Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Их ответ их президенту, или Как развлекаются их ученые

Архив
автор : Михаил Бурцев   20.02.2003

Шестого января на сайте The Edge (www.edge.org) появились результаты шестого ежегодного опроса под названием «The World Question Center». Почему это событие не пропустили Slashdot, The New York Times, The Wall Street Journal «Science Journal»? Да просто потому, что The Edge — это клуб, в который входит огромное количество ведущих современных мыслителей. Не просто ученых — физиков, биологов, психологов и философов, а именно мыслителей, людей, которые предлагают смелые идеи, пытаются ответить на вопросы, находящиеся на самом «краю» (edge) нашего знания.

Шестого января на сайте The Edge (www.edge.org) появились результаты шестого ежегодного опроса под названием «The World Question Center». Почему это событие не пропустили Slashdot, The New York Times, The Wall Street Journal «Science Journal»? Да просто потому, что The Edge — это клуб, в который входит огромное количество ведущих современных мыслителей. Не просто ученых — физиков, биологов, психологов и философов, а именно мыслителей, людей, которые предлагают смелые идеи, пытаются ответить на вопросы, находящиеся на самом «краю» (edge) нашего знания.

Среди них гуру искусственного интеллекта, футуролог Рэй Курцвейл (Ray Kurzweil) и пионер в секвенировании генома человека Крейг Вентер (Craig Venter), один из отцов теории хаоса Дойн Фармер (Doyne Farmer) и астрофизик Фримен Дайсон (Freeman Dyson). Именно этим людям председатель клуба Джон Брокмен (John Brockman) предложил вообразить, что каждый из них получил приглашение от Джорджа Буша-младшего стать научным советником при президенте, вкратце рассказать о научной проблеме, которая на сегодня имеет важнейшее значение для американской нации и всего мира, и посоветовать, что с ней делать.

Дорогой Президент Буш, при всем моем уважении к Вам я вынуждена отклонить Ваше предложение принять участие в конкурсе на должность научного советника. Просто я не думаю, что мы смогли бы работать вместе. С одной стороны, Вы «жаворонок» и бегаете трусцой, а я нет. С другой — я не думаю, что у нас совпадают взгляды на предмет науки и на то, как она работает. <…>
На мой взгляд, источник всех мировых проблем — люди. Это люди воюют, совершают преступления, загрязняют окружающую среду, тратят слишком много, тратят слишком мало, и так далее и тому подобное. Для того чтобы решать всемирные проблемы, мы должны понимать людей. Наука, занимающаяся пониманием людей, называется психологией. Но психология не воспринимается серьезно, потому что большинство людей думают, что и без всякой науки понимают других людей. <…>
Получается дилемма. Нам нужна наука о поведении человека — наука о человеческом разуме, которая расскажет нам (помимо других вещей) о том, почему люди не хотят верить в предсказания науки. Но если такая наука получит интересные неожиданные результаты, никто в них не поверит! Что же делать?
Может быть, Вам следует подыскать себе научного советника в какой-нибудь другой области науки… например, ботаника или дерматолога?
Все равно спасибо за предложение, и — удачи!
Юдит Рич Хэррис (Judith Rich Harris),
психолог, автор книг «Гипотеза
о воспитании» и готовящейся
к публикации «Почему братья
или сестры бывают так непохожи?»

Всего в клубе около ста пятидесяти членов, в этом году ответы прислали восемьдесят пять из них. Ответы самые разные — от явного издевательства над президентом до идеалистических прожектов, так что чтиво получилось не из скучных. Большинство из стоящих на «переднем крае науки» — американцы, поэтому и отзывы в основном связаны с американскими проблемами. Основные группы проблем и процент участников, уделивших им внимание, можно увидеть на диаграмме . Примечательно, что около половины опрошенных обратились к проблемам самой науки — образованию, популяризации, финансированию фундаментальных исследований и ускорению развития науки. При этом никто не затронул задач, связанных с компьютерами, вычислениями или глобальным осетенением, за исключением Сета Ллойда (Seth Lloyd), профессора, занимающегося квантовыми вычислениями в MIT. Да и тот половину своего обращения к президенту посвятил призывам к «открытости» в науке.
Вот какую статистику американского Национального научного фонда (National Science Foundation, NSF) приводит один из ответивших:

  • 30% американцев верят, что НЛО являются космическими кораблями инопланетных цивилизаций;

  •  60% верят в паранормальные явления;

  •  40% думают, что астрология является наукой;

  •  32% верят в счастливые числа;

  •  70% считают магнитную терапию научным методом лечения;

  •  88% соглашаются, что альтернативная медицина обеспечивает приемлемый способ лечения.
    Большинство советов по просвещению народа сводится к рекомендации провести в жизнь практически стандартный набор мер:

  •  модификация образования на основе современных представлений психологии и когнитивной науки;

  •  исследование обучения современными научными методами;

  •  учреждение наград лучшим преподавателям и студентам. 

