Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Тысяча и один шанс

Архив
автор : Василий Щепетнев   28.01.2004

Читаю ли я книжку, пишу историю Навь-Города, гуляю с Шерлоком или просто сплю — все это время в одном из окон компьютера на «Арене» бодаются шахматные программы.

Читаю ли я книжку, пишу историю Навь-Города, гуляю с Шерлоком или просто сплю — все это время в одном из окон компьютера на «Арене» бодаются шахматные программы. Кто кого. Пусть отберется достойнейшая, и уж потом я с ней и встречусь.

Вот «Альдебаран» бьет «Бетельгейзе» — два-ноль, три-ноль, пять-один. Казалось бы, дело ясное, ан нет. После сотой партии положение выравнивается, к двухсотой «Бетельгейзе» потихонечку выходит вперед, а к тысячной ее превосходство становится бесспорным.

Все правильно, говорят товарищи по счастью из конференции rec. games. chess. computer. Для статистической достоверности чем больше партий сыграно, тем надежнее. Смешно выводить закономерности на основании пяти или десяти игр. Тысяча — куда ни шло.

В шахматах смешно, а в жизни? Тут не то что десяток событий, порой одно только в жизни и бывает. Один лишь раз Мирович пытался вызволить из заточения законного государя Ивана Шестого, один лишь раз декабристы вывели солдат на Сенатскую площадь, один лишь раз полковник Штауфенберг принес адский чемоданчик в ставку Гитлера.

Будь у Мировича хотя бы сто попыток, в какой-нибудь он взял бы да и вызволил Ивана. Или знаменитое Ватерлоо. Единожды сыгранное (недаром же любили выражение «театр военных действий») — и сошедшее со сцены. Бой на Курской дуге, Бородинская битва, Геттисберг, Марна, битва под Москвой, походы Юденича, Деникина и Врангеля — штуки единичные. А ведь все могло быть иначе! Миру, чтобы проявилась статистическая закономерность, нужен не один шанс — а тысяча и один!

Не бывает, говорят профессиональные историки. История не знает сослагательного наклонения! Все, что произошло, есть результат закономерного развития человечества.

История много чего не знает, История как наука сейчас лишь становится на задние ноги, а прежде (если не поныне) она ползала, как любопытный, но ограниченный в возможностях полугодовалый карапуз. Есть ли вообще такая дисциплина, как История? Или она дробится на историю арийскую, мусульманскую, советскую — простите, российскую?

Если в математике дважды два четыре что в Москве, что в Токио, то история дает нам множество примеров разногласий. Таблица Пифагора у каждого государства своя! Секретное приложение к пакту Молотова — Риббентропа факт или вымысел? Советская история с пеною у рта рычала — фальшивка! Потом, нехотя, признала, что вроде бы как бы имело место быть. И — тишина. Катынская гекатомба: опять яростное отрицание, признание сквозь зубы и забвение. Не удивлюсь, если в самом ближайшем будущем секретный протокол вновь окажется подделкой, а Катынь станет делом чисто немецким (мне видится непротиворечивой версия Лазарчука-Успенского — о совместной акции германских и советских спецслужб).

История находится примерно на уровне развития биологии времен Аристотеля. Та биология тоже не знала сослагательного наклонения. А потом пошло — только успевай. Сначала классифицировали, затем изучали в деталях, а сейчас именно сослагательное наклонение пустили в ход — что будет, если корову приучить нести яйца? огурцы сделать малосольными прямо на грядке? виноградины с содержанием десять градусов спирта растить прямо на лозе? наконец, что, если подправить ген старения (последнее особенно заманчиво — выйти в 60 лет на пенсию и нагреть государство!). А ведь генная инженерия делает первые робкие шаги!

История должна — нет, обязана! — знать сослагательное наклонение. Иначе она останется наукой-рабыней, профурсеткой, обслуживающей Того, Кто Стоит На Горе — будь это диктатор или даже целая благоденствующая цивилизация. Обслуживая кормильца, как не сказать, что вознесение его есть историческая и безвариантная необходимость, что быть наверху и наводить мировой порядок он просто обязан отныне и навеки?

Как история станет наукой — не знаю. Возможно, «Цивилизация» именно потому привлекает людей неравнодушных, что являет собой прообраз «машины вариантов» — прообраз исключительно упрощенный и примитивный. Мне судить трудно — «Цивилизация-3» вылетает у меня к эпохе Возрождения. В WinXP вылетает с реверансами, а в Win98 — молча. Урок — покупать продукт нужно у производителя, а не через третьи, пусть и родные руки.

Где производитель, а где я… Вот ужо разгромлю главную программу (любопытно, ничьи Бареева, Крамника и Каспарова в матчах с ведущими шахматными программами — это закономерность или случайность?), получу заслуженный гонорар, тогда…

Да что «Цивилизация»! Пустяк, вариации на заданные темы. Впредь развилки нашего пути мы будем отыскивать сами. И, найдя, идти по той тропинке, в конце которой ждет нас счастье для всех — и даром.

И закон Мура будет (надеюсь) действовать до тех пор, пока не удастся создать процессор, достойный Машины Вероятности. Возможно, она настолько будет превосходить Blue Gene, насколько последняя превосходит чудо отечественного киберстроения калькулятор «Микроша».
Подождем.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.