Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Извините, ошибся номером

Архив
автор : Владимир Гуриев   05.06.2003

Если бы в рунете существовала Доска Позора, первое место на ней постояно занимал бы Центр Американского Английского - более злостного спамера найти трудно. Как с этим бороться?

Сначала в трубке были только помехи. Потом сквозь скрипы и хрипы пробилось неуверенное «as soon as possible». Потом голос с американским акцентом средиземноморского розлива на ломаном русском сказал, что обязательно мне перезвонит, если я оставлю телефон после сигнала. Бип. Я диктую телефон и кладу трубку. Я только что побеседовал с автоответчиком самой ненавидимой компании в российском сегменте Интернета. Я звонил в Центр (бип) Американского (бип) Английского (бип-бип-бип и далее до бесконечности).

Это прачечная?..
Это Министерство культуры!

Достал ЦАА не только меня. Практически все мои знакомые люто ненавидят эту организацию, потому что каждый день им приходится удалять спам, приходящий от имени Центра. Дошло до того, что интернетчики самоорганизовались и провели несколько атак на Центр — столь же отчаянных, сколь и бесполезных.

Началось все стихийно. То здесь, то там начали появляться объявления от девушек легкого поведения, которые предлагали любые услуги по совершенно демпинговым ценам. В качестве контактных телефонов были указаны, естественно, телефоны Центра Американского Английского. Потом тот же прием взяли на вооружение автомобилисты, начав публиковать объявления о продаже автомобилей за смешные деньги. Апофеозом стала публикация объявления о продаже за бесценок участка на Рублевском шоссе, история с которой немедленно превратилась в анекдот.

Были и скоординированные массовые акции. Так, например, в середине апреля самоорганизовались участники форума Auto.Ru, попытавшиеся загрузить телефонные линии Центра бессмысленными звонками. А 17 апреля состоялась всероссийская акция протеста, начало которой положила публикация Иннокентия Жеглова в «Русском журнале» (список всех публикаций Жеглова — www.russ.ru/ authors/zheglov.html).

Будучи человеком интеллигентным (имя-то какое!) и не склонным к нарушению закона, Иннокентий предложил следующее. Вместо того чтобы атаковать не поддающиеся восстановлению нервы девушек-операторов, необходимо просто позвонить в Центр и записаться на собеседование, оставив свои реальные координаты. Естественно, приходить на собеседование ни в коем случае не нужно. Таким образом «поддельные» англичане вытеснят ренегатов, которые действительно хотят изучать английский, а Центр понесет существенные финансовые потери.

