Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Дискотека

Архив
автор : Анатолий Семенов   04.09.2002

4 июня 2002 года председатель Правительства РФ М. Касьянов утвердил "Положение о лицензировании деятельности по воспроизведению аудиовизуальных произведений и фонограмм на любых видах носителей". Продравшись сквозь дебри бюрократических формулировок, понимаешь, что отныне все производители аудио- и видеозаписей на кассетах или компакт-дисках должны получить соответствующую лицензию в Министерстве печати.

4 июня 2002 года председатель Правительства РФ М. Касьянов утвердил «Положение о лицензировании деятельности по воспроизведению (изготовлению экземпляров) аудиовизуальных произведений и фонограмм на любых видах носителей». Продравшись сквозь дебри бюрократических формулировок, понимаешь, что отныне все производители аудио- и видеозаписей на кассетах или компакт-дисках должны получить соответствующую лицензию в Министерстве печати. Сей документ призван положить конец пиратству, из-за которого падают налоговые поступления, Россию не пускают во Всемирную Торговую ассоциацию, да и вообще, мол, подобный разгул не способствует хорошим отношениям с цивилизованными странами ввиду своей аморальности.

Цель, безусловно, благая. Однако новоиспеченное Постановление отнюдь не лучший способ ее достижения. Начнем с того, что в тексте не указано количество экземпляров, для «воспроизводства» которых требуется лицензия. Не указано - значит, с любого. Таким образом, каждый владелец магнитофона, видеомагнитофона или записывающего дисковода в компьютере злостно нарушает официальную заповедь. Опять же прибыль, извлеченная при использовании этого «оборудования и иных технических средств» - дело десятое, важен сам факт воспроизводства. То есть, прежде, чем записать любимую или даже свою (впрочем, эти понятия не исключают друг друга) песню или музыкальную композицию на кассету или CD, бегите на поклон в Минпечать - за лицензией. В противном случае вас могут обвинить в занятиях незаконной деятельностью.

Преградам на пути получения лицензии несть числа. Конечно, нормальному человеку не придет в голову этому пути следовать. Еще Салтыков-Щедрин сказал, что строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. Что уж говорить о случаях, когда исполнение заведомо невозможно? Но как прикажете выкручиваться тем, кто действительно занимается производством кассет и дисков, причем лицензионных? Пиратам-то все равно, сколько они постановлений нарушают - заводы в любом случае подпольные. А дни легального производства, если следовать букве российского закона, сочтены. Официальный срок рассмотрения заявок на выдачу лицензии - два месяца, но, как вы понимаете, у нас это не предел. Никак не регламентировано действие уже существующих лицензий Московского правительства на эти виды деятельности - аннулируются они, существуют параллельно или при их наличии нет необходимости получать федеральное разрешение?

Производителям предписано блюсти «нормативно-технические требования, предъявляемые к техническому качеству экземпляров аудиовизуальных произведений и фонограмм, а также требования к их оформлению, включая обязательное указание наименования лицензиата и номера лицензии на корпусе аудио-, видеокассеты или на внутреннем кольце компакт-диска вокруг установочного отверстия со стороны считываемого слоя». Мало того, что никаких нормативно-технических требований, равно как и требований к оформлению, в России нет. Ни ГОСТов, ни ведомственных стандартов, ничего (и слава богу!). Так еще и для нанесения надписей понадобится дополнительное оборудование. По информации, полученной в некоммерческом партнерстве производителей оптических носителей «Диск-Альянс», ни одно производство в России подобной техникой не располагает. Ну ладно, предположим, закупят. Естественно, за границей. Но это еще не все. Дальше начинается самое смешное.

Лицензиату потребуются документы, подтверждающие права заказчика тиража на изготовление копий - договор на приобретение авторских и/или смежных прав и т. п. При этом производитель, к примеру, завод по штамповке компакт-дисков, должен в каждом конкретном случае разбираться с этими документами и решать, действительно ли перед ним владелец авторских прав. Какими соображениями предлагается руководствоваться? Какими силами разрешать сомнения? Приглашать в штат экспертов-правоведов? Или удовлетворяться принесенными заказчиком документами? «Кооператив «Колобок» передает фирме «Теремок» все принадлежащие ему права на выпуск альбома Майкла Джексона». Требовать документы от «Колобка»? А он в офшоре на Виргинских островах, а переписку с компанией, которую искренне считает владельцем всех прав на этот альбом, ведет на хинди. И т. д. и т. п.

С Майклом Джексоном, положим, можно разобраться и без эксперта (хотя и это далеко не факт). Но в мире ежегодно выходят миллионы «аудиовизуальных произведений и фонограмм», и контролировать, кому принадлежат права на выпуск каждой из них в России, не под силу никому. А если диск или кассета выпускаются для распространения на территории других стран? Постановление требует от завода (а тиражное производство - это именно завод - с цехами, оборудованием, отделом снабжения и т. д.) превратиться в агентство по охране авторских прав, причем людей, которые к нему за этим не обращались. Интересно, за чей счет это планируется делать?

