Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Незаметное будущее

Архив
автор : Сергей Нестерович   22.01.2004

Еще пару десятилетий назад положение связиста идеологически и финансово не отличалось от положения водопроводчика или электрика — обслуживающий персонал и только.

Еще пару десятилетий назад положение связиста идеологически и финансово не отличалось от положения водопроводчика или электрика — обслуживающий персонал и только.

Парадокс: основные деньги отрасли лежали в сфере телефонии, однако расцвет начался лишь благодаря массовому внедрению технологий передачи данных.

Можно сказать, что предложение сформировало спрос. Возможности, еще вчера недоступные даже крупным корпорациям и госструктурам, сегодня свалились на обычных частных лиц. Вопрос — нужен ли 8-мегабитный Интернет-канал в квартире и зачем? — оставим за рамками обсуждения — если услуга достаточна дешева, ее и будут покупать вместо менее технологически продвинутых аналогов.

Однако гораздо интереснее другое. Какова механика ценообразования в этом секторе экономики? Насколько адекватна она жизненным реалиям? Что влияет на формирование цен на услуги связи?

Эти два десятка лет, в течение которых отрасль телекоммуникаций начала казаться элитарным сектором экономики, позволяющим чеканить золотые монеты из воздуха, — чем они были предопределены?

Внимательное изучение вопроса приводит нас к парадоксальному ответу: долгие годы связь считалась социально важным сектором экономики, ценообразование в отрасли регулировалось государством, а конкуренция — жестко ограничивалась. Стоило развитию технологий радикально уменьшить себестоимость функционирования и поддержания сетей связи — пошли сверхприбыли. При этом государственное регулирование отрасли, включая искусственное ограничение конкуренции, продолжает сохраняться и распространяется даже на те виды услуг связи, которые формально находятся в чисто рыночной сфере.

Вот, к примеру, Интернет

Казалось бы — толпы Интернет-провайдеров бродят по стране, пытаясь добиться благосклонности потребителя, конкурируя между собой по уровню сервиса и предлагаемым технологиям «последней мили». Однако, пытаясь разобраться в механизме ценообразования типичного российского ISP, мы приходим к показательному выводу: себестоимость услуг ISP в основном привязана к стоимости услуг вышестоящих ISP, а также к стоимости магистральных каналов, арендуемых в большинстве случаев у компаний-монополистов (подробнее об этом — в статье «Круглое — катать»).

Парадоксально, но все остальные факторы, такие как себестоимость поддержания оконечной сети, оборудования, размер оплаты труда сотрудников провайдера, как бы и не идут в зачет — достаточно проанализировать уровень цен самых разных компаний, чтобы обнаружить, что он совершенно не связан с размерами поддерживаемой ими сети.

Причина этого очевидна: в правильно организованной технической инфраструктуре ISP рост затрат на обслуживание растущей сети сполна компенсируется экономией за счет централизации управления, а также ростом оптовых скидок на услуги вышестоящих провайдеров.

Жесткая конкуренция, как уже было сказано, вынуждает провайдеров снижать цены до уровня, привязанного к себестоимости, оставляя себе маржу более или менее одинакового размера. Эта же конкуренция приводит к постоянному вымыванию из прайс-листов многих «дополнительных» услуг: если в 1995 году, к примеру, ничто не мешало брать деньги за каждый чих — отдельно за ширину канала, отдельно — за IP-адрес, отдельно за почтовый ящик и место на web-сервере, отдельно — за услуги первичного DNS, отдельно — за вторичный, то сегодня все то же самое зачастую идет одним пакетом — бесплатным бонусом к основной услуге — трафику.

Секрет Полишинеля

Но и стоимость трафика снижается. По сравнению с тем же 1995 годом она упала в разы и будет падать еще и еще. Более того. Рассмотрев ситуацию внимательнее, мы обнаружим тот самый секрет Полишинеля, который, собственно, и послужил поводом к написанию статьи: для современного Интернет-провайдера объем переданного абоненту трафика не слишком влияет на себестоимость услуг. И чем крупнее провайдер — тем это влияние меньше.

Небольшие провайдеры до сих пор покупают трафик на гигабайты. Крупные — покупают порты, каналы и гарантированные полосы пропускания. Стоимость оборудования «последней мили» непрерывно падает. Стоимость полосы пропускания определяется стоимостью международных каналов и тоже неуклонно падает.

Чем дальше, тем сильнее конкуренция будет вынуждать провайдеров предлагать тарифные планы без ограничения объема потребляемого трафика… выделяя совокупно всем абонентам ограниченную полосу пропускания.

Чем дальше, тем ниже будет падать цена трафика у тех провайдеров, которые продолжат считать абонентские мегабайты, постоянно расширяя ширину каналов связи с Интернетом.

Обе эти тенденции будут иметь место до тех пор, пока общее падение стоимости трафика не сделает тарифные планы, основанные на его учете, экономически бессмысленными. Кстати, не так уж долго осталось этого ждать… Минимальная оптовая стоимость трафика составляет сейчас несколько долларов за гигабайт. Чем шире каналы к конечным абонентам — тем больше потребляемый трафик, что обеспечивает даже малым провайдерам возможность получения оптовых скидок.

Не пройдет и двух-трех лет, как стоимость услуг ISP окажется привязанной к стоимости обслуживания «последней мили», а абонентская плата будет то ли фиксированной, то ли переменной — но не принципиально отличающейся от абонентской платы за водопровод или электричество.

И тогда Интернет окончательно перейдет в разряд тех вещей, которые как бы сами собою разумеются — как лифт, канализация или водопровод. Вы вспоминаете о них, только когда они ломаются. А вспомнив — звоните в ДЭЗ, чтоб прислали ремонтника.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.