Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Финал

Архив
автор : Леонид Левкович-Маслюк   12.03.2002

Итак, завершился конкурс проектов по беспроводным технологиям, совместно проведенный журналом "КТ", компанией Intel и ННГУ. На конкурс поступила 31 заявка, в финал вышло 12.

Итак, завершился конкурс проектов по беспроводным технологиям, совместно проведенный журналом «Компьютерра», компанией Intel и Нижегородским государственным университетом (ННГУ). На конкурс поступила 31 заявка, в финал вышло 12 (все они были отмечены почетными дипломами Intel). Заслушав выступления финалистов на прошедшем 20 февраля в ННГУ однодневном семинаре, жюри выбрало пять проектов, руководителям которых были вручены призы (гранты Intel на 2000 долларов). Четыре из этих проектов представлены группами, работающими в Нижнем Новгороде (руководители групп - В. В. Крылов, Нижегородский государственный технический университет (НГТУ); А. А. Горбачев и А. Л. Умнов, Нижегородский научно-исследовательский радиофизический институт (НИРФИ); В. Т. Ермолаев (ННГУ), И. Я. Орлов (ННГУ)), один - группой из Воронежского госуниверситета под руководством А. П. Трифонова. Почетный диплом журнала «Компьютерра» получила работа нижегородских школьников А. Ковалева и П. Зелинского, самостоятельно разработавших и изготовивших беспроводную сеть для своих домашних компьютеров. Полный текст заявок, а также ряд аналитических материалов по тематике конкурса можно найти на сайте «КТ».

В семинаре участвовали представители венчурного инвестиционного hi-tech-фонда банка МФК. Участники и гости отметили блестящую организацию семинара.

Я попросил Александра Дмитриева, профессора, заведующего отделом Института радиотехники и электроники РАН, члена жюри конкурса, поделиться впечатлениями.

Какие направления исследований в области беспроводных коммуникаций сейчас наиболее важны?

- Ситуация такова. С конца прошлого года началось внедрение третьего поколения технологий сотовой телефонии (главное здесь - стандарт 3G). Активно развиваются системы на основе BlueTooth, стандартов 802.11*. Но уже ясно, что все это не позволит создать, например, по-настоящему быстрый доступ к Интернету. Пресловутая полоса пропускания (bandwidth) остается проблемой для беспроводных сетей. Как ее решить? Кто ее решит? - Вот главная интрига. Все понимают, что один из основных путей - использование сверширокополосных сигналов (ultrawide band, UWB), модулированных очень короткими импульсами.

14 февраля произошло важнейшее для этой отрасли событие - решением американской Федеральной комиссии по связи (Commission on Communications, FCC) этот тип передачи радиосигналов был «узаконен». До сих пор единственным допустимым типом носителя радиосигналов был гармонический (синусоидальная волна). Теперь наконец разрешено использовать носитель другого типа. Интересно, что FCC готовилась принять это решение еще в декабре 2001 года, но что-то помешало, - и тут же последовало возмущенное письмо, подписанное представителями крупнейших корпораций: IBM, Intel, Hewlett-Packard, Siemens, нескольких других. По сути, они потребовали: не тяните, решайте вопрос быстрее, мы стоим на низком старте.

Итак, открылся колоссальный, пока пустующий рынок. А значит, неминуема жесткая борьба за него. Отсюда и тенденции: новые принципы передачи сигнала диктуют новые задачи.

Давайте с этих позиций посмотрим на конкурсные работы. В первую очередь на те, что получили гранты Intel.

- Прежде всего хочу отметить, что научный и методический уровень работ, отмеченных призами компании Intel (как и большинства других конкурсных проектов), очень высок, а почти все их руководители - широко известные специалисты, как правило, доктора наук и профессора. Начнем с проекта группы Андрея Трифонова (Воронежский госуниверситет) под названием «Использование сверхширокополосных и стохастических сигналов в системах телекоммуникаций». Эта полностью теоретическая работа посвящена оценкам ряда важных в теории связи величин при использовании UWB. Хотя радикальной новизны в ней нет, но ее результаты и идеи вполне могут быть применены к современным системам.

Тема проекта группы Виктора Ермолаева (ННГУ) - адаптивные антенные решетки для компьютерных сетей. Речь идет о так называемых смарт-антеннах, которые весьма интересуют Intel.