 Есть и более оригинальные подходы. Так, Джастин Холл (Justin Hall), игроман и консультант по видео- и компьютерным играм, предлагает повысить уровень образованности нации, используя тот крючок, на который уже подсело большинство подростков, — многопользовательские игры. Дети тратят значительную часть своего времени, живя в виртуальных мирах, изучая их законы, приспосабливаясь к ним. Полученные навыки часто бесполезны в реальной жизни. Нужно сделать так, чтобы игры давали настоящие, а не виртуальные знания, утверждает Джастин и ссылается на пример Южной Кореи, где создается игра Demiurges, призванная помочь школьникам в изучении математики, истории и других предметов. Однако, как показывает практика, образовательные программы не слишком популярны. С другой стороны, популярность пентагоновской «America’s Army», в которую вложили семь миллионов долларов и которая распространяется бесплатно, производит впечатление. Не применить ли такую же модель и в образовании, намекает президенту Джастин.
Немало внимания уделено проблемам организации самой науки. Одни авторы советуют создавать благоприятные условия для работы молодых ученых из других стран, особенно из исламских — мол, кроме того, что в страну приедут умные люди, заодно и возвратившиеся будут создавать позитивный имидж США в своих странах. Другие, наоборот, возмущаются, что деньги местных налогоплательщиков тратятся неизвестно на кого — своих надо учить и поощрять. Многие жалуются на грантовую систему финансирования, которая сильно тормозит фундаментальные научные исследования за счет коротких сроков грантов и желательности практических результатов. Кроме того, система рецензирования грантовых проектов часто отсеивает смелые и оригинальные проекты.
Другой проблемой науки провозглашается отсутствие больших задач и больших проектов, которые смогли бы объединить ученых с народом и вернуть статус науки на былую высоту. Ставшие нарицательными «sputnik», «Manhattan Project», «Apollo Program» регулярно упоминаются в ответах. Кандидатами на роль суперпроекта объявляются не только популярные сегодня проблемы медицины и биотехнологии и разработка альтернативных источников энергии, но и кое-что из «старенького» — например, полет человека на Марс.
Одну из таких сверхзадач ставит журналист Джон Хорган (John Horgan) — автор бестселлера «Конец науки». Он предлагает создать государственное учреждение под названием «Национальный институт научного исследования Мира» (The National Institute for the Scientific Study of Peace). Целью НИНИМа должно стать изучение вопросов, связанных с мирным разрешением конфликтов между государствами. Уже сегодня, утверждает Хорган, вопреки ожидавшемуся концу науки, в социологии, эволюционной психологии и когнитивных дисциплинах достаточно знаний, чтобы разработать эффективные меры по предотвращению войн. В долгосрочной перспективе деятельность НИНИМа станет основой для всеобщего и окончательного разоружения. По задумке Хоргана, институт должен финансироваться из бюджета Министерства обороны США, ведь именно военные охраняют наш мирный труд. На взгляд автора, достаточно будет десятой части оборонного бюджета. Деятельность молодых ученых, работающих во благо «мира во всем мире», должна поддерживаться премиями и наградами, чтобы деятельность эта была хотя бы столь же престижна, как поиски общей теории поля, лекарства от рака или альтернативных источников энергии.
На вагонах московской подземки внимательный пассажир может найти сообщение о том, что данный вид транспорта является экологически чистым. Логично было бы распространить подобную маркировку, сообщающую о нагрузке на окружающую среду, на все, за что мы платим деньги. Может, тогда и экологических проблем станет меньше, а люди станут здоровее. Наверное, примерно такими соображениями руководствовался Дэниел Гоулмен (Daniel Goleman), психолог, автор нескольких широко известных книг. Гоулмен предлагает создать в Интернете базу данных с информацией о том, какое воздействие оказывалось на природу при производстве того или иного товара. После того как база будет создана, любой покупатель, придя в магазин и считав карманным устройством штрих-код товара, сможет получить по беспроводной связи результаты сравнения выбранного товара с аналогичными ему по одному или нескольким параметрам. Возможно, устройство даже будет рекомендовать предпочтительный по этому параметру товар из данной группы. Тогда покупатели получат возможность голосовать своим кошельком за чистоту.
Кроме экологической, нашей цивилизации могут угрожать и другие катастрофы — падение астероидов, резкая смена климата и биотерроризм. Человечеством накоплено огромное количество знаний, но большая часть их может быть уничтожена в результате внезапного глобального инцидента. Чтобы сделать возможным быстрое восстановление нашей цивилизации после таких плохо прогнозируемых событий, необходимо создать постоянно обновляющуюся резервную копию накопленных знаний. Резервирование должно быть надежным, для этого нужно равномерно распределить по земной поверхности хранилища, каждое из которых будет хранить полную копию знаний. Рядом с хранилищем должен быть поселок специалистов, которые в случае необходимости займутся восстановлением цивилизации. Такую систему «резервного копирования человечества» предложил президенту США профессор химии Нью-Йоркского университета Роберт Шапиро (Robert Shapiro).


