У каждой компании есть свой рынок. Microsoft делает основные деньги на потребительском рынке, Sun - на корпоративном. Речь не шла и не идет о том, что мы хотим делать деньги на рабочих станциях. Это не наш бизнес. Даже тот монитор - написано "Sun Microsystems" - но это, конечно, third-party product. К тому же, на Западе ОС Linux распространена гораздо шире, чем в России. Российская специфика заключается в том, что никто за ПО не платит, и программы за сотни долларов берут for free. Пока в России не прекратят воровать, никаких перспектив у Linux здесь нет.

Так что насчет разочарования - для нас это не первичный рынок.

- Тонкие клиенты, Java... Со стороны иногда кажется, что Sun предлагает удачные идеи раньше времени, когда рынок к ним еще не готов, и это позволяет другим компаниям подхватить ту или иную идею и заработать на ней. Создается впечатление, что в Sun слишком хорошо с генерацией идей, но не слишком хорошо с маркетингом...

Э.У.: Вопрос, конечно, интересный. Вы имеете в виду тонкие клиенты или у вас есть другие примеры?

С.Т.: Он говорил и о Java…

С.Т. и Э.У. (вместе): ...Но это же совсем другая история!

Э.У.: Сама идея Java состояла в полной открытости…

Опасаясь, что разговор снова уйдет в сторону, мы пытаемся уточнить вопрос на лету.

- А как же скандал с Microsoft? А как же появление С# - языка программирования, на который Java оказал непосредственное влияние?

С.Т.: Но истории отличаются… Отличаются.

Э.У.: Полностью согласна.

В ходе небольшого обсуждения мы уточняем, кто и что имел в виду.

Э.У.: Sun инвестирует в разработку новых продуктов около двух миллиардов долларов в год. И продукт за продуктом, цель за целью мы добиваемся успеха, что непосредственно отражается на прибыли. Мы - успешная компания. Но, в то же время, Sun - очень технологическая фирма. Одна из самых технологических на рынке. Наш успех - это, прежде всего, успех наших технологий. Может быть, иногда мы опережаем рынок (хотя большинство технологий разрабатываются с учетом нужд наших клиентов), но мы можем себе это позволить. Большинство наших разработок востребованы.

- Если говорить о продвижении продуктов Sun, чем-то российские клиенты отличаются от, допустим, британских?

С.Т.: Первое: у нас все происходит чуть-чуть позже, чем в других странах. И Россия имеет возможность не принимать те идеи, которые не подтвердились на Западе. Второе: в России нет унаследованных систем. Россия все делает с чистого листа. Если нет унаследованных систем, то нет необходимости перекладывать старые приложения на новую платформу.

- А вдруг клиент, у которого нет унаследованных систем, скажем, на Solaris, уйдет к конкурентам? Хотя бы к той же Microsoft…

С.Т.: На этом рынке мы не слишком конкурируем с Microsoft… Кстати, возможно, вас это удивит, но обороты российских отделений Microsoft и Sun примерно равны. Я уверен, что мы даже более прибыльны. Разумеется, многие слышали о Microsoft и не слышали о Sun, но с точки зрения оборотов...

- Спрашивать о конкретных цифрах, наверное, было бы невежливо

С.Т.: Невежливо, потому что Microsoft не называет конкретные цифры! А известность - это вопрос маркетинга. В России, где рынок, в основном, потребительский, все знают, к примеру, такие компании, как LG или Siemens, у которых сильные позиции на консьюмерском рынке. И возвращаясь к вашему вопросу. Еще одна особенность России: у нас воруют. У нас не принято покупать программное обеспечение.

- У Sun тоже воруют?

С.Т.: Нет, у нас нет. Но посещение рынка на Горбушке все ставит на свои места. Поэтому компания, продукты которой распространяются практически бесплатно, естественно, представлена наиболее широко. А если бы покупали...

Сотрудники Sun мечтательно замолкают, вероятно, представляя себе тот прекрасный день, когда "мужик стар-офисы, соларисы с базара понесёт"...

Э.У.: Хотела бы добавить, что я довольно давно не работала в Британии и провела семь лет в Африке и на Ближнем Востоке. Последние два года - в Центральной Европе, в Казахстане и Турции. Йоханнесбург, Ботсвана, Греция - потребители везде одинаковы. Они хотят одного и того же: получить как можно больше эффективности за меньшие деньги, причем, по возможности, не усложняя системы.

Мы уже собираемся уходить, когда Элли Уорнер вдруг спрашивает: Вы все время говорили о Microsoft. А с чем это связано?

По-русски объясняем, что для наших читателей Sun, прежде всего, конкурент Microsoft. К тому же, Скотт Макнили, президент Sun, в каждой речи посылает проклятия на головы всех, кто причастен к созданию Windows...

Услышав имя верховного главнокомандующего, Элли смеется и кивает: Все понятно, переводить не нужно.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.