В проекте под руководством Игоря Орлова (ННГУ) развита красивая идея решения сложной задачи выделения сигнала на фоне очень сильных помех. В академическом плане - замечательно. Но к указанным выше тенденциям проект имеет, пожалуй, косвенное отношение, и ниша его приложений не совсем ясна, - не очевидно, что этот подход применим к новому поколению средств связи.

Похожая ситуация с проектом Андрея Горбачева и Алексея Умнова из НИРФИ. Предлагается использование пассивных нелинейных отражателей в качестве ретрансляторов данных в сетях. Это тоже красивая идея, хотя подобным образом уже давно пытались подходить к созданию радиомаркеров, облегчающих поиск товаров на складах, людей и техники в завалах и пр. Но я не уверен, что ее когда-нибудь удастся реализовать как массовую технологию именно для передачи данных - слишком много неопределенности заложено в концепцию системы.

Мне очень понравилась работа группы Владимира Крылова (НГТУ) «Многомерная многоуровневая модуляция». В ней есть нетривиальные идеи и она «в русле» - использованы короткие импульсы, сигналы в виде ортогональных функций, что очень важно для UWB. Ведь UWB-сигналы стараются реализовать в ограниченном диапазоне частот, и сигналы именно такой, как у Крылова, «вейвлетоподобной» структуры для этого хорошо подходят.

Среди работ, не получивших приза, я бы отметил проект Германа Бочкова (ННГУ). Там развита очень интересная концепция передачи сигналов с помощью так называемых полиспектров. К сожалению, авторам не хватило привязки к реальности и, конечно, правильной подачи материала. Ну кого из радистов могут взволновать красивые картинки в спектральной области, если нет четкого объяснения, что из них следует и как это использовать.

Насколько я понял, одна из красивых идей этой работы - в том, что сигнал кодируется структурой корреляций между тремя точками, определенным образом сдвинутыми по времени. Поэтому помеха, способная подавить его, должна иметь такую же структуру корреляций - что маловероятно.

- Да, но ведь нужно думать и о том, как реализовать эту идею. А для ее реализации требуются, во-первых, огромные вычисления в реальном времени, и во-вторых, сразу три канала…

Большой объем вычислений в наше время - иногда достоинство. Существует ведь и такая проблема: какие задачи придумать, чтобы использовать огромную вычислительную мощность современных процессоров для создания новых, привлекательных потребительских качеств устройства - компьютера, телефона и т. п.

- В принципе это верно, но необходим анализ конкретной ситуации, а его в докладе о вышеупомянутом проекте, к сожалению, не было.

Теперь о том, что меня огорчило. Во-первых - доклад биологов из Центра электромагнитной безопасности Института биофизики (Москва). Актуальность оценки влияния высокочастотных сигналов на человека объяснять не надо, однако от представителей такого передового института хотелось, конечно, узнать нечто более определенное. Вместо этого были приведены данные о разрушительном воздействии на организм сигналов, модулированных сверхнизкими частотами. Да ведь такие частоты пытались применять в военных целях еще чуть ли не в Первую мировую войну (во Франции, если не ошибаюсь) - в акустическом диапазоне, но в данном случае это неважно! К сожалению, мы не услышали ничего нового о том, как излучение современных беспроводных коммуникаций влияет на живые ткани. Ведь оно может порождать очень тонкие эффекты, и то, что уровень излучения низкий, еще ни о чем не говорит. Да, интенсивность воздействия локальной беспроводной сети гораздо меньше, чем даже сотовых телефонов - но лишь потому, что источник излучения дальше от человека. У UWB-сигналов прямое воздействие, по-видимому, совсем слабое - за счет сильной размазанности по спектру. Но насколько существенны другие факторы, в частности малоисследованные импульсные эффекты? Увы, о результатах исследований в этой области ничего сказано не было.

Во-вторых, меня огорчило неудачное представление группой из МАИ интересного проекта по ультракоротким импульсам. Руководитель проекта Игорь Иммореев, специалист с мировым именем, на семинар не приехал - приехали его молодые коллеги. Они сделали в докладе упор на созданное ими устройство, а в результате самое интересное, идеология, отошло на второй план. Понятная ошибка, но все равно немного обидно, ведь маёвцы работают в очень перспективном направлении. Эту технологию продвигают мощные компании, и она полностью соответствует упоминавшемуся решению FCC.

Теперь от научных перейдем к «общечеловеческим» впечатлениям от конкурса.