Вардану Кушниру, Центр Американского Английского

Здравствуйте, Вардан.
Пишу Вам, чтобы прояснить довольно неприятную для меня ситуацию, в которой я оказался не по своей вине. Дело в том, что вот уже больше года, как Вы несколько раз в неделю, а то и в день, пишете мне, а от меня к Вам — ни ответа, ни привета. У Вас может сложиться впечатление, что я игнорирую Вас и просто не хочу общаться. Спешу уверить Вас, что это не так. Я пытался ответить на некоторые Ваши письма, однако каждый раз мое письмо возвращалось с пометкой сервера, что указанного адреса не существует. Раньше — в эпоху бумажной почты — это называлось «адресат выбыл».
Однако Вы все никак не выбывали, продолжая писать мне. Возможно, когда-то и где-то я по неосторожности обмолвился, что хочу выучить «современный язык 1990–2002 годов», «научиться, как говорить и понимать сленг», а также усовершенствовать свою «грамматику, предлоги, общеупотребимую и деловую лексику, стиль речи». Возможно, я когда-то хотел «обогатить свою жизнь» и «понимать песни и фильмы в оригинале». И Вы по доброте душевной решили мне помочь, сообщив, где это можно сделать. Несколько сотен раз.
Разумеется, крайне невежливо с моей стороны было бы не поблагодарить Вас или хоть как-то не сообщить Вам, что я получил Ваши письма. Я думаю, что отправлять несколько писем в день должно быть довольно утомительно, и, честно говоря, не понимаю, почему Вы это делаете, если мы с Вами даже не знакомы. В любом случае, я чувствовал себя обязанным и должен был как минимум дать Вам понять, что Вы можете больше не присылать мне писем, так как после просмотра клипа на песню «Belle» я увлекся французским. Поэтому я, не щадя живота своего, решил отыскать Вас и поблагодарить за участие.
К сожалению, на сайте Вашего Центра нет гостевой книги или форума (страница, заполненная хвалебными отзывами, к сожалению, не интерактивна и предназначена только для просмотра), поэтому я решил поговорить с Вами лично и сказать, как я Вам благодарен.
Однако это оказалось сложнее, чем я предполагал. Видимо, зная, как много времени Вы можете посвятить малознакомым и даже незнакомым людям, Ваши подчиненные оберегают Вас от излишнего общения с простыми смертными. В общем, звонки по телефонам 238-33-86, 778-9894 и 411-0232 ничего не дали. Девушки выслушивали меня, обещали передать, что я звонил, но, видимо, ничего Вам не говорили. Потому что ответного звонка я не дождался, что, согласитесь, странно, если учесть, как часто Вы мне пишете. Когда я звонил туда последний раз, мне вообще сказали, что Вы там не работаете!
Поскольку, уверен, мы оба испытываем дискомфорт от того, что уже больше года не можем разобраться с этой почтовой чехардой, я решил поискать другие Ваши контакты в Сети и связаться напрямую. Хочу отметить, что все Ваши адреса я взял из открытых источников (www.ricn.ru/kvd/material/5916), а значит, их публикация не является вторжением в Ваше личное пространство, чего я ни в коем случае не желаю.
Узнать Вашу контактную информацию, оказалось проще, чем встретиться с Вами. Уже через пятнадцать минут после начала поиска я узнал, что Вы родились в 1970 году, живете в Москве, на Литовском бульваре, дом 46, корпус 1, кв. 71. Конечно же, приходить к Вам без предварительной договоренности вовсе не входило в мои планы. Но мне повезло — там же были указаны Ваши телефоны, домашний (427-66-56) и мобильный (139-01-01). По которым я и позвонил.
На «домашнем» телефоне мне сообщили, что Вы по указанному адресу не проживаете, однако зарегистрированы и иногда заходите, и согласились передать, что я звонил. По мобильному телефону я пообщался с человеком, который сказал, что он это не он, то есть Вы это не Вы, и что у него этот телефон уже около года. Что в высшей степени странно, так как еще в декабре этого года Вы опубликовали объявление о том, что купите или продадите какие-то спам-листы (www.antispam.ru/sh?act=msg&id=1022081142), назвавшись, вероятно из скромности, Вадимом. Я не знаю, что такое спам-листы, но подозреваю, что это списки людей, которым нужно помочь.
Видимо, проживающая в указанном доме дама тоже решила, что я недостаточно просветлен, чтобы общаться с Вами напрямую. Я так и не дождался от Вас звонка. Поэтому мне ничего не остается, кроме как написать Вам открытое письмо и поблагодарить.
Не сомневаюсь, что ко мне присоединятся и все остальные Ваши корреспонденты.
Thank You Very Much, Vardan.
Sincerely Yours, fjsdkfjlskljdflskjfslkdfj@yahoo.com

Насколько это эффективно?

Боюсь, что не слишком. Мне удалось недолго побеседовать с Варданом Кушниром (я не знаю, какую должность он занимает официально, но и домен Американского Центра,  и сам Центр зарегистрированы на его имя) и очень сомневаюсь, что подобная разовая акция может его остановить. А то, что это акция именно разовая, увы, очевидно — на систематическое терроризирование Центра терпения русских интернетчиков не хватит. Мы ленивые и отходчивые. К тому же основная нагрузка ложится на ни в чем не повинных девушек-операторов, сам же Кушнир выходит сухим из воды, поскольку его реальные контакты неизвестны, а по контактным телефонам, указанным в рассылке, подходит, естественно, не он.
Собственно, сам Кушнир ничего предосудительного в своей деятельности и не видит. На мой вопрос, не считает ли он неэтичным проведение массовых рассылок, Вардан ответил, что нет, поскольку электронная почта и придумана для того, чтобы…

Дальнейшая логика очевидна. Электронная почта придумана для того, чтобы Вардан мог рассылать рекламу Центра Американского Английского. Ведь Кушнир абсолютно никому не мешает. Ведь это так естественно — рассылать миллионы писем каждый день. Странно, почему этим не занимаются все остальные.

