Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Край ничейного поля

Архив
автор : Дмитрий Баюк   04.03.2004

Первая фаза Всемирной встречи на высшем уровне по проблемам информационного общества (World Summit on the Information Society) завершилась в Женеве 12 декабря прошлого года. Саммит был посвящен проблемам превращения индустриального общества в постиндустриальное. И в частности, новому "плану Маршалла", цель которого - открыть доступ к информации странам, пока его не имеющим.

Первая фаза Всемирной встречи на высшем уровне по проблемам информационного общества (World Summit on the Information Society) завершилась в Женеве 12 декабря прошлого года. Саммит был посвящен проблемам превращения индустриального общества в постиндустриальное. И в частности, новому "плану Маршалла", цель которого - открыть доступ к информации странам, пока его не имеющим.

Вторая фаза саммита пройдет в ноябре 2005 года в Тунисе. Собственно, все важные решения будут приняты там. Пока же дело не продвинулось дальше "Декларации принципов" и проекта "Плана действий". И все же, чтобы поучаствовать во встрече, на берег бурной в эти дни Роны к вечеру 9 декабря съехались более 11 тысяч человек из 170 стран мира. Для небольшой и в чем-то очень провинциальной Женевы нашествие такого полчища - целая проблема. Уже с середины лета было невозможно найти места в гостинице на эту неделю, и те, кто не успел подготовиться к поездке, были вынуждены поселиться в Лозанне или даже в Монтрё и тратить по часу и сорок франков, ежедневно добираясь до Женевы и обратно.

Вместить сразу всех участников саммита мог лишь выставочный комплекс PALEXPO, расположенный неподалеку от аэропорта. Однако и в его огромный зал 10 декабря, в день торжественного открытия, не удалось попасть многим представителям общественных организаций. Единственный вход уже за полчаса до начала блокировали полицейские, специально вызванные из северных кантонов страны. В результате, внушительная толпа осталась в фойе и следила за выступлением Кофи Аннана по мониторам. Впрочем, во время пленарных заседаний мест в зале было более чем достаточно.

О необходимости проведения саммита пять лет назад заговорил Международный союз электросвязи (International Telecommunication Union). Его инициативу поддержали 25 ведущих телекоммуникационных корпораций, прежде всего Nokia, причем поддержали не только словами, но и финансами, выступив в качестве спонсоров. Так что, в результате, и ООН согласилась, что такую встречу надо провести.

Смысл саммита, равно как и резоны корпораций, можно сформулировать так: пока доступ к мировым информационным ресурсам имеют лишь богатые страны. В Европе с мобильными телефонами ходят около 85% жителей, примерно столько же имеют доступ в интернет. А почти вся Африка живет не только без интернета и мобильной связи, но и без радио и телевидения. Образовавшийся технологический перекос можно исправить, но за чей счет? Самих африканских стран? Но они и так бедны, как церковные мыши, к тому же, все, что у них есть, съедают военные бюджеты. За счет самих корпораций? Однако от подобных крупномасштабных акций они должны получать прибыль, а не подвергать себя неминуемому разорению. Единственный выход - деньги будут давать благополучные страны, а контроль за их распределением возьмет на себя ООН.

Иначе говоря, производители телекоммуникационного оборудования решили использовать ООН как инструмент для давления на правительства развитых стран, дабы заставить последние оплачивать поставку оборудования и технологий в страны развивающиеся. Такой взгляд на происходящее не лишен оснований, но в то же время несколько банализирует весь драматизм момента. Ведь, вопреки известному марксистскому тезису, обеднение бедных вовсе не является необходимым условием обогащения богатых. Изменения в социальной структуре развитых стран в ХХ веке наглядно это доказали. А в веке наступившем ООН ставит перед собой задачу "непрерываемого" (sustainable) развития, что невозможно при наличии в мире бедных стран. Тут-то и выясняется, что в современном обществе путь к процветанию может лежать только через знания, сиречь информацию.

Разговоры запросто

Одноклассника Женю я встретил вечером 9 декабря, поднимаясь на эскалаторе к тому самому холлу, где на следующий день должно было проходить торжественное открытие. Женя прилетел на саммит, ему предстояло принять участие в единственном круглом столе, который организовывала многочисленная российская делегация.

Мы провели вечер в приятных прогулках по Женеве. Поужинали в небольшом ресторанчике недалеко от собора св. Петра, расположенного на самом высоком месте города (луковый суп местным поварам явно не удался, зато каре ягненка было бесподобно, равно как и "Берег Роны" 1999 года). Я не мог не выразить Жене недоумения относительно формы и масштабов участия России в том необычном мероприятии, в котором волею судеб предстояло поучаствовать и нам. "В России IT нет, - категорично заявил Женя. - Нынешнее руководство уже догадалось, где в нашей стране находятся деньги, и сейчас стремится лишь к тому, чтобы сосредоточить в одних руках контроль над ними. Не будем уточнять, в чьих именно руках.