- Считаю, конкурс прошел неплохо. Тем не менее, надо понимать, что российские исследовательские коллективы находятся вдалеке от основных событий. За рубежом вложения в новейшие разработки огромны. К примеру, на BlueTooth только на начальном этапе было затрачено около ста миллионов долларов. Каким образом на таком фоне можно добиваться сопоставимых результатов, имеющих отношение к рынку? Можно только догадываться, сколько средств на разработку необходимых технологий было выделено крупными фирмами, лоббировавшими стандарт UWB. В результате возник огромный новый рынок - пока не реальных продуктов, но ожиданий. Крупные корпорации создают или поддерживают небольшие компании для развития и освоения новых технологий для этого рынка…

…Вот и у нас Intel, возможно, будет поддерживать ряд групп, работающих в этой области. Успешное выступление на таком конкурсе уже можно считать некоей сертификацией работы, подтверждением ее высокого уровня, актуальности решаемой задачи, и это открывает перспективы для дальнейшего развития коллектива.

- Это верно. Однако в стратегическом плане у меня нет большого оптимизма. При нынешней ситуации такие меры не обеспечат серьезного прогресса высоких технологий. Довольно мощный «пласт» квалифицированных людей, основа научно-технического потенциала как в исследованиях, так и в образовании пока существует в России, но он все больше разрушается, и признаков прекращения этого процесса не видно. Контакты с мегакорпорациями эпизодические, неглубокие, они не приводят к, стратегическим переменам. Это особенно ярко видно на фоне успехов, например, Индии, где софтверная индустрия за десяток лет вышла на объем экспорта в 6 млрд. долларов - раза в два больше, чем мы получаем от экспорта оружия.

Но там же промышленное программирование, а мы говорим скорее о науке - пусть прикладной, технологической. Можно ли кого-нибудь из участников конкурса уговорить основать фирму по производству вот такого «служебного» софта? И смогут ли они, даже если захотят, выполнять такую работу и организовать все, что для этого нужно?

- Не знаю, но я бы хотел отметить другие, очень серьезные факторы. Основа любой активности в области хайтека - образование. Индия в год готовит 25 тысяч программистов. Столько же, сколько США. Это результат государственной политики в сфере образования. У нас деньги в образование не вкладываются. Софтверную промышленность Индии тоже организует и поддерживает государство. Если у нас не будет такой поддержки, а будут, допустим, только венчурные фонды, стремящиеся получить прибыль на раскрутке и продаже небольших хайтек-компаний, ситуация не изменится.

С другой стороны, ситуация вряд ли изменится и при поддержке исследований со стороны государства, если на конкурс, объявленный компанией, заинтересованной в исследованиях по вполне определенным технологиям - по-прежнему будут приносить проекты, посвященные академическим проблемам, мало связанным с практикой. Я бы выразился даже резче: если исследователи будут продолжать игнорировать потребности потенциальных партнеров из промышленности. Вспомним замечательную фразу, которую Людмила Нестеренко, один из руководителей Нижегородской лаборатории Intel (INNL) сказала на ужине после объявления итогов: если бы участники конкурса хотя бы просмотрели последние пресс-релизы на сайте Intel, им было бы гораздо легче победить - просто подыскав тему, близкую и им, и Intel.

- Разумеется. Вообще, в чем главная польза для наших ученых от сотрудничества с зарубежными фирмами? На мой взгляд - в возможности посмотреть «изнутри» на механизмы развития новых технологий, определить круг проблем, которые будут представлять коммерческий интерес в ближайшей и среднесрочной перспективе, и выбрать с учетом этих обстоятельств направление собственных исследований.

На этом можно, пожалуй, и закончить. Только еще два слова о выступавших на семинаре школьниках, Петре Ковалеве и Андрее Зелинском, сделавших беспроводную сеть из деталей стоимостью 1000 рублей. Даже без сетевых карт, прошу заметить.

- Да, школьники, надо сказать, фантастические. Им пришла в голову идея. Они скооперировались для ее воплощения, соединили свои умения в разных областях - а ведь это уже компания. Они нашли оригинальные решения и - главное! - довели дело до конца. Далее: они сообразили, что работу можно еще и на конкурс послать. Замечательно, что, в отличие от некоторых взрослых участников, они очень внятно сделали доклад. И даже проявили незаурядные качества при общении с представителем венчурного фонда…

… ну, тут я уверен, что деловых соображений не было - достаточно взглянуть на фото…

- Согласен! Но - тем не менее. В общем, я смотрел на этих ребят с большим воодушевлением. То, что они выступили на семинаре, попали в поле зрения ННГУ, INNL, наконец, прессы - одна из несомненных удач конкурса.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.