Цивилизованный мир ведет войну против исламского террористического джихада. Необходимо притащить бомбу в кабинеты некоторых академиков, чтобы заставить их понять, что самые основные ценности под угрозой. Некоторые из моих хороших друзей и коллег по клубу Edge, кажется, уже забыли о событиях 11 сентября. Если мы проиграем войну, то громкие, но игрушечные научные проекты уже не будут иметь никакого значения. Борьба с паранджой и за образование женщин сменит ворчание о методах выбора тест-группы школьников для изучения проблем образования. Если же мы выиграем эту войну, мы сможем продолжить работу над обычными научными проблемами.
Итак, сегодня научный советник президента должен помочь так направить естественные и социальные науки, чтобы победить терроризм. Раз и навсегда!
Мартин Селигмен (Martin Seligman),
профессор психологии

К работе над социальными проблемами прямое отношение имеют психологи — эта наука исследует представления о том, почему в различных ситуациях люди действуют так, а не иначе. Дэвид Люккен (David Lykken) из Университета Миннесоты считает, что предрасположенность к антисоциальному, попросту говоря, криминальному поведению вырабатывается у людей, выросших в неблагоприятной обстановке, в неполных семьях. Что же делать? Люккен считает, что нужно выдавать лицензии на воспитание детей. Почему для управления автомобилем нужны права, а такое сложное и ответственное дело, как воспитание ребенка, доверяется любому? Пусть будут созданы суды, решающие вопрос выдачи родительских лицензий. Обеспеченные взрослые семейные пары должны сперва усыновить ребенка, — и лишь после того, как они докажут свою способность воспитывать детей, семья будет иметь возможность получить лицензию на рождение собственного ребенка. Дети, рожденные без лицензии, должны отторгаться от родителей и передаваться на попечение. Вот такое светлое будущее предлагает американским детям Дэвид. 

Г-н Президент. Моя идея состоит в том, что вся эта штука под названием «Оборона Родины» («Homeland Defense») стоит слишком дорого, чтобы внушать доверие. Для примера, стоимость мер по предотвращению угона или катастрофы одного самолета в течение срока его службы составляет порядка 100 млн. долларов. Мы сможем сохранить в тысячу раз больше жизней за те же деньги, если направим их на самые обычные меры по оздоровлению общества.
Вывод. То, что нам действительно нужно, — это «Арифметика для всех» («Homeland Arithmetic»).
Истинно Ваш,
Марвин Мински (Marvin Minsky),
математик, профессор Toshiba Media Arts and Sciences, сооснователь лаборатории искусственного интеллекта MIT, автор восьми книг, включая «Общество разума» («The Society of Mind»).

Прочитав все это, так и хочется воскликнуть: «Товарищи ученые, доценты с кандидатами!..» И наверное, это закономерно, ведь среди массы рациональных и здравых советов должны быть и провоцирующие, заставляющие задуматься прожекты. Отвечали-то не просто ученые, а ученые-мыслители…

 

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.