Понятно, что мобильная связь - надежный источник постоянно растущего дохода, - продолжал Женя свой язвительный комментарий. - Негоже ему оставаться без присмотра. А о том, что такое, например, информационная поддержка принятия решений, никто и слыхом не слыхивал. Потому и думать об этом не хотят. У IT в России самые печальные перспективы. Даже хуже, чем при Советах".

Скромность и пассивность российской делегации на саммите не могла быть случайной. Но она не была и совсем необъяснимой. Если исходить из предположения, что главная цель собравшихся - перераспределить телекоммуникационные финансы, заставив богатых поделиться с бедными, то Россия, которую за бедную уже никто не держит, может опасаться, что, не ровен час, лет эдак через десять кто-то может принять ее уже и за богатую и потребовать денег на нужды ООН. А с другой стороны, и в те не столь уж давние времена, когда Россию все еще считали бедной и охотно давали ей деньги, проблемы с телекоммуникацией, кажется, беспокоили только Джорджа Сороса. Тогда как последний считал, что всем столичным исследовательским учреждениям необходим полноценный доступ в интернет, министр связи Бугаев со страниц газет заверял граждан, что телефонными линиями страна обеспечена на десять лет вперед. Интернет в России развивался не столько благодаря, сколько вопреки стараниям отечественных чиновников, при их полном непонимании происходящего.

Информационная лихорадка в постиндустриальном обществе

Идентификацией постиндустриального общества как информационного мы обязаны американскому социологу неомарксистского направления Дэниелу Беллу, выпустившему в 1976 году книгу "Приближение постиндустриального общества: опыт социального прогноза". Появившись через десятилетие после первой (тоже превосходной) книги "Конец идеологии", она была обречена на успех, хотя сейчас ее даже в Америке мало кто вспоминает. Правда, здесь, в Женеве, на нее ссылались не раз.

Именно Белл указал на то, что развитие технологической революции идет по следующей траектории: примитивное производство, индустриальное производство, информационное производство. Ситуация с постиндустриальной революцией очень похожа на революцию индустриальную, проходившую в Европе в XVIII веке. Ниоткуда не следует, что до той поры не выплавлялся металл или не валялось сукно. Но в один прекрасный момент их производство ставится на промышленные рельсы. Так и информация производится с тех пор, как человечество научилось говорить. Однако теперь производство информации стало отраслью промышленности, причем одной из самых развитых и капитализированных. Например, в корзине потребляемых продуктов цивилизации все большее место занимают развлечения и информационные услуги.

Формулируется ли построение постиндустриального общества как цель или как неотвратимое будущее, к этому будущему, желанно оно или нет, надо готовиться. И готовиться, не откладывая. По-видимому, страны, входящие в ООН, это поняли. Недаром основной рабочий документ саммита называется "Декларация принципов: Построение информационного общества - глобальная задача в новом тысячелетии". Конечно, целого тысячелетия на это не будет, но и браться за дело сразу, не подумав, не стоит. Поэтому в окончательном виде "План действий" принят пока не был: в ноябре 2005 года в Тунисе состоится вторая встреча, там и примут.

Как водится, мероприятию подобного уровня сопутствовало множество конференций, заседаний, круглых столов, а также крупная выставка информационных и коммуникационных технологий. Накануне открытия саммита свою конференцию провела ЮНЕСКО. Выступая перед собравшимися, лауреат Нобелевской премии по экономике Гэри Беккер отметил, что "мы находимся в середине важнейшего в истории преобразования: если до сих пор компьютер оставался пусть удобной, но все же частной разновидностью бытовой техники, то с созданием компьютерных сетей он стал важнейшим средством информации". И тут же добавил: "И образования". Далее последовал продолжительный рассказ о том, как информационные технологии и компьютерные коммуникации повышают эффективность образования.

О дистанционном образовании много говорилось не только на конференции ЮНЕСКО, но и на Всемирном форуме по информационному обществу, который здесь же, в Женеве, 8 и 9 декабря проводил Фонд развития международных исследований. Тут не только личные впечатления, но и результаты социологических исследований убедительно показывали, что быть отрезанным от интернета, значит, быть лишенным возможности получить полноценное образование. Для справки, даже в Индонезии, одной из самых развитых стран Азии, к интернету имеют доступ не более 1% населения.

