Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Белый лист

Архив
автор : Денис Викторов   20.02.2003

Проще всего исследовать, описывать и постигать простые статичные объекты. Например, дохлую лягушку. Или аккуратно счищать щеточкой древнюю пыль с найденного на раскопках горшка. Тем временем объект, привычно определяемый как «рынок ИТ», на наших глазах продолжают лепить тысячи рук. И никто не может не только получить хотя бы его общие метрики, но и внятно объяснить, с чем же все-таки мы имеем дело.

Проще всего исследовать, описывать и постигать простые статичные объекты. Например, дохлую лягушку. Или аккуратно счищать щеточкой древнюю пыль с найденного на раскопках горшка. Тем временем объект, привычно определяемый как «рынок ИТ», на наших глазах продолжают лепить тысячи рук. И никто не может не только получить хотя бы его общие метрики, но и внятно объяснить, с чем же все-таки мы имеем дело.

К середине девяностых возбуждающее «компьютер» и унылое «рынок» образовали новую устойчивую конструкцию «компьютерный рынок». Что означало уже не скопление уродливых торговых палаток, а спрос, предложение, прессу, маркетинг, рекламу, каналы сбыта, представительства вендоров, специализацию, конкуренцию…
Определение устраивало всех, поскольку центром событий оказывался персональный компьютер, вокруг которого вращалось все остальное. Объект легко разворачивался в схему и доверчиво открывал пытливым исследователям свои качественные характеристики. Правда, с количественными то и дело были неувязки: в ответ на вопросы об объемах бизнеса юные российские фирмы с детской непосредственностью врали всем вокруг и прежде всего исследователям. Те складывали, получали невероятные объемы сбыта компьютерной техники в стране, шаг за шагом проходили стадии невероятного душевного подъема, проверки формул и работоспособности калькулятора, но заканчивали одинаково — полным отчаянием. Четкая структура, вычерченная на белом листе, упорно не желала наполняться цифрами. В то время авторитетные специалисты всерьез обсуждали правильное значение коэффициента, использовав который, можно было бы внести «поправку на ложь» и вырвать-таки из зловредного черного ящика корректные данные об объемах поставок, ранжировании игроков, а затем вывести прогнозы.
Допускаю, что злополучный коэффициент кем-то и был обнаружен. Но прогнозы интересовали тогда участников бурно растущего рынка в последнюю очередь. Все и так было хорошо, а навыка построения стратегий с опорой на теоретические выкладки еще не было.
Пока силками пытались изловить вертлявый коэффициент, вконец обнаглевший объект исследования решительно преобразился. Сам по себе компьютер оставался общим символом и знаком, однако «компьютерным» рынок называть было уже бессмысленно. «Компьютерными» оставались лишь производители да часть реселлеров, однако с этой кампанией не желали иметь ничего общего системные интеграторы, дистрибьюторы, консультанты, разработчики, Интернет-фирмы. Итог примечателен. «Компьютерными рынками» вновь начали именовать (забыв прежнее «радиорынок») места, где торгуют всяческим компьютерным товаром, в то время как классикой жанра стали «рынок информационных технологий» и даже «индустрия ИТ».
Впрочем, странно было бы думать, будто на этом все закончится. С легкой руки российских ведомств в обиход входит новое определение — «рынок ИКТ», то есть «информационно-коммуникационных технологий». В федеральной программе «Электронная Россия» — это самая популярная аббревиатура. А главное, придумавшие это определение люди совершенно правы: то, что на профессиональном сленге именовалось «телекомом» (рынок телекоммуникаций), уже невозможно представить в отрыве от рынка ИТ. К тому же многие компании успешно действуют в обоих сегментах.
Нужно ли моделировать и оценивать этот объект? Похоже, только теперь задача обрела актуальность. Появился реальный спрос на качественные исследования российского рынка ИКТ. Государство, например, хочет понимать, каков совокупный объем операций его участников, сколько налогов с них можно взять и что следует предпринять, чтобы «новая экономика» развивалась у нас так же бурно, как в США или Европе. Да и сами операторы рынка в условиях жесткой конкуренции приходят к необходимости использования достоверной аналитики. Но ее нет.
Неужели в суматохе потеряли коэффициент? Какая разница, надобность в нем все равно почти отпала — рынок повзрослел. Теперь вся беда уже не в полевых работах по сбору данных, а — в сложной структуре «ИКТ».
Что такое телефония? Многие готовы выкрикнуть: Это «телеком»! А современная телефонная станция? А сервер IP-телефонии, который в сути своей — компьютер, как, впрочем, и УПАТС? Вот тут-то все и начинается…
Двигаясь от видов оборудования, вроде бы легко получить четкую картину. Компьютеры, периферия, сетевое оборудования. Но куда в таком случае девать услуги? Ведь все вокруг только и говорят, что о наступлении эры сервисов! Структуру переверстывают по видам деятельности. Проектный бизнес, розница и дистрибуция находят свое место. Но тогда пропадает… Интернет. То есть он остается исключительно в виде сервисов доступа, поскольку Интернет-магазины уже переехали в раздел «розница», а какой-нибудь веб-мастеринг — в «услуги». Которые, кстати, приходится увязывать и с проектным бизнесом, и с дистрибуцией. К слову, решением этой задачи занята сегодня аналитическая служба «Компьютерры», в прошлом году выигравшая объявленный МЭРТ тендер.
Теперь, когда рыночная аналитика нужна всем подряд, возникли проблемы. Не ясно, что, собственно, измерять. Объект усложнился, и все его кишки перепутались. Так что копаться в них нужно начинать с самого начала.
С белого листа.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.