Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Что наша жизнь? Иг… Нобель!

Архив
автор : Денис Коновальчик   14.10.2003

Вечером 2 октября студенческий театр «Сэндерс» Гарвардского университета праздновал аншлаг.

Вечером 2 октября студенческий театр «Сэндерс» Гарвардского университета праздновал аншлаг. Впрочем, многочисленные зрители слетелись сюда отнюдь не на очередное свидание с Мельпоменой: на сей раз в театре давали не «Травиату» или «Тоску», а вручали Игнобелевскую премию (Ig Nobel Prize, www.improb.com), ежегодно присуждаемую научно-юмористическим журналом Annals of Improbable Research за самые сомнительные и забавные достижения на поприще науки.

Свидетелями нынешней, 13-й по счету церемонии стали 1200 зрителей, а также все желающие, подключившиеся к веб-трансляции с места событий. Хотя по своему престижу шутейная премия пока не догнала старину Нобеля, однако по числу наград (10 номинаций) она уже заткнула его за пояс. Впрочем, по вполне понятным причинам конфронтация между обеими премиями начисто отсутствует, а награды новоиспеченные игнобелевцы, как повелось издавна, получали из рук нобелевских лауреатов.

Не секрет, что в науке путь награды к герою порой чрезвычайно тернист — тем ценнее, что члены Игнобелевского комитета не забыли про передовиков прошлых лет. Так, на нынешней церемонии спустя целых полвека после своего открытия были увековечены работники американской «оборонки» Джон Стэпп (John Stapp), Эдвард Мерфи (Edward Murphy) и Джордж Николс (George Nichols), давшие путевку в жизнь легендарному Закону Мерфи. Увы, никому из первооткрывателей не было суждено дожить до этого триумфального дня, и заслуженная награда была вручена их детям и внукам.

Похвально, что из года в год большинство Игнобелей в области фундаментальных наук присуждается не кабинетным ученым, а создателям прикладных теорий, ориентированных на конкретные хозяйственные нужды. Так, лауреатами по физике в нынешнем году стали австралийские исследователи во главе с Джеком Калвенором (Jack Culvenor), решившие облегчить жизнь фермерам и опубликовавшие в журнале Applied Ergonomics работу по анализу системы сил, действующих на тело овцы при ее перетаскивании по различным поверхностям. Многообещающая теория была продемонстрирована в действии прямо на церемонии: превысив установленный 60-секундный регламент доклада, незадачливый физик был стащен со сцены способом, аналогичным описанному в его статье. Мэры городов, изобилующих историческими памятниками, вероятно, возьмут на карандаш работу японца Юкио Хирозе (Yukio Hirose) из университета Каназавы, досконально исследовавшего химический состав бронзовой статуи, на которую наотрез отказываются садиться местные голуби (на фото Хирозе пожимает руку нобелевскому лауреату по химии 1976 года Вильяму Липскомбу). Труды лауреатов в области «междисциплинарных исследований» из Стокгольмского университета доказывают, что чувством прекрасного наделены и обычные цыплята, неравнодушные к симпатичным птичницам. Впрочем, как свидетельствуют наблюдения над дикими утками биолога из славящейся фривольными нравами Голландии, некоторые представители пернатых подчас склонны и к сексуальным извращениям, в частности «гомосексуальной некрофилии».

Как всегда, на церемонии широко освещались достижения наук о человеке. Награда в области медицины пожалована пытливым лондонским медикам, доказавшим, что в силу превосходной ориентации в пространстве мозговые извилины лондонских таксистов развиты куда сильнее, чем у большинства их пассажиров. Это исследование забавным образом пересекается с изысканиями психологов из Рима и Стэнфорда, избравших объектом изучения «примитивные типы» политиков, ориентация которых на правовом поле, как известно, зачастую оставляет желать много лучшего. Жертвой подобных типажей, к примеру, в свое время стал гражданин Индии Лал Бихари (Lal Bihari), который по вине местных чиновников был признан безвременно почившим четверть века назад. В результате затяжной борьбы с местными столоначальниками Лал не только «вернулся к жизни», но и основал первую в мире «Ассоциацию покойников», которая отстаивает права незаслуженно «лишенных жизни» граждан, а в довершение всего — стал кавалером Игнобелевской премии Мира. Увы, покрасоваться на театральных подмостках триумфатору не пришлось из-за сложностей с получением американской визы. А самым массовым получателем Игнобеля-2003 стали… жители княжества Лихтенштейн, награжденные за свои экономические инновации — сдачу целой страны в аренду заказчику для проведения на ее территории концертов, свадеб и прочих увеселительных мероприятий.

Впрочем, «не Игнобелем единым» жива церемония — ученый люд, как известно, горазд на развлечения. Помимо «раздачи слонов» гостям была предложена богатая культурная программа, в том числе многочисленные «нанолекции» по различным научным областям (время выступления — 24 секунды, длина резюме — 7 слов), а также премьера оперы «Атом и Ева» («Atom and Eve»), повествующей о перипетиях отношений между атомом кислорода и очаровательной специалисткой в области химии. Постановка эта поистине уникальна: что и говорить, далеко не каждый оперный театр может похвастаться хором, состоящим из всамделишных нобелевских лауреатов.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.