Ничейная земля

Обсуждавшийся на саммите проект "Плана действий" содержит весьма амбициозные задачи: "Обеспечить подключением на базе ИКТ (информационные и коммуникационные технологии. - Д.Б.) деревни и создать в них пункты коллективного доступа; обеспечить подключением на базе ИКТ университеты, колледжи, средние и начальные школы; обеспечить подключением на базе ИКТ научно-исследовательские центры; обеспечить подключением на базе ИКТ публичные библиотеки, культурные центры, музеи, почтовые отделения и архивы; обеспечить подключением на базе ИКТ центры здравоохранения и больницы; обеспечить подключением все местные и центральные государственные учреждения и обеспечить наличие у них веб-сайтов и адресов электронной почты; внести изменения в программы всех начальных и средних школ, с тем чтобы включить в них задачи, выдвинутые информационным обществом, с учетом национальных особенностей; обеспечить все население планеты доступом к службам теле- и радиовещания…".

Реализация столь амбициозной программы потребует существенных вложений, но даже не это самый больной вопрос. Гораздо труднее решить, кто будет все это делать и как. Многие правительства отнюдь не в восторге, что их граждане могут получить слишком широкий доступ к информации, и вполне реальна опасность, что информация, которая будет предоставляться ИКТ, окажется столь же тенденциозной, сколь и та, что передается обычными средствами.

И африканские, и некоторые азиатские страны опасаются культурного империализма просветителей. Тема, предложенная российской делегацией для круглого стола, выдает тайные опасения. Безопасность информации, передаваемой в Сети - сюжет необъятный. Тут и противодействие российским хакерам, крадущим номера кредитных карт по всему миру и ломающим шлюзы банковских интрасетей, и охрана электронных историй болезни, которым надлежит быть доступными в любой части мира, куда может попасть потенциальный пациент, но закрытым для несанкционированного доступа. Однако российское правительство, кажется, много больше обеспокоено защитой своих секретов от собственных граждан, кои по возможности не должны даже знать, что именно им знать не положено.

Информационная закрытость - одна из главных черт традиционных обществ, особенно тяготеющих к тоталитаризму. На это обстоятельство указывал еще в 1930-ые годы известный австрийский философ Карл Поппер в книге "Открытое общество и его враги". Преодоление этой закрытости - задача, скорее, культурная, нежели технологическая. Еще одним свидетельством тому стала вышеупомянутая выставка. Российских стендов было всего два. Один из них, принадлежащий компании "Российские спутниковые телесистемы", выглядел давно заброшенным. Казалось, о его существовании забыли задолго до открытия самой выставки. Однако на другом стенде, принадлежащем компании "Витанет", царило радостное оживление. Тут можно было повстречать практически всех членов российской делегации, включая самого господина Реймана. Толклись какие-то фотографы и операторы с телекамерами. Их можно было понять: хотя стенд располагался на самом краю выставочного поля, главную его часть занимал блестящий тюнинговый КамАЗ с красной надписью Mobile Telemedicine Unit. Как объяснил мне главный конструктор сооружения Валерий Костенко, "юнит" представляет собой хорошо оснащенную передвижную флюорографическую лабораторию. Функции медсестры исполняет по совместительству водитель, перебираясь из кабины в переоборудованный кузов. Там ему надо только нажимать на кнопку и кричать "дышать! - не дышать!" пациенту, для которого есть отдельный вход и небольшая камера, надежно укрывающая водителя и от излучения, и от возможных микробов.

Самое интересное происходит уже после нажатия кнопки. Снимок через спутник передается в Москву, в один из крупных туберкулезных центров, где пациенту поставят диагноз и так же через спутник отправят обратно. Так что будет колесить такой грузовик по Африке и проводить поголовную дистанционную диспансеризацию.

Образ одинокого серебристого КамАЗа с круглой спутниковой антенной на крыше, бороздящего бескрайние просторы Черного континента в поисках туберкулезных больных, вызвал воспоминание о популярной книжке по теории информации, прочитанной в детстве. Книжка называлась "Репортаж с ничейной земли". Тогда у нас дома еще не было цветного телевизора, а телефон только-только поставили. Все это давно уже не так. Если мои домашние несколько дней подряд не подходят к телевизору, то только потому, что новости извлекают из интернета, а кино смотрят на ноутбуке с DVD-приставкой. Но сейчас, осматривая чудо отечественной техники, безусловно имеющее отношение и к информационным, и к телекоммуникационным технологиям, более того, искренне радуясь за сотрудников Института космических исследований, изготовивших его в свободное от основной работы время, я не мог не подумать, что "земля-то до сих пор остается ничейной", и это, наверное, нескоро изменится.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.