Как с этим бороться?

Мотивы Иннокентия Жеглова, не желающего преступить закон, понятны, однако ограничения, которые ставит Иннокентий себе и своим соратникам, на мой взгляд, существенно влияют на эффективность всей затеи. Начнем с того, что отвечать нужно не компании, которую рекламируют, а спамеру, который занимается рассылками. Ведь нет стопроцентной уверенности, что компания сама рекламирует себя. Если в нашей стране когда-нибудь будут введены жесткие меры против спамеров, то организация массовых рассылок с целью скомпрометировать конкурента может стать еще одним средством в конкурентной борьбе.

Мы уже можем наблюдать это на примере политического спама. Совсем недавно рассылалось идиотское письмо от «Единой России», за ним последовало столь же неумное послание депутата Мирохина, а потом — рекламный блок от КПРФ. Лично у меня нет никакой уверенности, что они сами рассылали эти письма. Однако есть подозрения, что электорат этих партий (ЕР — «Яблоко» — КПРФ) может несколько сократиться, особенно если подобные рассылки станут правилом. Причем пострадаем от этой электронно-политической войны именно мы с вами — можно в любой момент выключить телевизор, однако нельзя отказаться от получения электронной почты.

Законодательной базы для борьбы со спамом у нас практически нет. Эффективность спама сознательно занижается борцами со спамом, однако, на самом деле, спам действительно эффективен. По крайней мере, в некоторых случаях. Потому что иначе объяснить эту электронную агрессию со стороны Центра совершенно невозможно — глупо активно рассылать письма как минимум полтора года подряд, если это не приносит финансовой отдачи. Совершенно очевидно, что находятся люди, которые откликаются на эту рекламу. И прибыль, полученная таким образом, с лихвой окупает расходы на рассылки. Акции, направленные против рекламируемых компаний, могут (см. выше) задеть невинных. Что же нам остается?

Интервью с Иннокентием Жегловым

Ты пытался связаться с Кушниром?
— Нет, я принципиально не иду на контакты с ним. Пусть он идет на контакты со мной, если надо будет. Видишь ли, надо с самого начала занять четкую позицию по этому поводу — с ними нельзя «договариваться».
Почему не выбран более жесткий путь? Кушнир же вторгается в личное пространство интернетчиков. Почему не ответить симметрично?
—Я хочу при этом оставаться в рамках легальности целиком. И проблема не в отдельном человеке. А в неспособности сообщества самоорганизоваться. Это важнее, чем конкретный американский язык.
Кстати, следующий вопрос именно про это. Проблема-то не в Центре. Завтра будет десять таких центров. Послезавтра — сто. И что, всем звонить?
— Мы делаем сейчас рассылку для продвинутых и готовых к неодномоментной акции. Там будут пользователи, сисадмины и юристы. Речь идет о постоянной борьбе с мусором в электронном пространстве. Не исключаю, что, кроме спама, наше внимание могут привлечь баннеры, например. Но начинать надо со спама. Нужна законодательная база для этого. Надо лоббировать законы. Нужен моральный климат, при котором спамеры будут бояться, а не чувствовать себя королями, как сейчас. Нужны технические решения и широкое оповещение о них пользователей.
Все это и будет задачами сообщества.
Все верно, но это, боюсь, очень долгая история. Как этого добиться? И чем будут отличаться ваши технические решения от того, что уже есть сегодня?
— Да, долгая, но есть некоторая надежда, что сейчас (перед выборами) можно политиков слегка пошевелить на эти темы.
Плохо, что технические решения не скоординированы, надо их сопрягать (клиентские и серверные решения, например, в основном дезорганизованы, а под русские дела вообще нет правильно заточенных решений, но я знаю, что над этим работают).
Дело в том, что в борьбе со спамом заинтересованы две очень «сильные» группы — пользователи и админы. Им следует объединить усилия, а не решать задачу порознь, как сейчас.
Я просто хочу понять, что конкретно будет делать коммьюнити. Пока у меня сложилось впечатление, что в настоящий момент все находится в состоянии «а вот соберемся и решим, что делать». Я прав?
— Нет. В состоянии «пора бы собраться и подумать, как бы все решить» — то есть хуже, чем ты сказал. Но начинать надо!

