Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Уроки бухгалтерского пароксизма от WorldCom

Архив
автор : Сергей Голубицкий   05.07.2002

По новостным терминалам пронеслась очередная скандальная молния: облажался WorldCom. Вечером 25 июня стало известно, что рутинным внутренним расследованием извлекли на свет божий очередной бухгалтерский гешефт, который позволил утаить в общей сложности 3,8 млрд. долларов капитальных убытков за последние пять кварталов.

По новостным терминалам пронеслась очередная скандальная молния: облажался WorldCom. Вечером 25 июня стало известно, что рутинным внутренним расследованием извлекли на свет божий очередной бухгалтерский гешефт, который позволил утаить в общей сложности 3,8 млрд. долларов капитальных убытков за последние пять кварталов.

После Энрона и Тайко гешефты WorldCom’a кажутся родными до боли: дабы искусственно завысить показатель прибыли до начисления процентов, налогов, износа и амортизации (легендарная EBITDA 1 - читается как и пишется, невзирая на намеки), компания проводила по бухгалтерии текущие операционные расходы как долгосрочные капиталовложения. Для оценки размаха аферы достаточно сказать, что если раньше WorldCom показал прибыль за 2001 год в размере 1,4 млрд. долларов, то после перерасчета эта прибыль не то что уменьшилась, а вообще превратилась в годовой убыток!

В самом событии интересного не так уж и много: ну уволили финдиректора Скотта Салливана, ну фондовый рынок чудовищно обвалился на следующий день, а затем, правда, полностью восстановил позиции за одну торговую сессию. Самому WorldCom’у на такой пируэт надеяться не приходится: можно догадаться о реакции инвесторов, когда им говорят, что насчет полутора миллиардов прибыли - это мы пошутили, а на самом деле был убыток. Причем все происходит на фоне изумительной структуры долговых обязательств WorldCom’a: 30 млрд. долларов в ничем не обеспеченных облигациях! Остается от души посмеяться словам только что назначенного гендиректора Джона Сиджмора, что, мол, поскольку на ближайшие два квартала не запланировано ни одного погашения, то и переоценка доходов за 2001 и 2002 годы не окажет серьезного влияния на уровень свободных средств и качество сервиса компании. А как же параллельное заявление об увольнении семнадцати тысяч сотрудников и сокращении расходов на 2,1 млрд. долларов в год? Ну это так, пустяки, для перестраховки.

Что тут сказать? Delirium corporativus. Впрочем, Сиджмора можно понять: ему по должности полагается покидать корабль на последней шлюпке, хотя обманывать, конечно, некрасиво. Впрочем, инвесторов уже не проведешь: они поставили крест на недоразумении по имени WorldCom еще в самом начале года.

Что еще добавить? Если я скажу, что на протяжении всех этих лет аудитором WorldCom’a был Артур Андерсен, вы сильно удивитесь? Думаю, не очень. Как не вызывает удивления и то, что козлом отпущения стал финансовый директор Скотт Салливан. В комментарии аудиторской фирмы Arthur Andersen, выданном по горячим следам во вторник вечером, говорится: «Нас очень беспокоит, что важную информацию о текущих расходах утаил от аудиторов Андерсена финансовый директор WorldCom’a». То же самое мы слышали полгода назад из тех же самых уст про Энди Фастова - финансового директора Энрона: паршивец тоже, мол, утаивал от своего честного аудитора принципиально важную информацию.

Примечательно, что комментарии Андерсена и тогда - в случае с Энроном, и сейчас - с WorldCom’ом, отмечены изысканным цинизмом, словно делаются они в расчете даже не на дилетанта, а на умственно неполноценного человека: это как же можно так утаить информацию о текущих расходах, чтобы провести их по бухгалтерии как долгосрочные капиталовложения?! Либо капиталовложения есть, либо их нет - аудитор всегда может задать элементарный вопрос: «Долгосрочные капиталовложения ВО ЧТО? Если есть вложения, то должен быть объект. Покажите». Было бы желание задавать вопросы, ну а если ты в доле, откуда ж этому желанию взяться? Так что в условиях всеобщего консенсуса можно смело считать 500 тыс. долларов, уплаченных за новый «Астон Мартин» босса, долгосрочным капиталовложением в исследования поведения революционной тормозной системы и колодок из сплава вспененного магнезия - фигня-вопрос.

Короче говоря, новости WorldCom’a - и не новости вовсе. Все, что я тут написал, может повеселить лишь горстку посвященных в нюансы биржевого трейдинга и заокеанской корпоративной жизни. Реакция же подавляющего большинства нормальных читателей вообще должна быть однозначной: «Какой такой WorldCom? Это что - компания какая-то? Не знаю и знать не хочу!» И будут правы эти наши гипотетические нормальные читатели, потому как и в самом деле - что такое WorldCom? Ведь это никакая не компания в привычном значении слова. WorldCom - бесформенная гигантская полуживая туша Левиафана, даже не зверь, а так - символичный симптом времени. И вот почему.

Во второй половине 1990-х годов случился небывалый рост фондового рынка. Одним из самых выразительных признаков этого роста стало мгновенное обогащение совершенно случайных персонажей. Причем обогащение в отнюдь не традиционном смысле (когда сваливается сто тысяч или пара миллионов): богатства девяностых - это многомиллиардные состояния. Есть у этих состояний одна особенность: природа биржевых денег отличается от шуршащих бумажек в кармане в том смысле, что наличные улетучиваются, если ты их тратишь собственноручно, тогда как рыночная капитализация может исчезнуть в одночасье от независящих обстоятельств: чихнул на другом краю земли Саддам Хусейн - на NYSE припадок и половина твоих капиталов - фьють как и не было! А уж если Усамыч чего задумал - пиши пропало.