Во всем мире, да и у нас тоже ответственность за соблюдение авторских, смежных, патентных и тому подобных прав лежит на заказчике, то есть на организации, чьи данные размещены на продукции. За содержание журнала отвечает издатель, главный редактор, рекламодатели, но уж никак не типография, где он печатается. Анатолий Семенов, директор компании «Репликатор», специализирующейся на изготовлении и упаковке CD и DVD, говорит: «Самая большая проблема в том, что не регламентированы пределы компетенции нас как хозяйствующего субъекта в необходимости получения и проверки документации, подтверждающей полномочия правообладателя - нашего клиента - на размещение у нас заказов. Вроде бы презумпцию невиновности никто не отменял, и, согласитесь, было бы странно, если бы по поводу каждого заказа мы затевали служебное расследование с привлечением целого ряда дорогостоящих экспертиз - на юридическую легитимность всей цепочки договоров по авторским и смежным правам, на анализ самого программного или аудиовизуального продукта, переданного нам на тиражирование, на лицензионную чистоту и т. д. Так можно договориться до того, что нас обяжут выяснять, откуда у заказчика взялись средства - вдруг он деньги через нас отмывает? Да от нас все клиенты разбегутся - ведь в таком случае срок выполнения заказа растянется до бесконечности, а сколько он, заказ, будет стоить, даже подумать страшно. Закон ведь не предусматривает для этого ни ясных и понятных процедур, ни компенсации понесенных затрат. Да это и невозможно. Подобные споры должен решать суд по факту их возникновения, а подозревать всех и вся - значит сделать невозможным процесс тиражирования в принципе или подвесить дамоклов меч над тиражирующими компаниями для их последующего шантажа или «выяснения отношений» между конкурентами, порождающими, как известно, только беззаконие и коррупцию».

Почему-то закон о лицензировании «воспроизведения на любых видах носителей» регламентирует только воспроизведение аудиовизуальных произведений, упуская из виду такой объект авторского права, как программное обеспечение. То есть на какую-то часть выпускаемой продукции лицензию получать необходимо, а на какую-то нет? Странно, не правда ли? Ведь суть производства от этого не меняется - диски с музыкой и программами делаются на одном и том же оборудовании. Складывается какая-то нелогичная, однобокая ситуация. Истинная ее причина в том, что этот закон поддерживает Международная федерация индустрии звукозаписи (IFPI), уполномоченная отслеживать те самые аудиовизуальные произведения, и при принятии решения о вступлении нашей страны в ВТО ее слово будет не последним . Но ведь закон целой страны все-таки более универсальная вещь, чем интересы конкретной, пусть и уважаемой организации.

Также представляется спорным и то, что производитель носителей с объектами авторского права тоже вовлечен в передачу прав на эти объекты, но прибыли от этого он не получает (в отличие от остальных участников этого процесса), но несет ответственность в случае возможного их нарушения. То есть это примерно то же самое, как если бы производитель автомобиля нес ответственность за то, что на этом автомобиле кто-то ограбил банк или в случае с самолетами - протаранил небоскреб.

Понятно, что принятие заведомо невыполнимых законов не ведет ни к чему хорошему. А вот коррупция будет и дальше цвести махровым цветом. Если соблюдать условия лицензии не может никто, то ее никто и не должен получить. Если получит, то в отношении выдавшего ее чиновника можно смело отменять презумпцию невиновности (как в Постановлении ее отменили для заказчиков тиражирования). Еще одно применение нового закона - оружие в конкурентной борьбе. Не с пиратами - им, повторюсь, наплевать на любые постановления, - а с другими легальными производителями. Анонимный звонок, проверка «с привлечением соответствующих специалистов» (что, кстати, противоречит Закону РФ «О лицензировании отдельных видов деятельности») - и деятельность конкурента парализована.

Напоследок хочется порадоваться, что законотворцы все-таки указали в названии Положения, что под «воспроизведением» они понимают «изготовление экземпляров». А то пришлось бы получать лицензии и на использование плейеров.

Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по воспроизведению (изготовлению экземпляров) аудиовизуальных произведений и фонограмм на любых видах носителей.

В соответствии с Федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности» Правительство Российской Федерации постановляет:

Утвердить прилагаемое Положение о лицензировании деятельности по воспроизведению (изготовлению экземпляров) аудиовизуальных произведений и фонограмм на любых видах носителей.

Председатель Правительства Российской Федерации
М.Касьянов

ПОЛОЖЕНИЕ

о лицензировании деятельности по воспроизведению (изготовлению экземпляров) аудиовизуальных произведений и фонограмм на любых видах носителей

  1. Настоящее Положение определяет порядок лицензирования деятельности по воспроизведению (изготовлению экземпляров) аудиовизуальных произведений и фонограмм на любых видах носителей, осуществляемой юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями.

    Указанная деятельность включает в себя:

    • изготовление экземпляров аудиовизуальных произведений на кинопленке и других видах носителей;

    • изготовление экземпляров фонограмм на любых видах носителей.

