Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Круглое — катать

Архив
автор : Павел Нагибин   11.02.2004

Редкий российский пользователь Интернета не смотрит с завистью на тарифы зарубежных операторов.

Павел Нагибин в 1997 году вплотную начал заниматься «домашними» Ethernet-сетями. Первый успех — крупный по меркам 1999 года проект — сеть NetWay (более трехсот абонентов, кабелями «закрыта» немалая часть крыш Екатеринбурга). После этого работал в «Корус ИСП» (старейший екатеринбургский провайдер), ОАО «СЦК» (дочернее предприятие «Уралтелекома»). В настоящее время занимается проектом www.nag.ru и продолжает считать, что Ethernet способен на большее, чем ему предписывают стандарты.

Редкий российский пользователь Интернета не смотрит с завистью на тарифы зарубежных операторов. Даже не на саму цифру, а на способ оплаты («абонентская, без ограничения трафика»), кажущийся гораздо привлекательнее, нежели привычные расценки «за объем». Мечта о неограниченном доступе (анлимите) проходит красной нитью через любой контакт провайдера с пользователем. Попробуем внести ясность в этот запутанный вопрос.

Для начала развенчаем миф о существовании анлимита. Ресурсы даже крупнейших операторов не бесконечны. С этим обычно никто не спорит: если не подсчитывается трафик, значит, есть ограничение по пропускной способности канала. И одно в другое может быть легко «пересчитано».

То есть,формально разница между арендой «порта» и оплатой «трафика» не больше, чем между оптовой и розничной торговлей, и при продаже будут играть роль обычные рыночные факторы:

- как удешевить услугу?
- что нужно сделать, чтобы потребителю было удобнее ее получать и оплачивать?

Итог — всего лишь баланс этих императивов. Но тут налицо противоречие. Пользователи предпочитают тарифные планы с абонентской платой без ограничения трафика, а «нехорошие» провайдеры отказываются их предоставлять, предпочитая наживаться на перепродаже мегабайтов. Прямо заговор какой-то.

Но провайдинг — технически сложный бизнес, а не розничная продажа сникерсов. Чтобы лучше понять ситуацию, обратимся к истории Интернета.

Обратный отсчет

Менее десяти лет назад вопрос «что продавать» просто не стоял. Базовой технологией было разделение каналов (физическое или временное), и сама идея подсчитывать проходящие данные никому не приходила в голову. Операторы так и продавали порты от 64К до мощных по тем временам Е1.

Никто не ожидал, что буквально за несколько лет технологическая ситуация сменится на идеологически противоположную. Коммутация пакетов оказалась значительно более дешевым и производительным способом передачи данных в сравнении с коммутацией каналов. Объем информации в Сети рос, мягко говоря, опережающими темпами. В результате за несколько лет скорости выросли в десятки (или даже сотни) раз, и выяснилось, что считать трафик даже дешевле (в техническом смысле), чем разделять его на каналы с фиксированной полосой пропускания.

Но рынок уже успел «набрать массу». К тому же эти факторы (и сами по себе весомые) усугубил бум доткомов. Когда инвестиции льются рекой, о рентабельности быстро забывают и на первое место выходит «вал», или количество абонентов. Дешевый анлимит удобнее для пользователя, хорошо стимулирует развитие рынка — оплата «за порт» только укрепила свои позиции.

После кризиса доткомов что-либо менять в технологическом плане было поздно. Магистральные линии были проложены с огромным запасом, на них установлено соответствующее оборудование. Можно предположить, что пока существующие ресурсы не будут «распроданы» (а это минимум несколько лет), ничего в маркетинговом плане не изменится.

Сейчас созданная инфраструктура хоть и плохо, но окупается при ценах (в разных странах) от $20 до $80 в месяц для частного пользователя. Правда, для повышения рентабельности продажи иногда принимают забавную форму — нередко при десятимегабитном Ethernet на одного пользователя выделяется канал в несколько сотен килобит. Да и другие способы ограничить возможности широкополосного подключения применяются часто — несимметричные скорости 64К/2 Мбит, прозрачное проксирование, фиктивные IP-адреса, фильтрация некоторых портов…

Привязка на месте

Вернемся к России, которую бум доткомов обошел стороной. Бурный рост местной Сети совпал с внедрением недорого оборудования, работающего по принципу коммутации пакетов. При отсутствии значительных инвестиций операторы столкнулись с альтернативой:

- или предоставлять узкие каналы (на которые потребитель имел деньги),
- или продавать трафик.

Несмотря на психологический дискомфорт, массовому конечному пользователю покупать трафик было в такой ситуации удобнее. За относительно небольшие деньги он получал комфортно большую скорость (обычно несколько мегабит) и дополнительные услуги (например, нетарифицируемый доступ к ресурсам одного или нескольких операторов). Так сложилась действующая в настоящее время маркетинговая схема.