Несмотря на такую зависимость биржевых денег от неподконтрольных обстоятельств, они все-таки обладают определенным шармом: на них можно купить самые что ни на есть осязаемые вещи. Например, другие компании. Целиком. Со всеми заводами и пароходами, а не только с воздухом «новых технологий». Так в конце девяностых появилась мода на поглощение традиционных бизнесов и некогда именитых компаний «старой экономики» со стороны разбогатевших в одночасье шустрых представителей экономики новой.

Для нас, сторонних наблюдателей, удобно разместившихся за ширмой государства, которое не принимает участия ни в каких напрягах современного капитализма, а лишь методично продает сырье, для нас самое важное - научиться правильно расставлять акценты и оценивать все эти новомодные заокеанские тенденции - может, и пригодится когда в хозяйстве (народном). Так вот: в корпоративных поглощениях девяностых умный слоган о «диверсификации и концентрации бизнеса как отличительном признаке новой экономики» - не более чем фиговый листок, прикрывающий самые простенькие и в то же время вечные как мир человеческие слабости. А на поверку оказывается, что скупка компаний «старой экономики» детьми «технологического века» - явление одного порядка с обретением дворянского титула не по рождению, а за деньги. Комплекс нувориша, иными словами. Из этого комплекса появились на свет все те Левиафаны, что на слуху: и AOL Time Warner, и Enron, и Tyco, и наш сегодняшний герой - WorldCom.

Реальным результатом таких слияний явилась не столько немыслимая капитализация, сколько структурная аморфность и, как следствие, полная неуправляемость, ужасный по своей безответственности менеджмент и - главное! - замечательные условия для воровства. Механику гешефтов на дебелом теле Левиафана во всех красках и деталях я описываю в энроновской саге, которая выходит в журнале «Инфобизнес», поэтому нет смысла повторяться. Лучше расскажу об одном очень показательном родимом пятнышке на теле WorldCom’a, с которым я знаком не понаслышке. Тем более что у этого пятнышка есть замечательный отечественный аналог.

WorldCom - Левиафан. В самом общем виде этот конгломерат структур и усилий именует себя «выдающейся глобальной коммуникационной компанией для цифрового поколения», а также «лучшими в мире коммуникационными услугами». У WorldCom’a открыто 65 представительств по всему свету - от Венесуэлы до Чехии. В состав WorldCom’a включены три подразделения: WorldCom Group, MCI Group и WorldCom Foundation. Самое большая группа - первая - владеет наземной и подводной широкополосной магистральной сетью передачи информации протяженностью около 160 тыс. километров (четыре экватора!). К глобальному бэкбону WorldCom’a подключено 67 тыс. зданий в более чем ста странах мира и так далее и тому подобное, так что волосы встают дыбом от необъятности масштабов.

Однако для сюжета мне понадобится именно второе подразделение WorldCom’a - группа MCI.

MCI (Microwave Communications of America) была учреждена в 1968 году Уильямом Мак-Гауэном. Поначалу компания обслуживала дальнобойщиков, доставляя им удовольствие от общения по walkie-talkie. Но уже в следующем году Федеральная комиссия по коммуникациям выдала MCI лицензию на предоставление телекоммуникационных услуг на участке между Чикаго и Сент-Луисом. Тем самым была нарушена семидесятилетняя монополия главного телефониста Америки - AT&T.

В 1974 году MCI ступила на тропу войны против AT&T, с которой не сходила до тех пор, пока противника не поглотило дитя новой экономики - провайдер WorldCom. Количество судебных исков, предъявленных MCI телефонно-телеграфному гиганту, не поддается учету. Основная претензия: AT&T злостный монополист и качество его телефонных услуг просто ужасно.

Я вспомнил об MCI в контексте сообщений о гешефтах с бухгалтерской отчетностью WorldCom’a отнюдь не всуе. Все-таки удивительно, как близкие души тянутся друг к другу! Думаю, не случайно WorldCom положил глаз на MCI и породнился с этой скандалисткой: общие замашки, родственные приемчики, похожие мансы. А дело вот в чем. В истории Америки вряд ли найдется другая компания, которая умудрилась так «достать» и «изнасиловать» все население страны, как это сумела проделать MCI в середине девяностых годов. Со всех каналов телевидения, по всем радиостанциям, на страницах всех без преувеличения газет маленькая серенькая девчушка-мышка, оператор MCI, методично, монотонно и регулярно издевалась над AT&T - подтрунивала, насмехалась, наезжала, ворчала… Объект критики всегда оставался неизменным: разбухшие размеры панамериканского телефониста и, как следствие, игнорирование нужд каждого клиента в отдельности. Другое дело, MCI: здесь все маленькое, и поэтому забота о клиенте поставлена во главу угла.

На эту пропаганду повелись миллионы обитателей Америки - отключились от AT&T и перешли на обслуживание к MCI. Повелся и ваш покорный слуга. Этот шаг возымел роковые последствия. Уровень сервиса MCI был не просто хуже, чем у AT&T, а вообще по ту сторону добра и зла: связь плохая, постоянные обсчеты (родовая болезнь всех телекоммуникаторов и сотовиков), грубые мыши-операционистки… Думаю, общественное мнение разорвало бы «мышку» по швам, если б не добрый белый рыцарь WorldCom, который взял ее за пазуху. Уж не знаю, кто на кого там повлиял или просто два сапога - пара, но традиция обманывать обывателей, как мы теперь видим, обрела в объединенном WorldCom’е новую жизнь и новый размах: все-таки, согласитесь, обсчитать почти на четыре миллиарда - тут нужен особый талант!


1 (обратно к тексту) - EBITDA - earnings before interest, taxes, depreciation and amortization.
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.