Симметричный ответ

На самом деле, враг российского интернетчика — не объект, рекламируемый в рассылке (это может быть все, что угодно: услуга, продукт и т. д.), а сам спамер. Спамер, который вторгается в наше личное пространство. А значит, единственно симметричным ответом будет вторжение в личное пространство спамера.

Насколько это законно? Ни насколько. Это вообще незаконно. Однако если тысяча человек просто ошибется номером, позвонив спамеру по мобильному или домашнему телефону… Или если та же тысяча человек позвонит по мобильному или домашнему телефону его близких… Просто обознавшись — ведь это бывает, не так ли? Возможно, это заставит его задуматься? Может быть, не сразу. Может быть, он сменит номер. Сменит номер один раз, потом еще раз. Но может быть, в конце концов, он поймет, что что-то не так?

Все, что требуется от интернетчиков, — ошибочно набрать номер. Никто и никогда не докажет, что это телефонное хулиганство. Если вы сделаете это один раз1.

Разумеется, «Компьютерра» не призывает терроризировать спамеров по телефонам, которые вы найдете. Мы просто напоминаем, что от ошибок никто не застрахован.

Кажется, приходит к этому выводу и Иннокентий Жеглов, который в последней своей публикации (www.russ.ru/ netcult/20030423_zheglov.html) говорит не только о бумажном спаме, который следует направить в Центр, но и о публикации личных контактов спамера. Пока что Жеглову не очень нравится эта идея, но, думаю, после пары-тройки показательных акций, которые не закончатся ничем (какой-то результат от них будет, но спам они не остановят), он придет к тем же выводам, к которым пришли его зарубежные коллеги.

Зарубежный опыт

В США вторжение в личное пространство спамера стало достаточно распространенной практикой. Если удается обнаружить его реальные контакты, то на спамера частенько обрушивается поток бумажной почты, присланной его многочисленными корреспондентами. Совсем недавно один из спамеров — Джордж Мур-младший — даже подал в суд на человека, который опубликовал его адрес в Сети. Но проиграл. Не исключено, что судья, рассматривавший это дело, оказался одним из многочисленных корреспондентов Мура, усиленно рекламировавшего средство для похудания.

В целом же битву со спамерами проигрывают как российские, так и американские пользователи. Локализовать спамеров достаточно трудно. AOL, пару недель назад подавшая в суд на пятерых спамеров, смогла назвать только двух ответчиков (среди них, кстати, и Мур). Остальные трое неизвестны, и их осудят заочно.

Еще полгода назад лично у меня призывы Касперского построить новый Интернет с нуля, Интернет, в котором не будет спама, вирусов и анонимности, вызывали некоторое раздражение. Но если дело так пойдет и дальше, уже через полгода я стану активным сторонником этой концепции. Потому что не вижу пользы от других способов борьбы со спамом. Хваленые программы по отлову спама — о, это отдельная история! — к сожалению, не дают гарантии, что не будет удалено нужное письмо. Или фильтруют спам на моем компьютере, никоим образом не уменьшая входящий трафик (а это, между прочим, деньги). Уже сегодня средний трафик работников «Компьютерры» составляет как минимум 150–200 писем в день. А что будет, когда Кушниров станет больше?


1(назад) Я думаю,  это очевидно, но на всякий случай хотел бы оговорить отдельно, что по телефонам, которые приведены в этой статье, звонить не надо. Телефон Кушнира редакции, к сожалению, неизвестен.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.