Дабы продажа «портов» (и анлимит) вновь стала удобнее, чем продажа трафика, необходимо, чтобы стоимость последнего была сопоставима с пропускной способностью распространенных широкополосных каналов — ADSL или Ethernet.

Сделаем простой расчет. Предположим, плата за 10-мегабитный порт составляет $50, что в месяц, с нагрузкой 30%, даст около 1 Тбайт трафика. При этом стоимость последнего должна составлять около 5 центов за гигабайт. Цифра на сегодняшний день не слишком фантастическая, но все же на полтора-два порядка превосходящая цену зарубежного трафика даже в пределах MSK-IX — точки с самыми низкими в России расценками.

Москва

Но вот для внутрироссийского обмена данных, в пределах той же MSK-IX, Рубикон фактически пройден. Там можно получить 100-мегабитный порт всего за $300–500 в месяц. То есть обсчитывать этот ресурс дороже, чем «отдавать оптом».

Следует отметить, что низкая «техническая» себестоимость такого «обменного» трафика вовсе не означает его малое маркетинговое значение. Это подтверждают недавние «пиринговые войны», во время которых часть операторов в одностороннем порядке назначила высокую цену за свои ресурсы. Но это уже другая история…

Вернемся к проблеме нестыковки скорости в физическом канале и стоимости трафика. Понятно, что провайдер в любой момент может без особых затрат привести их в соответствие. Собственно, именно так и делают в большинстве стран — но не в России.

Причина до смешного проста. Нигде в мире трафик не стоит так дорого, как в нашей стране, по территории которой проходят только две магистральные сети передачи данных — РТКОММ и «Транстелеком», — а найти им альтернативу практически невозможно. Гигабайт трафика по их тарифным планам стоит от $20 до $50 плюс НДС. Трудно сказать, насколько обоснованы такие цены. По мировым меркам они запредельно высокие, но, с другой стороны, страна тоже не маленькая, а назначать разные цены для трафика в разных точках России не слишком правильно как в маркетинговом, так и в социальном плане (роль государства в работе этих операторов весьма велика). Причем множество каналов загружено на единицы процентов, требуя между тем полноценного обслуживания. Этот груз ложится тяжким бременем на себестоимость «выгодных» направлений.

Тем не менее, трудно поверить в соответствие этих расценок рыночным (в условиях монопольного рынка). Вероятно, следует говорить скорее о том, насколько они завышены. Но пока нет альтернативы — обратимся к расчетам.

Губерния

Стоимость минимального порта 64К подсчитать легко. Даже при 30-процентной загрузке, без учета затрат и прибыли оператора «последней мили», она составит $300. Про более широкие каналы и речи нет — они не только конечному пользователю, но и не всякому провайдеру по карману. Стоит ли удивляться отсутствию предложений типа «абонентская плата в месяц, без ограничения трафика» в тарифных планах отечественных провайдеров? Разве что банки могут себе позволить такую услугу.

Конечно, у магистральных операторов можно не покупать трафик, а арендовать канал до MSK-IX. Проблем в общем нет — только поток в 2 Мбит обойдется примерно в $10000 в месяц. То есть в этой нише действуют откровенно заградительные тарифы.

Кстати, близость столицы к MSK-IX приводит (если не уточнять причинно-следственную связь) к колоссальным различиям московских тарифов и «остальной России». При доступности зарубежного трафика по $2–4 за гигабайт и наличии «нетарифицируемой России» вполне можно предоставлять конечному пользователю даже 10-мегабитный «порт» по цене около $50 в месяц. Что и начинают делать некоторые провайдеры домашних сетей. Правда, одни операторы режут полосу на уровне 64К явным образом, а другие берут на вооружение «замаскированные» способы ограничения скорости, — например, применяя кэширование, разделение канала между большим количеством абонентов, избирательный или интеллектуально-прогрессивный шейпинг1. Второй способ даже удобнее: пока клиент потребляет ресурсы «в разумных пределах», он не замечает ограничений и может пользоваться всеми преимуществами высокоскоростного соединения.

Выгодна ли абонентская оплата среднему абоненту, подключенному по широкополосному каналу? Чудес не бывает, и надо помнить, что покупать «порт» ничуть не лучше, чем «трафик». Скорее наоборот — оператор не враг своему карману, а значит, и стоимость будет рассчитана не в убыток. Поэтому придется платить не только за себя, но и «за того парня», что скачивает из Сети многие гигабайты вареза или видео. Зато пользователю психологически легче без постоянно тикающего счетчика, а провайдеру — гораздо проще не вести кропотливый учет, а собирать стабильную абонплату.

Главным же недостатком такой схемы является легкость «незаконных» подключений, когда добропорядочный на первый взгляд абонент превращает свой компьютер в маршрутизатор и делит услугу между несколькими друзьями или соседями. В результате провайдер получает $50 вместо возможных $200–300 и, что гораздо хуже, не всегда имеет средства для обнаружения (и тем более устранения) подобного мелкого мошенничества.

