Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Прошу считать меня колумнистом

Архив
автор : Владимир Гуриев   08.12.2003

Когда выпускающему не о чем написать колонку, он пишет колонку о себе.

Когда выпускающему не о чем написать колонку, он пишет колонку о себе. Или о содержании номера. Весь мой «писательский» запал ушел на подводку к теме про цифровой кинематограф (см. «КТ» #523), но я рискну отойти от стандарта и честно рассказать о своих товарищах по партии. Перед лицом этих же товарищей.

Сергей Вильянов — определенно Жириновский. Молод душой, задирист, неискоренимый оптимист и, судя по тому, что прожил некоторое время в Израиле, — юрист по национальности. Хотя я могу быть пристрастен — в узких редакционных кругах широко известен тот факт, что Сережа постоянно отпивает колу из моей бутылки, а сам за последние полгода угостил меня колой только раз.

Хакамадой в редакции, без сомнения, является наш ответсек Наталья Виноградова. С другой стороны, она же является держателем партийной кассы, что в контексте СПС может быть приравнено к Чубайсу. Но Хакамада, скорее, потому, что держателем партийной кассы она работает только раз в месяц, да и в коробку из-под ксерокса влезет несколько годовых бюджетов «КТ».

Проект «КомпьюFерра» стоит немного особняком, потому что Илья Хрупалов и Саша Карабуто уникальны и не имеют аналогов в российской политике. Зато для каждого из них уже есть готовые должности в российском правительстве. Саша, конечно же, министр иностранных дел, благо в редакции «КТ» он бывает немногим чаще, чем на зарубежных выставках, а Илья — министр по чрезвычайным ситуациям, потому что только он может сесть и буквально переписать статью за час до отправки номера. Справедливости ради, нужно добавить, что количество устраненных им чрезвычайных ситуаций превышает количество им же созданных.

Глава литредакции Александр Шевченко тоже трудно определяем в качестве политика. Но, пожалуй, ему ближе типаж чиновника из КПРФ. С одной стороны, Саша являет собой непримиримую оппозицию ко всем остальным членам редакции «КТ», с другой — делает все от него зависящее, чтобы с «КТ» ничего не случилось и номер ушел вовремя с минимальным количеством ошибок.

Его правая рука Наташа Казакова, зам. главного редактора Леонид Левкович-Маслюк и примкнувший к ним Денис Викторов образуют трехглавую гидру российской интеллигенции, обманом проникшую в стройные рабоче-крестьянские ряды «КТ». Леонид представляет научную интеллигенцию, Денис — техническую, а Наташа — ненаучную и нетехническую, а, стало быть, творческую.

Юлия Василькина — уклонист, поскольку только прирожденный уклонист может систематически избегать смычки с рабоче-крестьянским коллективом редакции. Другими словами, классическая барышня-некрестьянка.

Владислав Бирюков, на первый взгляд, абсолютно аполитичен, и вообще честный и миролюбивый человек. Однако пытливый глаз может заметить, что Владислав по большей части сидит к Шевченко (КПРФ) спиной, а к Виноградовой (СПС) лицом. Следовательно, он Явлинский.

Больше всего не повезло дизайнеру Егору Петушкову и художнику Алексею Бондареву. Участь их незавидна. Они у нас народ. (Правда, непонятно, какой именно народ представляет А-Лек-Сей Бондарев, который уже несколько месяцев назад отправился в Китай и все никак не хочет оттуда уезжать.) В любом случае, большую часть того, что приходит в голову редакторам, приходится воплощать именно им. Поскольку редакторам редко приходит в голову что-то путное, то и придумывать тоже приходится народу. Хорошо, что народ у нас находчивый и отходчивый.

Евгений Козловский, который, находясь в физическом отдалении от редакции, довольно сильно влияет на политику журнала, напоминает Бориса Березовского. Кстати, благодаря видеотелефонам Vizufon, которые сейчас усиленно тестируют Козловский и Леонов, они даже могут провести друг с другом телемост.

С Сергеем Леоновым сложно, потому что он для публичного политика слишком молчалив. Пускай будет Касьяновым, который за свою политическую карьеру не сказал ни про кого худого слова. И вообще большей частью молчал.

Сначала мне казалось, что определять в политики и себя любимого было бы нескромно. Потом, когда я прочитал характеристики своих коллег, — понял, что оставить себя без описания было бы нечестно по отношению к остальным. В общем, судя по этому тексту, я — провокатор. В терминах 1905 года — Гапон.

P.S. Но если это моя последняя колонка в «Компьютерре», прошу считать меня колумнистом. Мучеником-колумнистом.

P.P.S. Должен признаться, что отдельные характеристики были написаны в содружестве с другими членами редакции, однако Н. Казакова и С. Леонов просили не называть их имен, мотивируя это тем, что в 05:35 (время написания «13-й») мученики больше трех не собираются.

 

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.