Архивы: по дате | по разделам | по авторам

От денег - к Nature

Архив
автор : Леонид Левкович-Маслюк   26.04.2002

В теме этого номера затронуты в основном две формы связи науки и общества - финансовая и информационная. Ну а здесь я кратко остановлюсь на нескольких сюжетах из этой области, не попавших в тематические материалы. Вдохновила меня на эти заметки недавняя поездка в Кембридж на 5-летний юбилей тамошнего отделения Microsoft Research.

В теме этого номера затронуты в основном две формы связи науки и общества - финансовая и информационная. Ну а здесь я кратко остановлюсь на нескольких сюжетах из этой области, не попавших в тематические материалы. Вдохновила меня на эти заметки недавняя поездка в Кембридж на 5-летний юбилей тамошнего отделения Microsoft Research (об этом мой репортаж в разделе «Новости»).

Начнем с того, что финансовая связь - тоже информационная. Сигналы, передаваемые в денежной форме, крайне информативны и недвусмысленны. На экскурсии в самый большой из колледжей 1 кембриджского университета, King’s College, вам не преминут сказать, что его примерный годовой доход - 450 млн. фунтов. Половина поступает от государства, половина - от промышленности (исследовательские контракты, целевая аспирантура и т. д.). Плата за обучение для студентов из стран Евросоюза во всех ста с небольшим университетах Великобритании одинакова и составляет 1100 фунтов в год. Реальная же стоимость обучения, которую вносят студенты, не принадлежащие к этой счастливой категории, в Кембридже например (правда, это чуть ли не самый дорогой университет мира), как минимум в десять раз выше. Разницу доплачивает государство. Информация, несомая этими сигналами, ясна: наука, которой занимаются в этом университете, очень нужна бизнесу; образование, которое дают в этом университете, очень нужно обществу. Насколько «очень»? В данном случае - на 450 млн. фунтов. В не столь сильных и престижных университетах «очень» может иметь и меньший вес, особенно в части доходов от контрактов с промышленностью. Англичане любят поругать многие стороны своей жизни. Например, здравоохранение. Только что принято решение заметно - в несколько раз - увеличить долю налогов, идущих на эти цели. Оно вызвало бурное одобрение публики, которая считает, что в этом деле отставание от «Европы» колоссальное. Ведущий утренних новостей даже попросил телезрителей из Италии, Испании, Франции звонить в студию, чтобы поделиться впечатлениями (если кто имел несчастье их получить, то есть успел полечиться и там, и здесь): действительно ли в Англии массовая медицина настолько хуже, чем на континенте. Но за много лет довольно тесных контактов с этой страной я ни разу не слышал, чтобы англичане ругали свою систему высшего образования. Факультеты, деканов, профессоров, администрацию - сколько угодно. Но Кембридж, Оксфорд, Лондонский университет - абсолютная национальная гордость.

Благодаря приглашению Сары Абдулла, возглавляющей онлайновую службу новостей «Nature», а также чуткому отношению Марии Пичахчи (руководителя PR-службы московского офиса Microsoft) к моим научно-журналистским интересам, мне удалось побывать в редакции этого знаменитого журнала.

Здание редакции расположено почти сразу за оградой лондонского вокзала «Кингс Кросс». Когда-то здесь были грузовые склады, а теперь издается чуть ли не самый авторитетный в мире научный журнал. Как известно, «Nature» состоит из двух частей - новостной и научной, и авторитет обеспечивается, конечно, научной частью. Поэтому мне было особенно интересно поговорить с руководителем отдела физики Карлом Зиемелисом (Karl Ziemelis) о подробностях внутренней кухни: сколько рецензентов обычно бывает у научной статьи (два-три), сколько времени занимает рецензирование (несколько недель, если это не абсолютный хит, как, допустим, первое сообщение о наблюдении высокотемпературной сверхпроводимости, которое редакция сумела отрецензировать за сутки), какой процент присылаемых статей публикуется (10-15% из примерно шестидесяти поступающих за неделю рукописей), платят ли авторам (нет), платят ли рецензентам (нет! разве что иногда «премируют подпиской на журнал» - совсем как мы), о том, как высчитывается тот самый impact factor, «фактор влияния» (усредненный показатель активности и динамики цитирования статей), который, как правило, недосягаемо высок у опубликованных в «Nature» материалов. Список рецензентов все время меняется, редакторы ездят на важнейшие научные конференции и высматривают специалистов в новых, только возникающих научных дисциплинах, которым можно поручить рецензирование материалов по этим темам. Как и все его сотрудники, Карл раньше занимался наукой и имеет ученую степень, но работает в «Nature» уже десять лет и ни разу не пожалел, что взялся за это по-настоящему захватывающее (thrilling) дело.

Еще один аспект коммуникации между наукой и обществом в Великобритании можно уяснить при взгляде на журнальные стойки магазина W. H. Smith в зоне дьюти-фри аэропортаХитроу. Вторую или третью от входа стойку полностью занимают роскошно изданные компьютерные журналы, в сверкающих прозрачных упаковках, сквозь которые виднеются коробки с DVD и другие соблазнительные штучки. А на первой, с табличкой «General interest», стоят, потеснив «Newsweek» и даже «Private Eye», старые добрые «New Scientist» и «Scientific American».


1 (обратно к тексту) - Всего их около тридцати.
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.