Впрочем, кому-то нравится одно, кому-то другое. На примере спутниковых операторов хорошо видно, что можно успешно (и параллельно) предлагать как тарифы с оплатой за полосу, так и «помегабайтную» оплату. На любой вкус — чтобы все были довольны. Скорее всего именно за этим будущее.

Вот только время его наступления за пределами МКАД покрыто тайной. Территория страны огромна, стоимость прокладки новых линий передачи данных — велика, так что обойти «монополистов» на заметном удалении от Москвы практически невозможно. Альтернативой могли бы стать спутниковые каналы. Через них можно получать трафик по ценам 4–10 долларов за гигабайт, то есть этот способ находится посередине между расценками монополистов-магистральщиков и больших зарубежных операторов. К сожалению, «спутник» асимметричен, имеет большие задержки и поэтому не годится для предоставления качественных услуг.

В общем и целом возможность оплаты «за порт» в России откладывается до тех пор, пока стоимость услуг отечественных монополистов не упадет хотя бы на порядок. А надежд на это в ближайшей перспективе мало.

Риски

Самое интересное, что ситуация с выбором превалирующей формы оплаты стоит на межоператорском рынке еще более остро, чем для конечных пользователей. С последними, как было показано выше, все понятно. Но у провайдеров на первое место начинают выходить технологические тонкости.

Дабы не лезть в технические дебри, приведу лишь один пример, показывающий запутанность ситуации. Его можно назвать «проблемой флуда2». Упрощенно говоря, одним из самых распространенных способов атаки в Интернете является DoS (Denial of Service) — отказ в обслуживании, вызванный переполнением канала до узла специально сгенерированным паразитным трафиком. Несовершенство протоколов передачи данных в Интернете не позволяет эффективно бороться с такой угрозой. Для оператора, арендующего «порт» или «канал», подобный флуд действительно вызывает лишь «отказ в обслуживании» — DoS, полную или частичную неработоспособность линии. Плата за трафик может вылиться в немалую сумму. По ценам $1–5 за гигабайт потери от атаки будут сопоставимы с упущенной прибылью от неоказанных услуг. По тарифам отечественных монополистов одно-двухдневная атака может просто разорить небольшого или среднего оператора или фирму.

Причем основной риск тут лежит на провайдере. Абонент, как правило, больших предоплат не делает и особых обязательств не несет. В случае флуда он может:

- отказаться платить и найти другого оператора;
- назвать трафик «незаказанной услугой» и переложить ответственность на провайдера уже в судебном порядке.

Законодательства в данной области нет, и многое будет зависеть от суда и составленных договоров3. На практике такие вопросы обычно решаются «компромиссно», и серьезных сумм абоненты обычно не платят. Принудить к оплате очень сложно, да и абонента — даже брыкливого — терять не хочется.

Надежной защиты от флуда нет. Не поможет и физическое отключение узла: как только трафик прошел через маршрутизатор вышестоящего оператора, он уже подсчитан и будет в конце месяца включен в счет.

Если к приведенному примеру (к сожалению, примеров такого рода немало) добавить преобладающий зарубежный опыт, то можно предположить, что для межоператорских соединений рано или поздно будет использоваться аренда каналов (или портов).

Перспективы

Вопрос только в монополистах, которые предпочитают продавать именно трафик. Впрочем, сама форма расчетов в данном случае — скорее следствие высоких цен, которые сильно сдерживают активность пользователей за пределами Москвы и тем самым — развитие инфраструктуры провайдеров.

Получается классический маркетинговый тупик: трафик дорогой, потому что его мало покупают, а мало покупают — потому что он дорогой. Разрешить ситуацию могут только время или целенаправленные масштабные действия инвесторов (государства). К сожалению, в России на последнее надеяться не приходится: сколько бы «электронных» программ ни принимало правительство, деньги никак не могут выйти за пределы столицы. Да и инвесторов после «отодвинутого» Сороса найти не так-то просто…


1 Шейпинг (от команды shape) — настройка ПО маршрутизатора, позволяющая искусственно ограничивать пропускную способность канала для выбранных видов трафика (например, IP-адреса или VPN). Если условие ограничения устанавливается с учетом предыстории работы абонента, шейпинг можно назвать прогрессивным (интеллектуальным). При этом чем больше абонент получает трафика, тем сильнее сужается его канал.
2 Флуд (flood, поток) — большой, обычно автоматически генерируемый бессмысленный трафик, загружающий канал передачи данных.
3 Конечно, клиент может «просто отказаться платить», но если провайдер подаст в суд, а в договоре явно прописана «оплата трафика» и ничего не сказано про обязанность провайдера фильтровать «вредный» трафик или защищать клиента от подобных трат, то суд, недолго думая, обяжет выплатить все, что полагается (к тому же и судебные издержки лягут на проигравшую сторону). Другое дело, что любой суд — это все равно время, а также деньги на услуги юриста. — Михаил Генин.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.