  2. Лицензирование деятельности по воспроизведению (изготовлению экземпляров) аудиовизуальных произведений и фонограмм на любых видах носителей осуществляется:

    • Министерством Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций (далее - лицензирующий орган) - в отношении воспроизведения (изготовления экземпляров) аудиовизуальных произведений на любых видах носителей, исключая предназначенные для публичного показа, и изготовления экземпляров фонограмм на любых видах носителей;

    • Министерством культуры Российской Федерации (далее именуется - лицензирующий орган) - в отношении воспроизведения (изготовления экземпляров) аудиовизуальных произведений на кинопленке и других видах носителей, предназначенных для публичного показа.

  3. Лицензионными требованиями и условиями осуществления деятельности по воспроизведению (изготовлению экземпляров) аудиовизуальных произведений и фонограмм на любых видах носителей являются:

    • соблюдение лицензиатом нормативно-технических требований, предъявляемых к техническому качеству экземпляров аудиовизуальных произведений и фонограмм, а также требований к их оформлению, включая обязательное указание наименования лицензиата и номера лицензии на корпусе аудио-, видеокассеты или на внутреннем кольце компакт-диска вокруг установочного отверстия со стороны считываемого слоя. Указанные сведения наносятся при изготовлении экземпляров аудиовизуальных произведений и фонограмм;

    • наличие документов, подтверждающих права лицензиата либо заказчика тиража на воспроизведение (изготовление экземпляров) аудиовизуальных произведений и фонограмм: договоров (заверенных в установленном порядке копий договоров) на приобретение авторских и/или смежных прав на воспроизведение, разрешений на воспроизведение, выданных организациями по управлению имущественными правами обладателей авторских и/или смежных прав на коллективной основе, а также наличие при необходимости прокатных удостоверений (заверенных в установленном порядке копий прокатных удостоверений) на аудиовизуальные произведения;

<…>

Полный текст см. на www.mptr.ru/user/index.cfm?tpc_type=2&msg_id=1094&tpc_id=24.

Честно говоря, само по себе постановление выглядит довольно разумно - бывало и похуже. Производители компакт-дисков по привычке закладываются на то, что Положение будет истолковано максимально не в их пользу (а так, скорее всего, и будет), однако сам по себе документ - в отрыве от российской действительности - ничего страшного не содержит.

Начнем с того, что для надписей вокруг установочного слоя никакого дополнительного оборудования не нужно. Оно необходимо для нанесения надписей на зеркальную поверхность компакт-диска, но об этом речи в постановлении нет.

Далее. Постановление не требует от производителя проверки предоставленных заказчиком документов. Необходимо лишь их наличие. Опять же на практике это может истолковано гораздо более жестко, однако в самом тексте никаких упоминаний об ответственности производителя за выпуск контрафактной продукции по подложным документам нет и быть не может, - это действительно не в компетенции завода по производству компакт-дисков.

Третье и последнее. Предположение о том, что пиратская продукция производится только на подпольных заводах, мягко говоря, не соответствует действительности. На самом деле, в России легальный и нелегальный бизнес переплетены так тесно 1, что один и тот же человек утром может продать оптовую партию контрафактных дисков, а вечером выступать против пиратства. Так, к примеру, в апреле этого года закончилось слушание дела Юрия Москвина, руководителя компании «21-й век» 2. Четырехлетнее расследование привело к изъятию шестисот тысяч дисков и условному сроку для Юрия, который работал и продолжает работать на крупного российского издателя, а тот, в свою очередь, является акционером одного из крупных заводов по производству компакт-дисков и по совместительству одним из наиболее активных членов антипиратского движения.

Американцы, которых справедливо обвиняют в лоббировании своих интересов, вообще в существование подпольных заводов не слишком верят. Гораздо проще и дешевле договориться с каким-нибудь из уже существующих производств, чем закупать технику, искать помещение и так далее. В недавнем письме Михаилу Лесину посол США в России Александр Вершбоу заявил, что часть контрафактной продукции печатается на оборонных заводах 3 и потребовал проверки Уральского электронного завода, Зеленоградского завода музыкальных технологий, «Астико Центра», а также предприятия «Руссобит-Софт». Пикантность ситуации заключается не только в самой сути требования посла, но и в том, что Председатель совета директоров «Руссобита» Олег Гордийко занимает должности президента Национального агентства по защите интересов правообладателей (НАЗИП) и председателя комитета ТПП по интеллектуальной собственности. Обвинения Вершбоу в адрес ВПК вызваны, видимо, тем, что часть заводов действительно находится на территории оборонных предприятий, что очень удобно для пиратов - даже милиции туда без приглашения попасть довольно трудно.

Владимир Гуриев [ vguriev@computerra.ru ]


1 (обратно к тексту) - www.oxpaha.ru/view.asp?3740.
2 (обратно к тексту) - www.buka.ru/rshield/pr-30-04-02.htm.
3 (обратно к тексту) - www.federalpost.ru/econom/print_1532.html.
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.